voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

Category:

Наболело! Как Солженицына встречали в Иркутске

V-logo-newizv_ru
11.12.2018 10:45
Наболело! Как Солженицына встречали в Иркутске
 
20181211_10-45-Наболело! Как Солженицына встречали в Иркутске-pic1

Классика антисоветской литературы иркутяне в 90-е годы воспринимали как представителя власти

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Александра Солженицына. Как известно, знаменитый писатель-диссидент, лауреат Нобелевской премии вернулся в Россию из эмиграции в конце мая 1994 года и на поезде проехал через всю страну до Москвы, где поселился на даче, которую подарил ему Борис Ельцин в Троице-Лыкове.

На своем пути Александр Исаевич подолгу останавливался в разных городах, встречался с людьми, которые в те непростые годы воспринимали классика как народного защитника, что конечно же было забавно наблюдать. О такой встрече в Иркутске и о том, как он познакомился с Солженицыным, написал в ФБ иркутский журналист Владимир Демчиков:

В сентябре 1993 года мы с моим хорошим приятелем Пьером Торомановым, работавшим в Посольстве Франции, привезли в Иркутск большую книжную выставку. Она называлась «YMCA-Press» в Иркутске" и включала три с лишним сотни к книг парижского русского издательства YMCA-Press (Солженицын, мемуары, исторический альманахи и тд) и несколько тысяч французских книг. Готовили мы ее несколько месяцев, оплачивало приезд всех участников французское посольство, оно же дарило книги, это у них был такой серийный проект, Иркутск был не первый город, куда ездила эта выставка. (Про перевоз книг в Иркутск, которым занимался я, я уже писал - это была отдельная прекрасная история) Компания в Иркутск приехала вполне солидная: был замминистра культуры Швыдкой, директор ВГБИЛ Е.Гениева, атташе по культуре французского посольства Ф,Этьенн, другие работники посольства, целая группа французских издателей (из Gallimard, Grasset, Actes Sud и тд), всего человек двадцать.

YMCA Press представлял сам Никита Струве, с ним мы уже встречались в Париже, я заходил к нему по поводу выставки (причем сразу ему сказал, что много общаюсь с Синявскими, с которыми он враждовал). Выставка прошла отлично, практического смысла для французских издателей было ноль, но зато в местной областной библиотеке образовалась куча книг YMCA в редком фонде.

Помню, всех гостей после завершения программы увезли в резиденцию Ельцина в Ангарских хуторах, и там был совершенно ураганный банкет. Все выпили, кто-то пел, мы с Гениевой купались в ночной Ангаре, было душевно. Поэт А.Богданов снимал все события на видео - правда, потом где-то забыл сумку с камерой, и все записи пропали. С Никитой Струве мы, кстати, очень неплохо пообщались в Иркутске, он мне помог многое понять про двуязычие и про способность воспринимать поэтические тексты на чужом языке.

20181211_10-45-Наболело! Как Солженицына встречали в Иркутске-pic2


Примерно через год (12 июня 1994 года) в Иркутск приехал Солженицын. Помню, как 14-го, кажется, числа (или 15-го, пишут по-разному) он пришел выступать в Дом политпросвета. Я пришел, заглянул в зал через головы - было не продохнуть, народ давился. Мне было почему-то очень смешно от увиденного. Когда я заглянул, какой-то человек с надсадой кричал из зала в микрофон: "И вот после этого меня уволили!", Солженицын, сидевший за столом президиума, выслушал его - и сосредоточенно застрочил в блокноте. Вся встреча проходила в формате "люди говорят о наболевшем - а классик конспектирует чаяния народа".

На следующий, кажется, день он появился в Восточно-Сибирском издательстве - все-таки оно было организатором выставки YMCA-Press в Иркутске, и, видимо, Никита Струве, его главный издатель, прислал Солженицыну какую-то справку о тех городах, в которых сам побывал, и куда привозил книги YMCA-Press, в том числе Солженицына. Я сидел в своей комнатке в издательстве, когда туда заглянула Лина Викторовна Иоффе, главный редактор. Она позвала меня в кабинет директора - сказала, что Солженицын хочет познакомиться со мной, у него "записана моя фамилия". Отчего же не познакомиться с известным писателем? Я пошел в кабинет.

Солженицын спросил, как я познакомился со Струве, я рассказал, что был во Франции, заходил к Струве в его магазин, рассказал про выставку в Иркутске. Он еще о чем-то спросил (где учился, и тд), но было видно, что ему как-то не так. Минут через 10-15 он засобирался, стал прощаться. Я сказал, что провожу его, там, правда, идти до "Интуриста" было недалеко, меньше километра. Мне, конечно, интереснее всего (всей его литературы) был он сам. Ну и его старая вражда с моими любимыми Синявскими.

Для своих 76 лет он был тогда в отличной форме: легкий, какой-то сухой, торопливый, как бы все время подгоняющий себя, говорящий почти скороговоркой, с новеньким офицерским планшетом через плечо, весь запрокинутый куда-то назад, шагающий быстро и немного неустойчиво. Я, конечно, сразу вцепился в больное - и стал его убеждать, что зря они собачатся с Синявскм (вот ведь дурак какой был, даром что тридцать лет). И что Синявский все-таки отличный, крупный писатель, и напрасно Солженицын на него кИдается в своих статьях ("Синявский тщится, только б не стривиальничать!" - это самое мягкое). И вообще, его проза...

Солженицына это сразу зацепило, он перебил мой лепет:

- Да какая это проза, разве это проза?.. И вообще, Синявский - агент влияния первого класса!

- Да какой он агент! Ну ладно, в конце концов, проза, она... на вкус и цвет... Но эссеистика зато у него какая!

- Ну да, - тут Солженицын неожиданно согласился, - эссеист он выдающийся!

Впрочем, чем дальше мы шли - тем менее охотно он говорил о Синявском, с какого-то момента ему стало ясно, что я "укушен Синявскими". Мне вообще показалось, что он слишком эмоционален для "матерого человечища", каким ему явно хотелось быть, и это было любопытно. Он как бы все время находился в поиске верной интонации, в поиске "правильной речи" - и в этом чувствовалась какая-то глубокая неуверенность. Впрочем, может, я и придумываю.

Когда через некоторое время я приехал в дом к Марье Васильевне и Андрею Донатовичу и рассказал им, сидя у них на кухне, о встрече с Солженицыным, и о том, что он неожиданно назвал Синявского "выдающимся эссеистом", Марья Васильевна в своей наставительно-победительной манере заметила:

- Он просто не знает, что такое "эссеист"!

И Синявский неслышно засмеялся.

Оригинал: newizv.ru



Владимир Демчиков~20131110
Владимир Демчиков




Так вот, о Солженицыне
Владимир Демчиков | 20:07, 9 декабря 2018 г.
Владимир Демчиков
Так вот, о Солженицыне.

1. В сентябре 1993 года мы с моим хорошим приятелем Пьером Торомановым, работавшим в Посольстве Франции, привезли в Иркутск большую книжную выставку. Она называлась "YMCA-Press" в Иркутске" и включала три с лишним сотни к книг парижского русского издательства YMCA-Press (Солженицын, мемуары, исторический альманахи и тд) и несколько тысяч французских книг. Готовили мы ее несколько месяцев, оплачивало приезд всех участников французское посольство, оно же дарило книги, это у них был такой серийный проект, Иркутск был не первый город, куда ездила эта выставка.

(Про перевоз книг в Иркутск, которым занимался я, я уже писал - это была отдельная прекрасная история)

Компания в Иркутск приехала вполне солидная: был замминистра культуры Швыдкой, директор ВГБИЛ Е.Гениева, атташе по культуре французского посольства Ф,Этьенн, другие работники посольства, целая группа французских издателей (из Gallimard, Grasset, Actes Sud и тд), всего человек двадцать. YMCA Press представлял сам Никита Струве, с ним мы уже встречались в Париже, я заходил к нему по поводу выставки (причем сразу ему сказал, что много общаюсь с Синявскими, с которыми он враждовал).

Выставка прошла отлично, практического смысла для французских издателей издателей было ноль, но зато в местной областной библиотеке образовалась куча книг YMCA в редком фонде. А из нескольких тысяч французских книг в областной библиотеке был образован Центр французской книги, и плюс французы открыли Центр французского языка и культуры в инязе - позже из них возник "Альянс франсез". Прием французов на высоком уровне организовала Ольга Арбатская, директор Восточно-Сибирского издательства (я тогда там работал), оно было одним из организаторов выставки. Вторым организатором была областная библиотека им.Молчанова-Сибирского (директором тогда была Анна Войтович) - в библиотеке прошла сама выставка, они получили все книги. После выставки Анна Войтович сдала мне в аренду прилавок в вестибюле Дома политпросвета, где они тогда работали, - так началась моя книготорговля и "Марьина роща".

Помню, всех гостей после завершения программы увезли в резиденцию Ельцина в Ангарских хуторах, и там был совершенно ураганный банкет. Все выпили, кто-то пел, мы с Гениевой купались в ночной Ангаре, было душевно. Поэт А.Богданов снимал все события на видео - правда, потом где-то забыл сумку с камерой, и все записи пропали. С Никитой Струве мы, кстати, очень неплохо пообщались в Иркутске, он мне помог многое понять про двуязычие и про способность воспринимать поэтические тексты на чужом языке (на примере выступления Эткинда, которое я как-то слушал в Париже), и тд.

2. Примерно через год (12 июня 1994 года) в Иркутск приехал Солженицын. Помню, как 14-го, кажется, числа (или 15-го, пишут по-разному) он пришел выступать в Дом политпросвета. Я пришел, заглянул в зал через головы - было не продохнуть, народ давился.(на видео в предыдущем посте очень хорошо это все видно).

Мне было почему-то очень смешно от увиденного. Когда я заглянул, какой-то человек с надсадой кричал из зала в микрофон: "И вот после этого меня уволили!", Солженицын, сидевший за столом президиума, выслушал его - и сосредоточенно застрочил в блокноте. Вся встреча проходила в формате "люди говорят о наболевшем - а классик конспектирует чаяния народа".

На следующий, кажется, день он появился в Восточно-Сибирском издательстве - все-таки оно было организатором выставки YMCA-Press в Иркутске, и, видимо, Никита Струве, его главный издатель, прислал Солженицыну какую-то справку о тех городах, в которых сам побывал, и куда привозил книги YMCA-Press, в том числе Солженицына. Я сидел в своей комнатке в издательстве, когда туда заглянула Лина Викторовна Иоффе, главный редактор. Она позвала меня в кабинет директора - сказала, что Солженицын хочет познакомиться со мной, у него "записана моя фамилия".

Отчего же не познакомиться с известным писателем? Я пошел в кабинет, там за директорским столом в директорском кресле сидела Ольга Евгеньевна Арбатская, а сбоку за длинным столом "для совещаний" сидел Солженицын (странно, кстати, что Ольга Евгеньевна так и осталась от волнения на своем директорском месте, задав встрече чисто официальный формат).

Я был уверен, что они договорятся об издании каких-то его книг в Иркутске - тогда еще их можно было продать. Но разговор, было видно, как-то не вязался. Солженицын спросил, как я познакомился со Струве, я рассказал, что был во Франции, заходил к Струве в его магазин, рассказал про выставку в Иркутске. Он еще о чем-то спросил (где учился, и тд), но было видно, что ему как-то не тае. Минут через 10-15 он засобирался, стал прощаться. Я сказал, что провожу его, там, правда, идти до "Интуриста" было недалеко, меньше километра.

Мне, конечно, интереснее всего (всей его литературы) был он сам. Ну и его старая вражда с моими любимыми Синявскими.

Для своих 76 лет он был тогда в отличной форме: легкий, какой-то сухой, торопливый, как бы все время подгоняющий себя, говорящий почти скороговоркой, с новеньким офицерским планшетом через плечо, весь запрокинутый куда-то назад, шагающий быстро и немного неустойчиво.

Я, конечно, сразу вцепился в больное - и стал его убеждать, что зря они собачатся с Синявскм (вот ведь дурак какой был, даром что тридцать лет). И что Синявский все-таки отличный, крупный писатель, и напрасно Солженицын на него кИдается в своих статьях ("Синявский тщится, только б не стривиальничать!" - это самое мягкое). И вообще, его проза...

Солженицына это сразу зацепило, он перебил мой лепет:

- Да какая это проза, разве это проза?.. И вообще, Синявский - агент влияния первого класса!

- Да какой он агент! Ну ладно, в конце концов, проза, она... на вкус и цвет... Но эссеистика зато у него какая!

- Ну да, - тут Солженицын неожиданно согласился, - эссеист он выдающийся!

Впрочем, чем дальше мы шли - тем менее охотно он говорил о Синявском, с какого-то момента ему стало ясно, что я "укушен Синявскими", Мне вообще показалось, что он слишком эмоционален для "матерого человечища", каким ему явно хотелось быть, и это было любопытно. Он как бы все время находился в поиске верной интонации, в поиске "правильной речи" - и в этом чувствовалась какая-то глубокая неуверенность. Впрочем, может, я и придумываю.

Когда через некоторое время я приехал в дом к Марье Васильевне и Андрею Донатовичу и рассказал им, сидя у них на кухне, о встрече с Солженицыным, и о том, что он неожиданно назвал Синявского "выдающимся эссеистом", Марья Васильевна в своей наставительно-победительной манере заметила:

- Он просто не знает, что такое "эссеист"!

И Синявский неслышно засмеялся.

Оригинал: www.facebook.com/vladimir.demchikov
Скриншот



Обсуждали тут с Марьей Васильевной, а не махнуть ли в Витебск~Владимир Демчиков-20190812
Обсуждали тут с Марьей Васильевной, а не махнуть ли в Витебск? Она, правда, уехала оттуда очень давно, в начале сороковых - но дом-то, в котором они жили, кажись, еще на месте!
(За отличную фотографию спасибо Inna Mehhovits)

Владимир Демчиков, 12.08.2019 14:35





См. также:
Владимир Демчиков~20190424
- 24.04.2019 Владимир Демчиков. В надежде славы и добра // www.facebook.com
     В надежде славы и добра
     Гляжу вперед я без боязни.
     Но там не видно ни хера,
     И лишь закат все безобразней.


- 11.12.2018 К 100-летию Солженицына: иркутская история Александра Исаевича // glagol38.ru Скриншот
     Сегодня исполняется сто лет со дня рождения лауреата Нобелевской премии по литературе, известного писателя, публициста Александра Солженицына. Участник Великой Отечественной войны, награжденный орденом Красной Звезды, он уже на фронте скептически относился к фигуре Иосифа Сталина. 2 февраля 1945 года он был арестован и приговорен к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. В 1947 году был переведен в "шарашку" в подмосковсный Загорск, и стех пор стал заниматься литературной деятельностью. Из-за конфликтов с руководством "шарашки" был отправлен в Бутырку, а оттуда - в Казахстан, где более трех лет находился в особом лагере в районе Экибастуза.
     Был реабилитирован. В 1959 году вышел его роман "Один день Ивана Денисовича", а после его публикации в 1962 году в журнале "Новый мир" Солженицын стал членом Союза писателей СССР. Был выдвинут на соискание Ленинской премии, но времена опять поменялись. Роман "В круге первом" уже не был напечатан. А потом было сделавшее шум на Западе "Письмо к съезду" союза советских писателей, "Архипелаг ГУЛАГ", Нобелевская премия 1970 года и мощная пропагандистская кампания, закончившаяся изгнанием Солженицына из страны. За его выдворение голосовал Юрий Андропов, а Леонид Брежнев дал приказ его арестовать и лишить советского гражданства.
     Спустя 16 лет, в 1990 году, Александру Солженицыну вернули гражданство. В мае 1994 года он вернулся в Россию и на поезде проехал из Магадана по всей стране. В июне месяце Солженицын побывал в Иркутской области. О том, как он был в Тайшете, "Глагол" публиковал материал два месяца назад. Сегодня, в день рождения Александра Исаевича, немного воспоминаний участников тех событий о том, что было в те дни в Иркутске.
     В Иркутске вагон Солженицына остановился 12 июня. На встрече в Доме политпросвещения собралось очень много народу. "Яблоку негде было упасть", - вспоминал писатель Василий Козлов.
     Солженицын общался с людьми несколько часов. Хотя сам почти ничего не говорил. В основном слушал. Люди сами все говорили, рассказывали ему о проблемах. А он все записывал. В начале девяностых известные политики, приезжая в Иркутск, вместо отдыха на Байкале ходили на митинги. Солженицын побывал на встрече-митинге с горожанами, в двух школах, на Иркутском авиационном заводе.
     О своей встрече с писателем вспоминал тогдашний губернатор Юрий Ножиков: Он ехал к нам на подъеме. Думал, что сможет помочь. Страна переживала трудный период. Его беспокоило будущее России и Сибири, мы вместе с ним это обсуждали. Обсуждали и реальное положение дел в области, он интересовался всеми изменениями. Вместе с ним я и все первые лица области побывали на месте казни адмирала Колчака. Спустили на воду венок. Это было впервые.
     Журналист и колумнист Владимир Демчиков также вспоминает свою встречу с писателем. Сегодня она опубликована не только в его Facebook, но и газете "Новые известия": для своих 76 лет он был тогда в отличной форме: легкий, какой-то сухой, торопливый, как бы все время подгоняющий себя, говорящий почти скороговоркой, с новеньким офицерским планшетом через плечо, весь запрокинутый куда-то назад, шагающий быстро и немного неустойчиво. Я, конечно, сразу вцепился в больное - и стал его убеждать, что зря они собачатся с Синявским (вот ведь дурак какой был, даром что тридцать лет). И что Синявский все-таки отличный, крупный писатель, и напрасно Солженицын на него кИдается в своих статьях ("Синявский тщится, только б не стривиальничать!" - это самое мягкое). И вообще, его проза... <...>
     Затем был северный вояж писателя в Братск, Усть-Илимск и уже упоминаемый Тайшет.
     Сегодня в Иркутском областном краеведческом музее открылась выставка "Легенда и беспокойная совесть России". Гости музея смогут познакомиться с перепиской Солженицына и Валентина Распутина, узнать о творческих взаимоотношениях писателей, посмотреть документальные фильмы «Беседы с Солженицыным" и «Слово". Выставка будет работать до 11 января. А "Глагол" еще вернется к теме того визита 25-летней давности.

 
20181211-К 100-летию Солженицына- иркутская история Александра Исаевича~glagol38_ru


- 29.08.2018 12:51 Уроки Солженицына: «Архипелаг» вызывает в школьниках страх к спецслужбам // newizv.ru
- 17.03.2015 Иркутская область в 1994 году. В зеркале прессы // voiks
Tags: glagol38.ru, newizv.ru, Гениева Екатерина, Демчиков, ИМКА-Пресс, Иркутск, Синявский, Солженицын, Струве, Швыдкой, Этьенн
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments