voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

Categories:

Реакция на процесс Эйхмана в Советском Союзе: попытка предварительного анализа, 1960-1965 годы


Нати (Анатолий) Канторович
Реакция на процесс Эйхмана в Советском Союзе: попытка предварительного анализа, 1960-1965 годы*

Нати (Анатолий) Канторович. Реакция на процесс Эйхмана в Советском Союзе: попытка предварительного анализа, 1960-1965 годы // Яд Вашем: Исследования. – Иерусалим, 2009, с.193-232.
 
Впервые опубликовано на иврите и по-английски как “Soviet Reactions to the Eichmann Trial: A Preliminary Investigation 1960-1965” в Yad Vashem Studies, том 35 (2007) pp. 91-122. Перевод с иврита Бенциона Дымерского.

Введение

На фоне систематического замалчивания Холокоста в СССР 1 анализ советской реакции на процесс Эйхмана позволяет сделать важные выводы об отношении советского общества к Катастрофе. Процесс, ставший событием международного масштаба, широко освещался средствами массовой информации всего мира, и советская пресса не могла игнорировать его. Исследователи располагают целым рядом газетных репортажей, статей и даже книг о процессе Эйхмана, вышедших в Советском Союзе 2. В дни самого процесса было предпринято несколько попыток выявить советскую позицию по этому вопросу, однако за отсутствием необходимой информации комментаторы ограничивались интерпретацией отдельных аспектов дела и не изучали целостную картину советской реакции на процесс 3. Таким образом, большая часть материалов, в том числе и находившихся в открытом доступе, до сих пор не стала предметом научного исследования. Необходимо помнить, что в данном случае речь идет не только об изучении исторических событий, но и об анализе концепции, которую пытался построить советский истеблишмент 4.

Настоящая статья рассматривает отношение Советского Союза к процессу Эйхмана на протяжении трех временных периодов:

1) между официальным заявлением Давида Бен-Гуриона в Кнессете о поимке Эйхмана и началом судебного процесса;
2) в ходе самого процесса;
3) в первые годы после его окончания.

Советская общественность не могла не отреагировать на суд, на заседаниях которого обсуждались убийства и страдания евреев. Поэтому на примере отношения Советского Союза к процессу Эйхмана мы постараемся проанализировать отношение СССР к Холокосту вообще.

Мы не случайно решили завершить рассматриваемый нами период 1965 годом. Именно в этом году враждебное отношение Советского Союза к Израилю как к центру международного сионизма получило официальное выражение: советский представитель впервые приравнял сионизм к нацизму с трибуны ООН 5. Поэтому стоит задуматься, повлияла ли политическая позиция Советского Союза относительно Государства Израиль и сионизма на советскую официальную интерпретацию суда над Эйхманом.



Реакция на процесс Эйхмана в Советском Союзе (2009)-pic197
...В годы, предшествовавшие процессу над Эйхманом, одной из немногих связанных с Холокостом общественных дискуссий в Советском Союзе была дискуссия вокруг Бабьего Яра 17. Вызванная публикацией известного стихотворения Евгения Евтушенко (19 сентября 1961 года) и последовавших откликов, она достигла своей кульминации уже после начала процесса. Однако на страницах советской прессы споры вокруг этой темы велись еще в конце 50-х годов, хотя до выхода стихотворения в свет еврейская тема и не упоминалась открыто. Эта страница истории недостаточно изучена вплоть до сегодняшнего дня, и все же можно видеть в дискуссии о Бабьем Яре один из ярких симптомов начала конфликта между тремя основными группами советских интеллектуалов: либералами, советскими консерваторами и русскими националистами 18. Либералы требовали свободы упоминания страданий и жертв каждого из народов Советского Союза, в то время как консерваторы и русские националисты возражали против этого, причем каждая группа возражала посвоему 19. Консерваторы следовали официальной политической линии, которая подчеркивала трагедию, пережитую совместно всеми народами СССР, а националисты утверждали (неофициально), что преступления, совершенные большевиками против русского народа, ни в чем не уступают преступлениям нацистов. Обе эти точки зрения вполне соответствовали официальной советской позиции, согласно которой Холокост был второстепенным историческим событием 20. Консерваторы и националисты придерживались сходных взглядов и вскоре объединились на почве признания русского характера советской идентичности, полную антитезу которому в их глазах представляло собой еврейство 21. <...>

__________
     * Эта статься является переработанной версией курсовой работы «Новые данные в исследовании Холокоста», представленной в рамках магистерского семинара под руководством проф. Иехуды Бауэра в Тель-Авивском университете. Я хочу поблагодарить проф. Яакова Рои за согласие прочесть работу и за полезные замечания.
     1 Подробный обзор этой темы см.: Zvi Gitelman, “Politics and the Historiography of the Holocaust in the Soviet Union” // Zvi Gitelman (ed.), Bitter Legacy: Confronting the Holocaust in the USSR (Bloomington: Indiana University Press, 1997), pp. 14–50.
     2 Большинство этих материалов опубликованы в сборниках «Евреи и еврейский народ», выходивших с 1962 года в Лондоне, а с 1970 года издававшихся Центром исследования и документации еврейства Восточной Европы при Еврейском университете в Иерусалиме. Я широко использовал эти сборники в ходе работы над статьей.
     3 Об этих попытках см. ниже.
     4 Yizhak Arad, “Ha-Shoah ba-historiografiya ha-sovyetit” // Yisrael Gutman, Gideon Greif (eds.), Ha-Shoah be-historiografiya (Jerusalem: Yad Vashem, 1987), p. 141.
     5 В 1965 году советский представитель впервые попытался провести параллель между сионизмом и нацизмом с трибуны официальной международной организации (ООН). См.: Yohanan Manor, Alilat dam: Ha-maavak le-vitul hahlatat ha-U”M hamashva et ha-ziyonut le-gizanut (Jerusalem: Ha-Sifriya Ha-Ziyonit, 1998), pp. 27–29. Понятие «международный сионизм» было призвано подчеркнуть всемирный размах сионизма и показать, что это явление не ограничивается одной-единственной маленькой страной. См.: William Korey, Russian Antisemitism, Pamyat and the Demonology of Zionism (Chur, Switzerland: Harwood Academic Publishers, 1995), pp. 30–45.
     . . .
     17 О месте, которое занимал Бабий Яр в исторической памяти евреев Советского Союза о Холокосте, см.: E. W. Clowes, “Constructing the Memory of the Holocaust: the Ambiguous Treatment of Babii Yar in Soviet Literature” // Partial Answers, № 3 (2) (2005), pp. 153–182.
     18 Kiril Feferman, Soviet Treatment of the Holocaust, 1941–1964 (unpublished M. A. thesis submitted to the Hebrew University, Jerusalem, 2000), pp. 37–41. Я хочу выразить благодарность Кириллу Феферману, предоставившему эту работу в мое распоряжение.
     19 Подробнее об их позициях см.: Jay Bergman, “Soviet Dissidents on the Holocaust, Hitler and Nazism: А Study of the Preservation of Historical Memory” // The Slavonic and East European Review, vol. 70, № 30 (July 1992), pp. 477–504. Об отношении антисоветских националистических кругов к евреям см.: Binyamin Pinkus, ”Ha-tnuot ha-disidentiyot bi-Vrit ha-Moazot ve-yahsan la-yehudim u-le-Medinat Yisrael” // Shvut, № 15 (1992), pp. 246–253.
     20 Feferman, Soviet Treatment of the Holocaust, p. 41.
     21 См.: Николай Митрохин, Русская партия. Движение русских националистов в СССР, 1953–1985. М.: НЛО, 2003. Это относительно недавнее исследование анализирует, в частности, историю русско-советской националистической группы в кругах партийного и советского политического аппарата в Советском Союзе.


Оригинал: www.academia.edu
PDF
Tags: academia.edu, Бабий яр, Евтушенко, Иерусалим, Израиль, Канторович Нати, СССР, Холокост, Эйхман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments