voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

Category:

Людмила Осокина: Тайна «Бабьего Яра»

V-logo-vlod_narod_ru
Людмила Осокина
Тайна «Бабьего Яра»
(Рассказ о том, кто на самом деле написал стих. Евтушенко "Бабий Яр")
Юрий Влодов
Я бы не стала писать об этом, если бы меня не попросили.

Хотя я давно об этом знала, но как-то ни к чему было об этом говорить.

Но тут, летом 2011 г, я зашла как обычно на сайт «Зарубежных задворок» - германского сетевого русскоязычного издания, (главный редактор Евгения Жмурко), просто посмотреть, что там, в новом номере. И тут вижу, кажется, ко дню рождения Евтушенко было опубликовано стих «Бабий Яр». Ну и поздравления ему, соответственно. Я не сдержалась и написала Жмурко, что Евтушенко вовсе не является автором этого стих., его автор мой умерший муж поэт Юрий Влодов. Она, конечно, была изумлена таким заявлением, что-то мне в ответ написала, но, наверное, не особо в это поверила, с одной стороны, а с другой, стала просить меня написать об этом.

Я стала размышлять, стоит ли мне об этом писать. Потому что официальных доказательств у меня нет, Влодов же умер. Мало ли, какие проблемы после этого у меня могут быть! Даже не знаю. Пообещала, но на какое-то время отложила все это дело.

К слову сказать, у меня давно, где-то лет 5 назад, еще при жизни Влодова, была написано что-то в виде интервью под названием «Мастер Воланд» об этих самых делах, о литературных клиентах Влодова или о каких-то казусах, когда его стихи попадали в творчество других поэтов. Был там и о Евтушенко сюжет.

Через некоторое время Евгения опять напомнила мне об этом, но уже не просто напомнила, а рассказала о человеке по имени Борис Брин, который, оказывается, давно занимается этим вопросом: и Бабьим Яром в принципе, и вопросом авторства Евтушенко над этим стихотворением. Она прислала мне ссылку на большую статью Бориса Брина в одном издании. Я, конечно, была поражена этой статьей и проблемами, там описанными, поэтому решила все-таки, подключиться к этому делу и рассказать о том, что известно мне. Для начала я даю выдержку из статьи Бориса Брина, касающуюся сюжета о Евтушенко и «Бабем Яре». Итак, Борис Брин.

«Неожиданно, 19 сентября 1961 года «Литературная газета», нарушив запрет на любые публикации о трагических событиях в Бабьем Яре, опубликовала стихотворение «Бабий Яр» малоизвестного поэта Евгения Евтушенко. Хрущев, чтобы создать своему доверенному агенту репутацию, решился на эту публикацию. В заключительных строках, подтверждающих авторство, восхваляющих автора и открывших ему путь к оппозиционно настроенной интеллигенции:

«Еврейской крови нет в крови моей,
Но ненавистен злобой заскорузлой
Я всем антисемитам, как еврей,
И потому я — настоящий русский!»

нет рифмы: русский с заскорузлой не рифмуются. Возможно, строфа звучала так:

«Еврея кровь бурлит в душе моей
И ненавистен злобой заскорузлой
Лишь только потому, что я еврей
Антисемитской своре всесоюзной».

После того, как Шостакович написал на стихи симфонию, Евтушенко, пользуясь авторским правом, изменил ключевые по смыслу строфы «Бабьего Яра», фактически уничтожив его, хотя после публикации в изменении не было необходимости. Во всех своих сборниках и собраниях Евтушенко публикует вместо «Бабьего Яра» только выхолощенную пародию. Шостакович отказался изменить в партитуре даже одну ноту, поэтому после нескольких исполнений в 1963 году Тринадцатая симфония сразу же была запрещена и больше не исполнялась. Легкость с которой Евтушенко изорудовал стихотворение и его покровительство Хрущевым, вызывают аналог Лебедева-Кумача, ставшего официальным автором многих стихов, настоящие авторы которых были уничтожены. Возможно, что когда-нибудь архивы КГБ рассекретят и мы узнаем, кто в действительности написал «Бабий Яр».

«Изменений в первой части («Бабий Яр») было два: между 2-3 цифрами партитуры и между 24-26.

Старый текст
Мне кажется, сейчас я иудей –
Вот я бреду по Древнему Египту.
А вот я на кресте распятый гибну
И до сих пор на мне следы гвоздей!

Новый текст
Я тут стою, как будто у криницы,
дающей веру в наше братство мне.
Здесь русские лежат и украинцы,
с евреями лежат в одной земле.

Старый текст
И сам я как сплошной беззвучный крик
Над тысячами тысяч убиенных,
я каждый здесь расстрелянный старик,
я каждый здесь расстрелянный ребенок.

Новый текст
Я думаю о подвиге России,
фашизму преградившей путь собой,
до самой наикрохотной росинки
мне близкой всею сутью и судьбой.

Во всех своих сборниках и собраниях Евтушенко публикует вместо «Бабьего Яра» только выхолощенную пародию. Шостакович отказался изменить в партитуре даже одну ноту, поэтому после нескольких исполнений в 1963 году, которые все же состоялись, несмотря на упорные попытки властей их сорвать, Тринадцатая симфония сразу же была запрещена и больше не исполнялась. «Д.Шостаковичу изменило присущее ему всегда чувство времени, чувство высокой ответственности… композитор, которого мы считаем большим мыслителем, возводит мелкий жизненный случай в ранг чуть ли не народной трагедии» («Советская Белоруссия», 2 апреля 1963 г.).

Легкость с которой Евтушенко изорудовал стихотворение и его покровительство Хрущевым, вызывают аналог Лебедева-Кумача, ставшего официальным автором многих стихов, настоящие авторы которых были уничтожены. Возможно, что когда-нибудь архивы КГБ рассекретят и мы узнаем, кто в действительности написал «Бабий Яр».

..........

Вот такие дела. А сейчас я хочу предложить отрывок из того моего интервью с Юрием Влодовым, где стоит сюжет о Евтушенко.

МАСТЕР ВОЛАНД

«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется!» – писал поэт Федор Тютчев. Хотелось бы еще и добавить: и под чьим именем оно будет издано! И это не пустое предостережение. Бывает так, что создатель у произведения один, а автор – совсем другой.

Поэт Юрий Влодов является создателем огромного количества стихов, авторство которых принадлежит другим людям. А у самого творца есть одна тоненькая книжечка, изданная сердобольным спонсором и горы пропадающих рукописей.

..........

"Евтушенко моментально, спонтанно, искренне реагирует на события, в особенности при столкновении с конкретными проявлениями зла и несправедливости. Так возник "Бабий Яр".

"Благодаря международному резонансу стихов "Бабий Яр" и "Наследники Сталина" Евтушенко стали приглашать за границу, он объехал целый свет".

"На текст "Бабьего Яра" и четырех других стихотворений Евтушенко Дмитрий Шостакович написал Тринадцатую симфонию. Ее премьера 18 декабря 1962 года была встречена громоподобной овацией."

"Однако включить его в свои сборники поэт не мог. Второй раз "Бабий Яр" был опубликован лишь в трехтомном собрании его сочинений, вышедшем в 1983 году".

Это выдержки из предисловия к книге Евтушенко "Медленная любовь" профессора русской литературы Альберта Тодда. И невдомек ему, что автором такого знаменитого стихотворения, каким является "Бабий Яр" был совсем не Евтушенко.

– Юрий Александрович, как так получилось, что вашими стихами "попользовались" другие люди? Неужели никак нельзя было уберечься от потерь?

– Ну, как тут убережешься? Стихи у меня очень сильные и в искушение людей вводили страшное. Печатался я с большим трудом, а стихотворение, если оно еще ненапечатанное, в какой-то мере бесхозное, ничье. Кто первым его напечатал, тот и автор. Я даже в какой-то мере их понимаю, что сложно было устоять. Но устоять настоящему поэту, истинной творческой личности, было необходимо, иначе он уже не мог достойно нести это звание. В какой-то мере я являл Божескую или Дьявольскую проверку людей на вшивость. Многие, к сожалению, этой проверки не прошли.

– И кто же в числе первых, не прошедших этой проверки?

– Женя Евтушенко. Да, вот так. Он воспользовался только одним моим стихотворением. Сейчас расскажу, как это было. В годы нашей молодости мы дружили. Я запросто приходил к нему домой, мы читали друг другу только что написанное, и уже тогда было ясно, что все его творения я с лихвой перекрываю. Женя грустнел после моего чтения, потом лихорадочно садился за машинку и слезно просил меня продиктовать ему что-то из только что прочтенного, но еще неопубликованного. Я диктовал, конечно, что мне – жалко? Потом одно из стихотворений он, с некоторыми изменениями, напечатал под своей фамилией. Это стихотворение потом стало знаменитым, одним их лучших в его творчестве. Я имею в виду "Бабий Яр".

– Не расскажите, как это произошло.

– Я в то время отправился в места не столь отдаленные. Я вел тогда довольно стремную жизнь, и как-то попался в руки властям, 12 апреля 1960 года был суд на до мной, потом меня посадили на 8 лет, правда, я вышел намного раньше. Женя, наверное, подумал, что я не скоро вернусь на свободу, а если вернусь, то мне будет не до стихов. Захожу как-то в лагерную библиотеку, беру "Литературную газету" и вижу это свое стихотворение под фамилией Евтушенко. Я сначала глазам своим не поверил, но потом поверить все ж таки пришлось.

– И что вы потом сказали Евтушенко?

– Когда я освободился, я встретил Женю и спросил его, зачем он это сделал. Как ни странно, он ничуть не смутился и сказал, что, поскольку я сел, он решил таким вот интересным образом спасти это прекрасное стихотворение, не дать ему пропасть, оно ведь нужно людям. Я не нашелся, что ответить на подобное заявление, настолько оно меня поразило. Потом успокоился, простил его, но запретил это стихотворение в дальнейшем как-то использовать: публиковать, ставить в книги».

..........

Вот такой отрывок именно об этом деле.

Я от себя могу по поводу правды или неправды изложенных фактов сказать следующее. Я думаю, что это правда. Это мое личное мнение. Я просто знаю, что Влодов в таких вопросах никогда не обманывал. Скорее, наоборот, многих своих клиентов или людей, замешанных в подобных делах, он старался держать в тайне. Не любил он по этому по поводу особой болтовни, потому что, дела эти такие, что лучше о них особо не болтать.

Что касается Евтушенко и «Бабьего Яра», то это особый случай, поэтому и отношение ко всему этому делу у Влодова было особенное. Евтушенко клиентом Влодова не был, речь идет лишь об одном стихотворении, которое вот таким чудным образом попало в творчество Евтушенко.

К слову сказать, у Влодова много так чего куда попадало. И он, может, и не стал бы об этом говорить, потому что, во-первых, проще было написать новое, чем потом изымать у кого-то уже опубликованное и как бы его. У Влодова всего было много, и он особо своими стихами не дорожил. Он много чего терял, оставлял у своих учеников, женщин, жен. Поэтому поднимать шум из-за какого-то там одного, либо пары стишков, было не в его правилах. Поэтому если какой-нибудь там средний поэтишка что-то там такое у Влодова позаимствовал, он, может и ничего не сказал бы.

Но Евтушенко волею судеб стал большой поэтической фигурой и отношение у Влодова к нему было совсем иное. Евтушенко как бы являл на официальном уровне то, чего не смог достичь в своей жизни Влодов. Вот так и должен был он, Влодов, жить: издаваться, печататься, иметь славу, любовь, деньги, короче, все блага мира, именно он, как настоящий поэт, вот так и должно было быть по справедливости. И этим настоящим поэтом был сам Влодов, но имел всё Евтушенко, который в творческом плане не стоил и мизинца Влодова. Это было несправедливо.

К слову сказать, стихотворение это было вовсе и не из творческого репертуара Евтушенко, почему оно сразу вызвало подозрение у многих. Оно было слишком острым, слишком смелым для него, слишком настоящим, если можно так выразиться. Каким бы смелым не был Евтушенко в те годы, в годы оттепели, но до смелости Влодова ему было далеко. И хотя в те годы можно уже было играть в свободу слова, но именно только играть и не более. И все, официально разрешенные поэты знали это, но грани дозволенного в своей игре не переходили. И Евтушенко тоже. Иначе можно было лишиться всего.
Влодову же лишаться было особо нечего, так как он ничего и не имел, поэтому он и был по-настоящему искренним в своем творчестве, и не боялся ни трудных тем, ни трудных вопросов. А одним из этих проклятых вопросов была как раз еврейская тема, которой ни один здравомыслящий поэт не стал бы касаться, повинуясь инстинкту самосохранения. Евтушенко, как поэт официальный, прекрасно это понимал, и в здравом уме и в твердой памяти не стал бы затрагивать этот злополучный вопрос.
Этот вопрос взялся разрабатывать Влодов, поскольку инстинкта самосохранения не имел, и его вечно заносило в какие-нибудь проблемные дебри. Ну, так вот. Влодов, по-национальности, был наполовину русским, наполовину евреем. Полукровкой, как он говорил. Поэтому он в разные периоды своей жизни был то сионистом, то антисемитом, в зависимости от того, какое крыло в его жизни перевешивало. Он заступался за тех, кого обижали, так сказать. В те годы перевесило еврейское крыло, и он активно начал писать стихи явной сионистской направленности, это стало на какой-то период его темой, и также выступал с этим стихами в больших аудиториях. Пока ему не запретили.
Поскольку это было очень давно, в конце 50-х, то мало чего от этих стихов сохранилось. Но могу назвать парочку и даже привести их здесь. Это стих. «Химик» о еврейском дореволюционном погроме, также «Кукуруза» о расстреле фашистами еврейского юноши, также еще одно…

«Бабий Яр», по всей видимости, входил в этот цикл, так как и писал и читал свои стихи Влодов тогда живя еще на Украине, в Харькове. Наверное, его эта тема, собственно Бабьего Яра и взволновала, так как эти стихи были не просто на еврейскую тему, но и на тему, связанную с Великой Отечественной войной. Может, кто и слышал выступления Влодова с этими стихами, в том числе и с «Бабьим Яром» в Харькове, в Белгороде. Может, и опознали это стих. потом у Евтушенко.
К сожалению, «Химика», в данный момент я не могу представить. Мне казалось, что где-то это стих было записано, но пока я его не нашла. Если найду, представлю. Теперь еще одно. Оно небольшое, о том, как сожгли еврейского юношу под номером 126 в фашисткой печи. Тоже видела записанным, но опять же не нашла пока. Помню несколько строчек.

«Черный номер 126,
ставший в двадцать совсем седым,
Жирный номер 126,
Превратившийся в жирный дым…»

И еще две строки:
«вдруг со смехом начавший петь,
По… (какой-то там) дороге в печь…»

Но вот стих. «Кукуруза» могу привести полностью.

Кукуруза

Человек
стоит в центре
знакомой улицы,
Взлохмаченный
и растерзанный.
После подвала
от света дневного
щурится,
Смотрит испуганно
и растерянно.

А вокруг –
ничего
особенно страшного:
Скрипучий журавль
на знакомом колодце.
И – речь,
чужая,
смешная и странная,
И – солнце.
Море весеннего солнца.

Перед лицом человека –
коляска, –
Пара запряженных вороных.
Копытами землю роют.
Дрожат и пугливо косят.
Рядом – кабаньи глазки.
Накрахмаленный воротник.
И туша, на лбу у которой –
эмблема: череп и кости.

Туша, как бред,
бесформенно-грузная.
«Не юде?.. –
так-так.
А ну сказать:
«Ку-ку-ру-за!»
Ни ветерка. Гробовое молчание.
А человек
устал
от усталости.
И вдруг –
простуженный
голос старосты:
«Да жид он,
жидяра,
пан начальник!
Агроном!
Подкинули нам с института…
Что товарищ? – приходится туго?»

Человек не испуган,
а тупо растерян.
С макушки до пят
усталостью залит.
Он знает,
что будет сейчас
расстрелян.
А вот – за что? – человек не знает…

Но вот,
оторвав
язык от гортани,
Как-будто
сбрасывая
обузу груза,
Он по слогам
произносит картаво:
«КУ– КУ– РУ–ЗА!»
…И сам поражен
своим птичьи голосом.
Всё кругом замирает на миг…
И вдруг
разражается
диким гоготом,
От которого сотрясается мир!..

Красноносый староста
хрипит и корчится,
Грохочут оберст
и автоматчики…
А человек стоит и ждет,
когда это кончится,
Худой и вихрастый,
он очень похож на мальчика…

Кабаньи рыжие глазки
прыгают в складках жира…
Короткие рыжие пальцы
торопливо расстегивают кабуру:
«Хо-хо!.. О, майн готт!
Мне нравится смелая жида!..
Наказать его – лично я буду!..»

Человек не испуган.
Он тупо растерян.
С макушки до пят
усталостью залит.
Он знает,
что будет сейчас расстрелян.
А вот за что? – человек не знает.

..........

Вот такое стих. я для чего его дала? По форме оно, конечно, мало напоминает «Бабий Яр», «Кукуруза» написана в модернистском ключе, также, как и следующее стих. Но это неважно. Все равно Влодовская интонация прослеживается довольно четко и ни за каким формами ее не спрячешь. Да и вообще такой силы, мощи, размаха у Евтушенко нигде в его в творчестве нет, это есть только у Влодова. В конце концов, можно ведь провести какую-либо научную экспертизу текста или текстов: Влодовских и Евтушенковских, по всей видимости, сейчас есть уже и компьютерная экспертиза, довольно точная. Так что доказать авторство Влодова по «Бабьему Яру», в принципе можно, если задаться такой задачей. А стих. «Кукуруза» я сейчас привела даже не столько для доказательства именно творческой манеры Влодова, а как стих. из единого цикла, одной темы, над которой в то время работал Влодов. Эти стихи как бы звенья одной цепи.

Есть еще одно стих. из этого цикла, называется «Ленин во мне». Тоже там еврейский вопрос затрагивается, но весьма своеобразным образом, и Евтушенко там присутствует в качестве одного из героев. Правда, Влодов фамилии его там не называет, но имя есть. Но вот не знаю, когда оно было написано: то ли до их ссоры с Евтушенко, то ли после Влодов написал ему в отместку за это дело, за кражу «Бабьего Яра». Кажется, после.

Даю «Ленин во мне».

Юрий Влодов
ЛЕНИН ВО МНЕ

Писать с натуры Ленина
Никак нельзя.
Точь-в-точь – Вселенная
Его глаза!
Ильич как мир огромен,
Он – мира суть!
Он, как природа скромен,
И строг, как Страшный суд.
Но я из поколения
Космических атак,
Я расскажу про Ленина
По своему, вот так.
Индустриальный город,
Мы с другом в нем,
А в нас –
Неутоленный голод
На женщин и на джаз.
Точнее голод в друге,
А я – для друга друг.
Ему и карты в руки
И всё, что есть вокруг.
Мой друг - сама ужимка!
Мой друг, как жердь высок!
Заточенная жилка
Стучит в его висок!
К рулю склонился низко,
Ведет автомобиль.
Мы едем к пианистке,
Мы мчимся к Лиле Билль.
О мой коварный гений!
Мучитель мой и бог!
Застольный мой Есенин,
Настольный Блок.
А что? – из тысяч мнений
Единое – талант!
О, сколько самомнений
Зрачки его таят!
Моя мечта и зависть
И завистью томим
Себя водил я за нос,
Мечтая стать таким.
Не тянет, я – не гений!
У всех свои умы.
И я спросил: «Евгений!
Что будем делать мы?»
Смеется друг: «Девчонка
Скажу тебе – на ять!
Хоть каплю развлечемся,
Чем по пивным вонять!!»
А путь лежит неблизкий:
Сквозь восемь площадей…
Мы едем к пианистке,
Чей папа – иудей!
Звонок! Мы всё сметаем!
О Боже! Как глядит
Волшебная, святая
Московская Юдифь!
Портьеры перепуганно
Метнулись позади,
Созвездье лунных пуговиц
Блеснуло на груди.
И сразу вилки, ложки
И джаз, как медный таз…
Зауженные брюки
Пустились в пляс…
И нежный шепот: «Девочка!–
В его устах как мат.–
«Ты прелесть, иудеечка!
Ты – смак!»
И мне: «А ну, налей-ка!–
И в щеку винный дух!–
Смелей! Она ж– еврейка! –
Выдержит двух!..»
Болотные, опасные
Хлюпают слова,
От водки и шампанского
Кружится голова.
Но тут я прозреваю:
Юдифь глядит в меня,
А я почти не знаю,
Что должен делать я.
В меня, в меня как в брата
Настойчиво, без слез,
Глядит Юдифь распята,
Как на кресте Христос.
И тут я прямо к гению
Нервическим шажком,
И вдруг я раз Евгению
По роже, кулачком!
О, как я бил увесисто
Взъерошенный, смешной!
А тот, как гром – на лестницу,
По лестнице…Спиной

Гремел по всем ступеням
В полночной тишине…
Вот что такое Ленин –
Во мне!!..

Стихотворение это, конечно же, в некоторой степени, юмористическое, но всё равно достаточно серьезное, чтобы припечатать обидчика гвоздями к стенке. Евтушенко здесь показан антисемитом-сладострастником. Евтушенко, узнав об стих., подошел к Влодову в ЦДЛ и пафосно произнес: «Поэт Юрий Влодов! Вы – подлец!». На что Влодов ему грубо ответил: «Пошел ты вон, графоманская морда!». На том они разошлись.

Влодов, правда, не особо долго сиониствовал, потому что никто из евреев с этой темой его не поддержал. Наоборот, евреи шарахнулись от такого «защитника», потому что вся эта защита была выстроена явно не по правилам и могла привлечь только нездоровое внимание и к самой нации и к ее проблемам и принести в итоге еще больший вред.

Конечно, поначалу его стараниями заинтересовались и какие-то сионистские сподвижники, повели его к Эренбургу, но он не умел себя вести с такими высокими людьми, Эренбургу он не понравился, так же как и тот ему, и они больше уже не встречались. На этом пока и закончились Влодовские безумства в плане стихов сионистской направленности. Он переключился на другие темы. Конечно, это было ему уроком, и он понял, что нельзя вот так в лоб работать над такими серьезными вещами.

Он потом вернется опять к этому больному еврейскому вопросу, и будет продолжать его прорабатывать в других своих книгах, и по большей части, в книиге «Люди и боги», но уже в более скрытом варианте.

Что до Евтушенко, то внутреннее соперничество и неприятие будет наблюдаться у Влодова к нему в течение всей жизни. Также как и у Евтушенко к нему. Я думаю, Евтушенко всю жизнь жил и с Влодовым, присутствующим немым упреком за кадром русскоязычной литературы, и с этим «Бабьим Яром», как с бельмом в глазу. Он еще пытается хорохориться перед тем же Юрием Беликовым, журналистом и поэтом из Перми, отвечая на его вопрос, о том, знает ли он поэта Юрия Влодова. Да, Евтушенко сказал, что в истории русской литературы он такого имени не знает. Но вряд ли ему было весело от этих своих, может быть, и крылатых слов. Ведь он тоже приложил руку к тому, чтобы опустить имя Влодова в реку забвения.

2005 г , дек. 2011 г

Опубликовано в блоге aveterra (Израиль)
Тайна "Бабьего Яра" 1.
Тайна "Бабьего Яра" 2.

Оригинал: www.vlod.narod.ru



См. также:

- Нати (Анатолий) Канторович. Реакция на процесс Эйхмана в Советском Союзе: попытка предварительного анализа, 1960-1965 годы // Яд Вашем: Исследования. – Иерусалим, 2009, с.193-232.
     В годы, предшествовавшие процессу над Эйхманом, одной из немногих связанных с Холокостом общественных дискуссий в Советском Союзе была дискуссия вокруг Бабьего Яра 17. Вызванная публикацией известного стихотворения Евгения Евтушенко (19 сентября 1961 года) и последовавших откликов, она достигла своей кульминации уже после начала процесса.

- 24.10.1996 Виталий Катаев. "Умирают в России страхи". О том, как в марте 1963 года в Минске исполняли 13-ю симфонию Шостаковича // voiks
     История исполнения 13-й симфонии Д.Шостаковича 19 и 20 марта 1963 года в Минске, несомненно, знаменательна, ведь Дмитрий Дмитриевич присутствовал на двух репетициях и на первом авторском концерте. Эти концерты состоялись несмотря на то, что московское руководство задержало исполнение симфонии после ее премьеры в декабре 1962 года, несмотря на отказ руководства Государственного хора Белоруссии участвовать в исполнении симфонии и даже несмотря на отказ солиста-певца - буквально накануне - участвовать в концерте. В этих безвыходных обстоятельствах, чтобы спасти исполнение симфонии, срочно за вечер и ночь, каждый музыкант оркестра добровольно переписал свою оркестровую партию.

- Евтушенко знал что Бабий Яр им украден // newconcepts.club
     Поэт Юрий Александрович Влодов, по рождению - Левицкий, (1932 – 2009). Истинный автор Бабьего Яра ?
     То, что "Бабий Яр", прославивший Евтушенко по всему миру, написен не Евтушенко, Что Евтушенко лишь навел на написанное не им глянец, Евтушенко не мог не знать. А поскольку автор Бабьего Яра Юрий Александрович Влодов в момент первой публикации Бабьего Яра сидел в тюрьме а после освобождения прожил десятилетия, дожив и до Перестройки, и до свободы по-Ельцински и до свободы по-Путински, имел достаточно времени, чтобы покаяться или же дать объяснения того, что поставил под не им написанным произведением свое имя. Но не счел нужным этого делать. <...>


- 25.04.2012 Поэт на договоре. Валерия Новодворская о Евгении Евтушенко // voiks



Юрий Александрович Влодов
- Влодов, Юрий Александрович // Википедия
     Юрий Александрович Влодов (6 декабря 1932, Новосибирск, РСФСР — 29 сентября 2009, Москва) — русский поэт[1], поэт московского андеграунда.
     Влодов почти не публиковался при жизни (его имя было в СССР под запретом), часто писал «под заказ» за так называемых «литературных клиентов», позволял публиковать свои стихи под именами других поэтов. Широкому российскому читателю Влодов известен как автор таких остро-политических эпиграмм как «Прошла зима, настало лето. Спасибо партии за это!»[2].


- Юрий Влодов. Список публикаций // magazines.gorky.media
     • (Без заголовка) / журнал Арион 2006/2
     • (Без заголовка) / журнал День и ночь 2007/3
     • Последний Ангел / журнал Дети Ра 2008/1
     • Лесная чаща / журнал Дети Ра 2008/10
     • Советский Вийон / журнал Дружба Народов 2009/12
     • Неизданный Влодов / журнал Зинзивер 2012/4
     • Из книги «Люди и боги» / журнал Дети Ра 2019/7-8


- Неизданный Влодов / Опубликовано в журнале Зинзивер, номер 4, 2012 // magazines.gorky.media
     Юрий Влодов (1932-2009)
     Поэт, автор всенародно известных строк: «Прошла зима. Настало лето. Спасибо Партии за это». Родился в г. Новосибирске в театральной семье. Свою творческую карьеру поэт начал в 50-х годах, первые публикации появились именно в это время. Общался с Б. Пастернаком, И. Сельвинским, К. Чуковским, А. Твардовским и другими классиками. Они его признавали и прочили ему большое поэтическое будущее. К сожалению, судьба поэта сложилась не так гладко. Его не печатали, не издавали, ни в каких творческих союзах он не состоял. <...>
     * * *
     Веду по жизни, как по лезвию,
     Слепую девочку — Поэзию.


- Юрий Влодов. Советский Вийон / Опубликовано в журнале Дружба Народов, номер 12, 2009 // magazines.gorky.media
     Влодов (наст. фам. Левицкий) Юрий Александрович родился в 1932 г. в Новосибирске в театральной семье. Псевдоним Влодов взят отцом с афиши — был такой сербский певец Славко Влодыч. Приобретенная фамилия стала своего рода прикрытием: Левицкий был племянником знаменитого одесского налетчика времен Гражданской войны Мишки Япончика, прототипа бабелевского Бени Крика. В некотором смысле внучатый племянник пошел в своего легендарного дядюшку. Заниматься литературным творчеством начал рано, но в послевоенные годы, пытаясь выжить, попал в криминальный мир. Жизнь проходила в скитаниях и преследованиях со стороны МВД и КГБ. <...>
           * * *
     Война распяла детство.
     Оставила наследство:
     Сухую емкость фраз,
     Почти звериный глаз,
     Сверхбдительный рассудок,
     Отравленный желудок,
     Горячий камень сердца
     И дух единоверца…
 
     И нет моей вины,
     Что я — поэт войны!
 
           * * *
     Да, трудно, брат, работать Солженицыным, —
     Косясь на окна, взращивать строку…
     Так есаул, подбитый под Царицыном,
     В крестьянской робе прятался в стогу…
     Трещит забор под чужеродным трением,
     Всю ночь визжит, как резаный, вокзал…
     И думает Исаич: “Был бы гением, —
     Я б вам, христопродавцы, показал!!”


- Юрий Влодов. Из книги «Люди и боги» / Опубликовано в журнале Дети Ра, номер 7, 2019 // magazines.gorky.media
     В 2019 году в издательстве «Вест-Консалтинг» вышла книга стихов «Люди и боги» легендарного поэта Юрия Влодова (1932–2009), подготовленная его вдовой Людмилой Осокиной. С ее любезного согласия мы перепечатываем часть этой книги в журнале. <...>
           * * *
     На Голгофе — три креста,
     Ветра спевка волчья.
     На Голгофе три Христа
     Издыхают молча.
 
     Три пути — один конец.
     Всяк из трех — страдатель.
     И един для всех Творец,
     Адских мук создатель.


- Юрий Влодов. Последний Ангел / Опубликовано в журнале Дети Ра, номер 1, 2008 // magazines.gorky.media
           * * *
     Все гениальное просто:
     Голуби, стены Кремля…
     Небо высокого роста,
     Малого роста — земля…
 
     Вспомните Роберта Фроста! —
     Фермер! Крестьянский атлант!..
     Все гениальное просто,
     Сложным бывает талант!
 
           * * *
     Талант, по сути, толст.
     А гений — тощ, как щепка.
     Неважно, что там: холст,
     Поэма, фуга, лепка.
 
     Судьба, как дышло в бок,
     Что дали, то и схавал…
     Талант по духу — Бог,
     А гений — сущий Дьявол!


- Влодов Ю. А. Летопись. — М.: Время, 2015. — 128 с. — (Поэтическая библиотека).
           * * *
     Бежал, поджимая живот,
     От фрица, от жалкого прусса…
     И знал, что уже не живет,
     Поскольку «отпраздновал труса»…
 
     В осоке лежал мертвецом,
     Сжимая позорную бритву,
     И терся о влагу лицом,
     И слушал ударную битву.
 
     Но встал сапогом на судьбу!
     И труса видал он в гробу!..
     Прошел, будто шел против ветра,
     Немыслимых полкилометра!..
 
     Он душу тащил на горбу.


Сергей Телюк «Однажды в ХХ веке»
- Сергей Телюк. Однажды в XX веке. Из бесед на кухне у Юрия Влодова // www.interlit2001.com
     Вышла книжка Сергея Телюка «Однажды в ХХ веке», в которой собраны байки из жизни Влодова, рассказанные им самим и записанные Телюком. Сначала они были напечатаны в альманахе «Истоки», затем в эстонском журнале «Вышгород», далее входили в состав различных книг Сергея Телюка, а вот сейчас вышли в издательстве «Зебра -Е» отдельной книгой.
     Людмила Осокина. 28.09.14 PDF


- 05.11.2014 Людмила Осокина (Влодова). Это Пастернак со мной знаком (Байки Юрия Влодова в книге Сергея Телюка) // www.interlit2001.com
     Мне легко писать об этой книге, поскольку она создавалась практически на моих глазах.
     А все началось с того, что Сергей Телюк, автор этой книги, услышал как-то рассказы моего мужа, поэта Юрия Влодова (1932—2009) о своей увлекательной жизни. Они сидели на нашей кухне, и Влодов, немного выпив, увлекся воспоминаниями о своем прошлом.
     Много чего интересного было в жизни Влодова: и военное детство-отрочество с попаданием в оккупацию в Харькове; и последующая эвакуация в Сибирь; и голодные военные и послевоенные годы, там, в глубоком тылу; и криминальная юность; и литературная молодость; и знакомство в конце 50-х с литературными мэтрами: Пастернаком, Сельвинским, Чуковским; и литературное общение в 60-е—80-е с коллегами по перу и сверстниками по возрасту: с Александром Ароновым, с Вадимом Черняком, а также с Рубцовым, Евтушенко, Вознесенским и с Ахмадулиной. Много чего было и попало в итоге в эту книгу. PDF


Нельзя ли назвать (Юрий Влодов)


- 27.06.2005 «Между гением и графоманом — воробьиный скок». Интервью Юрия Влодова Юрию Беликову («Трибуна») // www.interlit2001.com
- 11.01.2010 Юрий Влодов. …А гений тощ, как щепка // 45parallel.net
- 25.09.2012 Майя Уздина. Юрий Влодов // www.proza.ru
- 06.12.2012 Людмила Осокина. Спасибо партии за это // www.ng.ru
- 12.04.2013 Юрий Беликов. «Сейчас его называют гением» // www.interlit2001.com
- 06.11.2014 Это Пастернак со мной знаком. Поэт Влодов как легендарный персонаж вроде Ходжи Насреддина // www.ng.ru

- Беликов, Юрий Александрович // Википедия
     Ю́рий Алекса́ндрович Бе́ликов (15 июня 1958, Чусовой, Пермская область) — русский поэт и прозаик, эссеист, литературный критик, журналист. Лидер литературно-поэтических объединений «Времири», «Дети стронция», «Политбюро», «Монарх», «Дикороссы». Входит в Высший творческий совет Союза писателей XXI века; как член жюри Илья-Премии, известен своей поддержкой начинающих поэтов и писателей.
 

«Удушающая дружба»: Евгений Евтушенко и Юрий Беликов в пермском драмтеатре. Вторая половина 1990-х.
«Удушающая дружба»: Евгений Евтушенко и Юрий Беликов в пермском драмтеатре. Вторая половина 1990-х.

Tags: Бабий яр, Влодов Юрий, Евтушенко, Осокина Людмила, Солженицын, Шостакович, музыка, оттепель, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments