?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
DeníkN (Чехия): «Соснарова врет людям. Она не могла сидеть в ГУЛАГе. Документы из России подлинные»
Voikov
voiks
V-logo-inosmi_ru
DenníkN, Словакия | 22.07.2019 | Прокоп Водражка (Prokop Vodrážka)
DeníkN (Чехия): «Соснарова врет людям. Она не могла сидеть в ГУЛАГе. Документы из России подлинные», — говорит историк Градилек
 
20190722-Соснарова врет людям. Она не могла сидеть в ГУЛАГе. Документы из России подлинные-pic1

Чешский историк, возглавляющий проект «Граждане Чехословакии в ГУЛАГе», называет ложью историю некоей Веры Соснаровой, в которой утверждается, что она 19 лет была узницей ГУЛАГа. Если бы Вера Соснарова отсидела в лагерях так долго, как говорит, то остались бы записи о приговоре и о реабилитации. Но в архивах об этом нет ничего, заявляет он чешскому журналу DeníkN.

Прокоп Водражка (Prokop Vodrážka)

На прошлой неделе историк Адам Градилек из Института по изучению тоталитарных режимов представил свое исследование, в котором опроверг рассказ мнимой жертвы советских лагерей Веры Соснаровой. Она утверждала, что провела в советских лагерях 19 лет, но архивные документы свидетельствуют об обратном.

DeníkN: Кто такая Вера Соснарова? «Лгунья», как ее назвал историк Микулаш Кроупа?

Адам Градилек: Думаю, да. Она на протяжении 20 лет жила в местах, где сталкивалась с людьми, прошедшими лагеря. Она бывала там, где говорили о лагерях и где о них хорошо знали. Но она должна была знать, что находится не в трудовом лагере, что она — на гражданской службе.

— После публикации вашего исследования многие заявили, что, возможно, она и была просто сотрудницей, но все равно ей приходилось жить в ужасных условиях, поэтому она могла перепутать. По-вашему это возможно?

— Если говорить, например, о заводах, которые там зачастую до сих пор работают, то их можно сравнить, скажем, с «Полди Кладно» или оставскими металлургическими комбинатами. Она жила в условиях, созданных для рабочих. Послевоенная жизнь в России была трудной. Конечно, царил голод. Но при этом, как я считаю, ее жизнь в Брно до и после войны была тяжелее, чем жизнь в Нижнем Тагиле.

— Что Вы имеете в виду?

— У нее было трудное детство. Ее мать постоянно попадала в тюрьму. Неизвестно, прожила ли Соснарова все детство с матерью или попадала в детдома. Думаю, хуже всего ей пришлось после освобождения Брно. И неважно, арестовали ли ее вместе с матерью и сестрой, или они сами примкнули к русским.

— В своем исследовании вы пишете, что причиной для ее отъезда могло послужить и то, что ее мать выдала гестапо соседку.

— Ее мать постоянно конфликтовала с соседями, у нее были проблемы с законом и окружающими ее людьми. В архивах хранятся десятки, даже сотни, страниц ее личного дела. Там описываются довольно жестокие поступки.

Вполне возможно, что она выдала чешку гестапо, потому что хотела свести с ней соседские счеты, наказать. Также возможно, что соседи потом выдали ее саму.

— В интервью интернет-каналу DVTV Вера Соснарова сказала, что, возможно, провела в лагерях не 19, а 15 лет. Играет ли это какую-то роль?

— Никакой, потому что так или иначе ее слова противоречат тому, что я выяснил. Нам неизвестно только то, что с ней происходило с мая 1945 по май 1946 года. На основании сохранившихся документов мы знаем, что в последующий период она была наемной работницей на заводах.

Последних заключенных отпустили из лагерей (в том числе военнопленных) в 1955 году. Только в исключительных случаях кого-то оставили там дольше. Я почти уверен, что она не могла находиться в лагере после 1955 года, потому что даже самых важных заключенных выпустили не позднее конца 50-х. И им разрешили уехать в Чехословакию. Ее слова о том, что она сидела в трудовых лагерях до середины 60-х годов, — абсурд.

— Всю эту историю в своем исследовании вы описываете независимо от книги «Кровавые ягоды и рассказ Веры Соснаровой» и основываетесь только на официальных документах. Насколько сложно реконструировать подобную историю?

— Из-за того, что ее семья вела весьма бурную жизнь, а ее мать постоянно нарушала закон, об истории ее семьи сохранилось огромное количество материалов как в архивах полицейского управления в Праге и Брно, так и в разных следственных и судебных делах, включающих характеристики и биографии. Если бы ее семья жила «прилично», то ее историю, конечно, не удалось бы вот так восстановить.

— Кое-кто возражал против ваших выводов, заявляя, что документам из Советского Союза верить нельзя, что они могут являться частью пропаганды и могут целенаправленно опровергать слова Соснаровой. По-вашему, возможно ли, чтобы история Веры Соснаровой намеренно искажалась?

— Я убежден, что это невозможно. Архив силовых ведомств, то есть Федеральной службы безопасности и Министерства внутренних дел, данных о Вере Соснаровой не хранит. Они есть в обычных архивах. Я обратился в городские и заводские архивы. Там никто совершенно не заинтересован в искажении прошлого столь рядовой персоны, как Вера Соснарова. То, что эти документы удалось обнаружить сначала ČSSZ (Чешское управление социального обеспечения — прим. авт.), а по прошествии определенного времени и мне, доказывает, что искажения невозможны.

Нужно понимать, что Россия не Советский Союз. Россия помнит жертвы репрессий. Конечно, важно, как их воспринимают и на кого возлагают вину за них. Нет сомнений в том, что там не происходит самоанализа, какого хотелось бы независимым историкам или неправительственным организациям. И тем не менее определенная рефлексия там присутствует. Установлено множество памятников репрессированным, а в Москве и других городах есть музеи ГУЛАГа.

Некоторое время назад я обратился в Федеральную службу безопасности по поводу восьми граждан Чехословакии, которых арестовали, мне ответили, что их дела в архиве есть, но доступ к ним мне не откроют. Я знаю, что дела есть, что эти люди подверглись преследованиям, но я не могу взглянуть на материалы.

— По-вашему, версия о том, что российская пропаганда намеренно искажает ее историю, несостоятельна?

— Глупо основывать аргументацию на том, что благодаря этому можно поставить под сомнение историю жертв советских репрессий. Да, есть мнение, что ее история — плод русофобии. Но и это не так. Подавляющее большинство людей верили и передавали историю Соснаровой из благих побуждений. Ее воспринимали скорее как жертву бюрократии демократического государства, чем жертву советских репрессий. Она якобы пострадала от невероятной несправедливости (государство не хотело платить Соснаровой компенсацию за мнимый срок в лагере — прим. авт.).

— В прошлом году Южно-Моравский край присудил Соснаровой премию, а вашу статью там сочли голословной. Что вы об этом думаете?

— Она не голословна и основана на четырех независимых друг от друга архивных материалах. Кроме того, если бы Соснарову приговорили к сроку в лагерях, да еще к такому продолжительному, о ней неизбежно сохранились бы записи в определенных архивах. Дольше всех их граждан Чехословакии в советских лагерях отсидел Карел Голиат — 15 лет. Его судили трижды, и есть документы о трех приговорах. Сохранилась и его карточка выхода из лагеря. Если бы Вера Соснарова отсидела в лагерях так долго, как говорит, то остались бы записи о приговоре и о реабилитации. В архивах, куда я обратился, мне предоставили бы эти документы.

— Известны ли другие граждане Чехословакии, которые утверждали, что сидели в лагерях, но их слова не подтвердились?

— Компенсации потребовали приблизительно 250 человек, и почти 50 из них компенсацию предоставили. Двумстам отказали, хотя они требовали своего. Насколько мне известно от сотрудников Департамента по документации и расследованию преступлений коммунизма, где обрабатывались заявления, большинство из тех, кому в компенсации отказали, были либо военнопленными, которые просто «попытались» (вдруг повезет), либо гражданами Словакии, у которых нет права на компенсацию по закону, или теми, кто на момент ареста не являлся гражданином Чехословакии. Встречались, конечно, и спорные случаи. Но ни один из них не получил такой огласки в СМИ, как история Веры Соснаровой.

— Соснарова и издатель Йиржи Браунер утверждают, что вы потребовали от них прекратить семинары, иначе вы «предпримите меры». Звучит так, как будто вы хотите им навредить. Что заставило вас вплотную заняться изучением биографии Веры Соснаровой?

— В этом меня упрекает и депутат Мариан Юречка, по словам которого я поступаю с Верой Соснаровой некрасиво. Я никогда не говорил с ней о том, стоит или не стоит ей проводить семинары и дискуссии. После одного семинара я только сказал издателю Браунеру, что продавать ее историю нужно как беллетристику. Их «сеансы», полные рассказов о страданиях вперемешку с молитвами и слезами — просто невероятное шоу, на котором звучат вещи, которые явно не могли произойти на самом деле.

— Такие, как, например, массовое сожжение заключенных в амбарах?

— Да, в том числе. Но претензий к безосновательным заявлениям больше. Так, они говорят, что в лагерях сотни людей загоняли в амбары, где их сжигали заживо, что заключенных хоронили заживо, что за невыполнение нормы их убивали. Конечно, наказания, приводившие к смерти, в лагерях были, но не было такого, чтобы не выполнивших норму расстреливали или забивали прикладом, как рассказывает Соснарова.

— Поэтому вы и решили посвятить ей свое исследование?

— Сомнения у меня зародились еще в 2008 году, когда о ее истории я побеседовал с Адамом Дрдой и Владимиром Быстровым. Я думал, что Соснарова была, например, в ссылке, но мне и в голову не приходило открыто ей возражать или ставить ее слова под сомнение. Однако из-за несоответствий мы, как историки, просто ее игнорировали.

Поскольку ее история привлекла издателя Браунера, история вышла новый уровень. Когда меня пригласили на дискуссию, в приглашении говорилось, что это будет «встреча с Верой Соснаровой и обсуждение ее книги „Кровавые ягоды" о ее жизни в советских лагерях». Я согласился прийти при условии, что книгу не будут приписывать ей, а ее саму не станут представлять как бывшую заключенную ГУЛАГа. Мне никогда в жизни и в голову не пришло бы, куда меня приведет изучение архивов.

— А вы пришли к выводу, что в советских лагерях она никогда и не сидела?

— Не только к этому. Почти все, что она говорит, неправда. То, что ее племянник — ребенок, зачатый в результате изнасилования, то, что ее сестра после революции уехала из Чехословакии на Запад и так никогда и не вернулась. Неправда и то, что Соснарова, например, рассказывает об абортах в лагерях. Якобы женщинам делали клизму водкой и отправляли обратно на работы. В ее рассказах целый ряд абсурдных моментов.

Она просто врет всем тем, кто ходит на ее семинары. Они сопереживают ей, сочувствуют ее истории, а потом покупают ее книги. Соснарова обманывает людей, и именно поэтому я решил разобраться в ее истории.

— Что ею, по-вашему, движет?

— Прежде всего, она, конечно, хотела получить деньги (в виде компенсации от государства — прим. авт.). Хотя сама понимала, что они ей не полагаются. Я уверен, что, когда она подавала заявление, она знала, что является лагерем, а что нет. В местах, где она проживала, она сталкивалась с людьми, прошедшими лагеря. Она, вне всяких сомнений, знала, что поблизости есть лагеря, но сама она жила за их пределами.

— То, что Соснаровой долгое время удавалось обманывать СМИ, читателей и слушателей, как-то характеризует чешское общество?

— Думаю, нет. Такие же истории мнимых очевидцев известны и за рубежом. Естественно те, кто слушал их рассказы, им верили, а потом передавали их слова другим. Просто люди были не готовы к тому, что им могут так изощренно врать.

— Чем, как вы думаете, закончится история Веры Соснаровой?

— Судя по словам госпожи Соснаровой и издателя Браунера, семинары они хотят продолжать, и в этом им, конечно, помешать никто не может. Часть общественности по-прежнему считает Соснарову жертвой репрессий, а теперь еще и жертвой моих инсинуаций. Но я рад, что люди могут сами сделать выбор и сравнить ее рассказ с историей, сложившейся на основании исторических источников.

Жаль было бы убирать ее историю из собраний, таких, как, например, «Память народа», потому что история госпожи Соснаровой уже превратилась в неотъемлемую часть этой народной памяти. Сейчас вопрос в том, как мы оценим ее историю и какие уроки из нее извлечем. Например, как объяснить ученикам и учителям в школах, где Соснарова проводила дискуссии, свидетелями чего они стали? Тысячи детей в школах слушали ее рассказ, хотя на самом деле все было совсем не так, как она рассказывает. Ее история может послужить примером того, как нам относиться к прошлому.

Адам Градилек
Историк, работающий в Институте исследований тоталитарных режимов, с 2008 года возглавляет проект «Граждане Чехословакии в ГУЛАГе». Является автором книги «За вашу и нашу свободу» и «Франтишек Полак: семь лет в лагерях». Также Градилек является соавтором книг «Граждане Чехословакии в ГУЛАГе» и «Евреи в ГУЛАГе: советские трудовые лагеря и лагеря военнопленных во время Второй мировой войны в воспоминаниях еврейских беженцев из Чехословакии».

Оригинал публикации: Sosnarová hromadně obelhává lidi, v gulagu být nemohla. Dokumenty z Ruska jsou pravé, říká historik Hradilek
Опубликовано 18/07/2019 16:23


Источник: inosmi.ru
Скриншот



V-logo-denikn.cz
18. července 2019 20:08 | Prokop Vodrážka
Sosnarová hromadně obelhává lidi, v gulagu být nemohla. Dokumenty z Ruska jsou pravé, říká historik Hradilek
 
Historik Adam Hradilek. Foto: Ludvík Hradilek, Deník N.
Historik Adam Hradilek. Foto: Ludvík Hradilek, Deník N.

Historik Adam Hradilek z Ústavu pro studium totalitních režimů svou studií minulý týden zbořil příběh údajné oběti gulagu Věry Sosnarové. Ta tvrdila, že v ruských lágrech strávila 19 let, čemuž však odporují archivní dokumenty.

Kdo je Věra Sosnarová? Je to „lhářka“, za niž ji označil historik Mikuláš Kroupa?

Myslím, že ano. Dvacet let žila v místech, kde se musela setkávat s lidmi propuštěnými z gulagu. Pohybovala se v místech, kde se o táborech mluvilo a kde o nich bylo povědomí. Musela vědět, že není v pracovním táboře, ale je civilní zaměstnankyní.

Mnoho lidí po zveřejnění vaší studie argumentovalo tím, že sice možná byla civilní zaměstnankyní, ale i tak musela žít ve strašných podmínkách, proto si to mohla splést. Je to podle vás možné?

Když se člověk podívá na fabriky, které tam často dodnes fungují, dají se přirovnat třeba k Poldi Kladno nebo ostravským železárnám. Ona žila v dělnických podmínkách. Poválečný život v Rusku byl náročný, určitě tam byl hlad. Zároveň si ale myslím, že v Brně měla před válkou a po ní těžší život než v Nižném Tagilu.

<...>

Оригинал: denikn.cz



См. также:

- 11.07.2019 00:00 Češka roky líčí hrůzy, které prožila jako oběť gulagu. Nikdy v něm nebyla, odhalil historik // denikn.cz Скриншот
     Věra Sosnarová je v Česku známá jako jedna z posledních žijících pamětnic gulagu. Podle historika Adama Hradilka z Ústavu pro studium totalitních režimů však nikdy v pracovních táborech nebyla a její příběh je smyšlený. Seniorka to popírá.
     V sovětských lágrech měla nyní 88letá důchodkyně pracovat téměř dvacet let. O svých krutých vzpomínkách dodnes emotivně vypráví na besedách či na školních přednáškách.
     Podle Hradilkova zjištění však její příběh není pravdivý. Podle dostupných dokumentů nebyla v komunistických lágrech, ale působila jako civilní zaměstnankyně na Urale. Hrůzy, které Sosnarová opakovaně popisuje, jsou podle něj navíc v rozporu s výpověďmi dalších pamětníků.

 
Vera Sosnarova na snimku z roku 2005
Věra Sosnarová na snímku z roku 2005. Foto: Drahoslav Ramík, ČTK


- 12.07.2019 09:16 Důležitější je příběh než to, zda jsou její zážitky autentické, hájí falešnou oběť gulagu politici, kteří ji navrhli na vyznamenání // denikn.cz Скриншот
     Politici KDU-ČSL se postavili na obranu osmaosmdesátileté Věry Sosnarové, která si podle historika Adama Hradilka vymyslela mnohaleté utrpení v sovětském gulagu. Jeho zjištění naopak podpořil vedoucí projektu Paměť národa Mikuláš Kroupa.
     Sosnarová podle dostupných dokumentů nebyla skoro dvacet let v komunistických lágrech, jak tvrdí, ale působila jako civilní zaměstnankyně na Urale. Zážitky, které popisuje na besedách nebo přednáškách ve školách, jsou navíc podle Hradilka i dalších historiků v rozporu se svědectvím jiných pamětníků.
     „Desítky rozhovorů, které poskytla médiím, i besedy s ní pořádané jsou protkány výroky, jež odporují historickému poznání represí v Sovětském svazu i skutečným životním peripetiím Věry Sosnarové a její rodiny,“ shrnuje Hradilek závěry své studie Neskutečný příběh Věry Sosnarové, která vyšla v časopise Paměť a dějiny vydávané Ústavem pro studium totalitních režimů (ÚSTR).
     Poté co Deník N informoval o Hradilkově zjištění, vyvolalo to mnoho ohlasů.
     Sosnarová dostala loni v listopadu Cenu hejtmana Jihomoravského kraje. Ani přes předložené důkazy ale politici neuvažují, že by její udělení přehodnotili.

 
Vera Sosnarova na snimku z roku 2005-pic2
Věra Sosnarová na snímku z roku 2005. Foto: Drahoslav Ramík, ČTK




Kruty osud Vyry Sosnarovy z Brna-pic1
- 17.07.2019 09:30 Krutý osud Věry Sosnarové z Brna: Víte, kolikrát mě znásilnili, než jsme dojeli na Sibiř? // extrastory.cz Скриншот
     В мае 1945 года люди в Чехословакии праздновали окончание войны. Но не у всех была причина праздновать. Некоторые, с другой стороны, начали жестокие времена. Печально известный НКВД ворвался на нашу территорию с танками освободителей, арестовав здесь тысячи людей. Среди них была 14-летняя Вера Соснарова из Брно.
     Вера окупилась тем, что ее матерью была Россия, которая после большевистской революции 1917 года ушла с войной чешских легионеров и голодной России и нашла новый дом в Чехословакии. Это помещает его в черный список предателей, которых сталинский режим хотел наказать. Российские офицеры арестовали ее 17 мая 1945 года в ее квартире в Брно с двумя ее дочерьми - 14-летней Верой и 9-летней Нада. Сначала их доставили на спортивный стадион в Будапеште, где Советы сосредоточили заключенных для депортации. Затем их загнали в крупный рогатый скот и увезли в Сибирь.
     Это был долгий путь, полный трудностей, и Вера была несколько раз изнасилована Верой. «Нас едва развлекали. Когда мы говорили, русские кричали на нас. Вы знаете, сколько раз меня изнасиловали, прежде чем мы прибыли? Такая фигня. Прямо в вагоне. Ужас », - говорит 83-летняя пожилая женщина, у которой воспоминания о мучительных страданиях по-прежнему плачут в глазах даже спустя годы. «Никто не мог помочь, потому что их бы застрелили, что случилось. Однажды они бросились к девушке, у которой в машине был отец. Они начали насиловать ее прямо перед его глазами. Вы знаете, что он не мог смотреть это, он начал защищать ее, поэтому его застрелили », - вспоминает миссис Соснар.
     Они прибыли в Сибирь в сентябре, когда появились снежные лодыжки, а затем, по его словам, начался настоящий ад. Зима, голод, тяжелая работа, грязь и болезни. Деревянные казармы, в которых собралось пятьдесят человек, были без окон. Действительно, всегда было холодно, на ночь накрывая только тонкое военное одеяло. Чтобы что-нибудь выпить и помыть, нужно было собрать снег в ведре, поставить на плиту и дать ему растаять. Им дали только четверть хлеба и супа, чтобы поесть. «Мы также были борщом из человеческой плоти», - говорит миссис Вера. «Когда мы нашли наши пальцы, мы знали, что готовим».
     <...>
     Вера Соснарова - последний живой свидетель в нашей стране. Ее воспоминания были написаны Дж. С. Купкой в книге под названием «Кровавая клубника с подзаголовком: жестокая судьба чешской женщины», которая пережила восемнадцать лет унижения в русских гулагах.
     (Примечание: в июле 2019 года история Веры Соснаровой была описана как вымышленная. Прочитайте обновленную версию здесь.)

 
Kruty osud Vyry Sosnarovy z Brna

     Google-перевод. Полностью здесь.



Krvavу jahody-2009
- Jiří S. Kupka. Krvavé jahody // www.databazeknih.cz
     Krutý osud mladé Češky, která prožila osmnáct let ponižování a teroru v sovětských gulazích.
     Žánr: Literatura faktu, Historie, Příběhy
     Vydáno: 2009, Mladá fronta
     1. vydání originálu: 2008
     Autor a jeho další knihy: Jiří S. Kupka (p) česká, 1921 - 2017


20150922-SaVIO Krvave jahody – pribeh zeny, ktera prezila gulag
- 22.09.2015 SaVIO Krvavé jahody – příběh ženy, která přežila gulag // www.salesko.cz Скриншот
     Кровавая клубника рассказывает страшные свидетельства Веры Соснаровой.
     Вера Соснарова была депортирована в возрасте четырнадцати лет вместе со своей девятилетней сестрой Нада и их русской матерью, эмигрантом из Санкт-Петербурга Любой Мелькиновой, из Брно в Советский Союз.
     В исправительно-трудовом лагере в Сибири они испытывают бесконечные ужасы сталинского террора, которые мать не выживет. После желаемого освобождения они отправляются как сироты без документов на Дальний Восток, где они продолжают свой рабский труд в лесу, на тихоокеанском торговом судне, а затем на суше, в шахте, колхозе и литейном цехе. Он вернулся в Чехословакию только через 19 лет по очень невыгодным трудовым договорам. Фон драмы жизни и смерти изображает 20-й век как столкновение национализма, вырождение человеческих идеологий и мировых войн.
     Пусть эта история станет подлинным посланием для будущих поколений.

 
20150922-SaVIO Krvave jahody – pribeh zeny, ktera prezila gulag-scr1


20151008-Krvavу jahody Vуry Sosnarovу
- 08.10.2015 Krvavé jahody Věry Sosnarové // www.jupiterclub.cz
     Domácí hospic Vysočina zve na besedu do velkého sálu Hasičské zbrojnice (ulice nad Gymnáziem Velké Meziříčí), čtvrtek 8. října 2015 v 18.00. Vstupné dobrovolné.
     Paní Věra Sosnarová byla po válce odvlečena se svou matkou a sestrou do Sovětského svazu, kde protrpěla téměř dvacet let v jednom z pověstných gulagů na Sibiři. Je posledním žijícím svědkem těchto událostí v České republice. O jejím utrpění byla na základě jejího vyprávění napsána kniha Krvavé jahody. Tato beseda bude exkluzivní příležitostí setkat se s tak výjimečným člověkem a poslechnout si velmi silné vyprávění. Součástí besedy bude prezentace domácí hospicové péče.


- 11.10.2016 přednáška Věra Sosnarová (vypráví hlavní hrdinka knihy "Krvavé jahody") // www.kulturafrenstat.cz
 
20161011-přednáška Věra Sosnarová (vypráví hlavní hrdinka knihy Krvavé jahody)


- 22.02.2017 Chodníčky k minulosti – Přežila jsem Gulag, Věra Sosnarová // www.zubran.cz
 
20170222-Chodnicky k minulosti – Prezila jsem Gulag, Vera Sosnarova


- 30.03.2017 Přednáška „Přežila jsem gulag“ 30.3.2017 // www.farnosttrebovice.cz
 
20170330-Prednaska Prezila jsem gulag


- 16.05.2017 Věra Sosnarová: Krvavé jahody. Příběh ženy, která přežila Gulag // www.knihovna-uo.cz
 
20170516-Vera Sosnarova- Krvave jahody. Pribeh zeny, ktera prezila Gulag


- 06.06.2017 Věra Sosnarová - Krvavé jahody - Příběh ženy, která přežila gulag // www.youtube.com: KnihovnaUO Скриншот
     Záznam vyprávění Věry Sosnarové v MěK Ústí nad Orlicí z 16. 5. 2017
 
20170606-Vera Sosnarova - Krvave jahody - Pribeh zeny, ktera prezila gulag-scr1


- 05.10.2017 Pozvánka na besedu s Věrou Sosnarovou, která proběhne v aule na rektorátu 5. října od 17:15 hodin // www.facebook.com/slu.cz
 
Pozvánka na besedu s Věrou Sosnarovou, která proběhne v aule na rektorátu 5. října od 17-15 hodin


- 06.12.2017 MSKA - Věra Sosnarová - Krvavé jahody // www.vkholomouc.cz
 
20171206-MSKA - Vera Sosnarova - Krvave jahody


Vera Sosnarova - Krvave jahody
- 16.04.2018 Věra Sosnarová - Krvavé jahody // www.informuji.cz
     Кровавая клубника расскажет пугающее свидетельство Веры Соснаровой, депортированной в возрасте четырнадцати лет, вместе с девятилетней сестрой Нада и их русской матерью - петербургским эмигрантом Любой Мелькиновой - из Брно в Советский Союз. В исправительно-трудовом лагере в Сибири они испытывают бесконечные ужасы сталинского террора, которые мать не выживет.
     После желаемого освобождения они отправляются в качестве бездокументных сирот на Дальний Восток, где продолжают рабский труд в лесу, на тихоокеанском торговом судне, а затем на советских внутренних территориях, в шахтах, колхозах и литейных цехах. Он вернулся в Чехословакию только через 19 лет по очень невыгодным трудовым договорам. Фон драмы жизни и смерти изображает 20-й век как столкновение национализма, вырождение человеческих идеологий и мировых войн. Сестра Наца уже умерла, но Вера продолжает рассказывать историю своей жизни интересующимся и студентам не только по всей Чешской Республике, но и за рубежом.


- 19.04.2018 Přežila jsem GULAG - Věra Sosnarová // www.velen.cz
 
20180419- Prezila jsem GULAG - Vera Sosnarova


- 27.04.2018 Beseda - Věra Sosnarová: přežila jsem Gulag // www.poznej-sternbersko.cz
 
20180427-Beseda - Vera Sosnarova- prezila jsem Gulag


- 04.05.2018 Bítešská akademie - Krvavé jahody, Věra Sosnarová // www.pribyslavice.net Скриншот
 
20180504-Bitesska akademie - Krvave jahody, Vera Sosnarova


- 09.05.2018 Věra Sosnarová: Krvavé jahody // www.knihovnatabor.cz
 
20180509-Věra Sosnarová- Krvavé jahody


- 05.09.2018 Krvavé jahody – Věra Sosnarová // www.fnj.cz
 
Vera Sosnarova - Krvave jahody-pic2


- 23.01.2019 Věra Sosnarová přinese otřesné svědectví o dvaceti letech v gulagu // www.hlucin.cz Скриншот
 
20190123-Vуra Sosnarovф pкinese otкesnу svуdectvш o dvaceti letech v gulagu


- 11.04.2019 PŘEDNÁŠKA: Přežila jsem gulag – Věra Sosnarová // www.mktisnov.cz
 
20190411-PREDNASKA- Prezila jsem gulag – Vera Sosnarova


- 17.07.2019 В течение многих лет она утверждала, что она стала жертвой советского режима. Теперь Вера Соснарова призналась, что никогда не была в ГУЛАГе // extrastory.cz
- 25.07.2019 «Рыси ели людей». Чешская пенсионерка 17 лет выдает себя за узницу ГУЛАГа // Аргументы и Факты
- 26.07.2019 В Чехии разоблачили легендарную лгунью о ГУЛАГе // iarex.ru

- Безумный мир цифр публицистики Солженицына // voiks
 
Вести в субботу с Сергеем Брилевым от 16.12.17