?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Страсти по переименованию
Voikov
voiks
V-logo-sonar2050_org
25.12.2018 | Иван Лизан
Страсти по переименованию
 
20181225-Страсти по переименованию-pic1

Почему выбор дополнительных имён для российских аэропортов привёл к скандалам.

В начале октября 2018 года в ходе встречи со студентами Псковского государственного университета митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов) предложил присвоить местному аэропорту «Кресты» имя княгини Ольги, аэропорту Шереметьево — Фёдора Достоевского, аэропорту Пулково — Александра Пушкина. На следующий день Общественная палата, Общество русской словесности (его возглавляет Шевкунов), Русское географическое общество, Российское историческое общество и Российское военно-историческое общество объявили на созванной пресс-конференции об инициативе «Великие имена России». Предложение о присвоении имён аэропортам в этот же день одобрил министр культуры Владимир Мединский.

4 декабря в Общественной палате РФ состоялось итоговое заседание экспертного совета конкурса «Великие имена России», на котором были подведены итоги финального общенационального голосования. Россияне выбрали имена великих соотечественников для 42 аэропортов страны. А 24 декабря закончился второй этап конкурса, в ходе которого имена были присвоены ещё пяти аэропортам России.

Но, как часто бывает, благое деяние в виде популяризации великих деятелей отечественной истории посредством «доименования» аэропортов страны привело чиновников и общество совсем не к тому, на что рассчитывали авторы проекта и чиновники.

Вместо объединения и популяризации отечественной истории инициаторы «Великих имён России», похоже, лишь спровоцировали новый раскол и подняли волну чёрного пиара.

Почему так вышло и какие уроки можно извлечь из проекта по присвоению имён аэропортам, читайте ниже.

Гладко было на бумаге

Начать стоит, пожалуй, с того, что речь идёт не о переименовании, а именно о дополнении текущего названия аэропорта. Причины, по которым аэропорт нельзя просто так переименовать, исключительно финансовые: страна-инициатор переименования обязана за свой счёт оплатить расходы на изменение картографии во всех странах мира, в которых фигурирует данный аэропорт, — таковы требования Международной организации гражданской авиации (ИКАО).

Новое имя для воздушной гавани южноафриканского Кейптауна обошлось в 10 млн южноафриканских раундов (45 млн рублей), а стоимость переименования аэропорта в столице Бангладеш составила 190 млн долларов. Проще говоря, чем больше маршрутов обслуживает аэропорт, тем дороже будет стоить его переименование.

Именно поэтому, например, международный аэропорт Бишкека носит название кыргызского эпоса Манас лишь формально: для мира авиации название аэропорта с советских времён не изменилось — он как был аэропортом Фрунзе, так и им остался, о чём свидетельствуют надписи на посадочных талонах всех его пассажиров.

Поэтому от того, будет аэропорт Внуково носить имя Александра Пушкина или нет, не изменится ровным счётом ничего, кроме вывесок на фасадах зданий терминалов воздушной гавани и надписей на различных брошюрах и стендах. В этом плане пиар-эффект от переименования для иностранной аудитории оказался смазанным, но полезным для различных дизайнеров и тех, кто заработает на практической реализации итогов голосования, когда речь зайдёт об освоении финансовых средств.

Кроме того, проблемы возникли уже на этапе выбора персоналий отечественной истории: секретарь общественной палаты РФ Валерий Фадеев 4 октября говорил, что при выборе названий стоит воздержаться от имён политиков XX века. «Получается, жители Ульяновска могут не рассчитывать, что их аэропорт будет назван в честь Владимира Ленина», — заявил Фадеев. Почему Фадеев решил за ульяновцев, что товарищ Ленин для них не авторитет, неясно.

Однако в действительности оказалось так, что под запрет попали лишь советские государственные деятели: ни Сталина, ни Ленина, ни куда менее одиозного для консерваторов и либералов Климента Ворошилова в списке претендентов не оказалось, зато туда проник Николай II, чью кандидатуру выдвинули представители мурманского казачества.

Появление последнего императора Российской империи, в годы правления которого данная империя прекратила своё существование, не могло не привести к масштабным баталиям между левыми и правыми. По сети стали распространять призывы проголосовать за правильного кандидата, и в итоге вместо мурманчан и жителей области голосовали наиболее политизированные граждане из всех регионов России. С солидным перевесом победил Николай II — его сторонники оказались лучше организованы.

20181225-Страсти по переименованию-pic2


Уже на примере Мурманска процесс единения россиян остановился, а конкурс стал напоминать мягкую попытку декоммунизации. Ведущий телеканала «Царьград» Афанасьев, автор фантастически безграмотных телепрограмм о Ленине, победу Николая II воспринял с воодушевлением и замахнулся на переименование станции Войковской Московского метрополитена им. В. И. Ленина.

Самих же жителей Мурманской области такие итоги голосования не устроили. 6 декабря общественная палата (ОП) Мурманской области обратилась в Общественную палату РФ с письменной просьбой не утверждать результаты голосования по присвоению аэропорту Мурманска имени Николая II, так как альтернативные соцопросы показали, что 86 % мурманчан категорически против изменения нынешнего названия аэропорта и требуют оставить существующее название — аэропорт города-героя Мурманска.

Возникли вопросы и к методологии самого процесса голосования. Логичным было бы предположить, что раз Россия — страна с федеративным устройством, то принимать участие в голосовании за присвоение имени аэропорту должны исключительно жители того субъекта федерации, на территории которого он расположен. В действительности же в голосовании могли принять участие представители любого субъекта федерации, а принцип «один человек — один голос» не был соблюдён.

В обсуждение процесса выбора имён включились все кому не лень, и больше всего после Мурманска досталось калининградцам: внезапно оказалось, что великий философ-идеалист Иммануил Кант — русофоб и предатель русского народа просто потому, что всю жизнь прожил не в русском Калининграде, а прусском Кёнигсберге.

Отметился даже депутат Госдумы из Татарстана, которому, казалось бы, не должно быть никакого дела до того, как в Калининграде назовут аэропорт. Патриотическое шоу с переименованием практически сразу стало призывом к действию: памятник философу пострадал от вандалов, которые облили его краской.

20181225-Страсти по переименованию-pic3


Несколько лет назад мы удивлялись сносу памятников Колумбу в США на волне победившей толерантности — теперь идём по американскому пути.

Не обошлось и без административного ресурса, причём в такой форме, которая наносит ущерб не только самой инициативе, но и государству. Госслужащие будто наперегонки стали показывать свою дурь, агитируя за или против того или иного кандидата.


«Писал какие-то непонятные книги»: вице-адмирал Балтфлота рассказал морякам о Канте


К слову, военные недоработали: Василевский набрал 29 % голосов против Елизаветы Петровны с 33 % и «автора непонятных книг, которые никто из вас не читал» Канта (у него 25 % голосов).

Так почему же вполне невинная инициатива, направленная на единение народа, стала камнем преткновения, о который споткнулись наиболее политизированные граждане? Всё просто:

     1. Наше прошлое не ушло в небытие — оно с каждым годом всё сильнее проникает в настоящее. Примеры тому — активизация националистов и консерваторов, которые пытаются сбить растущие рейтинги советских государственных деятелей, чья популярность свидетельствует о том, что проблемное и кризисное настоящее вынуждает граждан обращаться к прошлому с его моделями управления обществом, государством и экономикой.
     2. Сплоховали организаторы, которые не допустили к голосованию советских государственных деятелей, но сочли целесообразным сохранить кандидатуру Николая II. Чем они руководствовались — желанием провести мягкую декоммунизацию или же просто личными симпатиями, неясно.

Однако главная проблема с «Великими именами России» состоит в том, что конкурс, который ничего не решает и не меняет, стал элементом деструктивной шоу-политики: калининградцы и интеллигенты возмутились словами Мухаметшина, красные в очередной раз убедились в том, что примирение с белыми в текущей ситуации равносильно капитуляции, а белые лишь сильнее возненавидели своих идеологических противников. Вмешалась в дело и церковь, одобрившая победу Николая II в Мурманске.

Теперь же, когда стало понятно, кто виноват, следует найти ответ на то, как в дальнейшем лучше проводить подобные голосования, чтобы их итоги были конструктивными, а не деструктивными.

Шаг к самоуправлению

Тем не менее из проведённого конкурса можно извлечь ряд уроков.

Во-первых, игры в переименования, особенно в текущих кризисных политэкономических условиях, — не наилучшее занятие. Куда больше уважения власти принесло бы вынесение на голосование названия для какого-то нового инфраструктурного проекта, того же моста или дороги. В таком бы случае пиар-эффект был бы значительно больше.

Во-вторых, в том случае, если в качестве цели ставится единение людей, подобные акции должны быть максимально аполитичными. Раз уж организаторы решили, что в списке не должно быть политиков XX века, то их там не должно быть. А так вышло, что организаторы нарушили свои же правила.

В-третьих, судя по тому, что в конкурсе принял участие 1 миллион человек, то россияне вполне дозрели до того, что называют электронной демократией.

20181225-Страсти по переименованию-pic4


Сколько жителей Татарстана проголосовало за свой аэропорт, а сколько ещё за аэропорт им. Владимира Высоцкого в Магадане (туда сослали барда), неясно, однако сам опыт вовлечения граждан в социальную жизнь стоит признать успешным.

В целом же инициативу по выбору дополнительного имени для аэропортов, по данным ВЦИОМ, поддержали 53 % жителей мегаполисов, 50 % россиян, проживающих в крупных городах, и 48 % сельчан. На переименование «родного» аэропорта согласен 51 % опрошенных. Из них 52 % полагают, что аэропорту, находящемуся в их регионе, стоит присвоить имя земляка. Ещё 39 % считают это необязательным и согласны на ту или иную персону, значимую в пределах всей страны.

Теперь при условии внесения ряда корректив в процесс голосования и создания специализированных площадок для непосредственной демократии активность граждан можно использовать в их же благо.

Для этого необходимо сделать на базе портала «Госуслуги» либо на базе социальной сети возможность выдвигать инициативы, проводить агитацию за них и голосовать. При этом важно создать механизм, который отсекал бы от процесса голосования тех граждан, которые не проживают в той местности, в которой выдвинута инициатива. Проще говоря, чьё имя будет носить новая улица в Мурманске, должны решать не белогвардеец Афанасьев или москвич Петров, а сами мурманчане или же и вовсе жители того района города, где будет новая улица. Создать такой механизм несложно: достаточно просто отсеивать диапазон определённых IP-адресов или ввести авторизацию по месту жительства — цифровая демократия и анонимность практически несовместимы.

При этом подобные инициативы должны быть подкреплены финансовым ресурсом со стороны органов власти, а чиновники должны быть обязаны не просто реагировать на инициативы населения, которым управляют, но и исполнять те решения, которые приняты большинством жителей, даже если они с ними не согласны.

Сами же инициативы должны быть исключительно местного характера, преимущественно связанными с социально-культурной жизнью населённых пунктов и их частей (микрорайонов, кварталов и улиц), например, касаться вопросов благоустройства.

Почему цифровая демократия должна начинаться с местного самоуправления? Причины просты:

     1. Любая власть опасается любых форм самоорганизации населения и видит в наиболее активных гражданах либо потенциальных конкурентов, либо перспективных смутьянов.
     2. Вопросы благоустройства, как правило, оказываются вне внимания чиновников (мэров, сити-менеджеров и глав поселковых советов), требуют проявления инициативы «снизу» и в основном не нуждаются в больших финансовых затратах, но в то же время оказывают благотворное влияние на настроение большого количества людей за счёт улучшения их среды обитания.
     3. Непосредственная демократия сродни тренировке в спортивном зале, и прежде чем пытаться поднять большой вес, стоит попробовать с несложных задач, а участие в местных проектах может стать хорошим социальным лифтом.

Реализация подобной системы позволит сделать жизнь людей проще, вовлечь их в общественную активность в своих населённых пунктах, упростить коммуникацию между жителями и властью, направить силы людей на созидание и при этом избежать возникновения всероссийских скандалов и страстей вокруг выбора имён.

Оригинал: www.sonar2050.org



См. также:
- 29.12.2018 Иван Лизан. Страсти по переименованию // imhoclub.by
- 03.12.2018 «Писал какие-то непонятные книги»: вице-адмирал Балтфлота рассказал морякам о Канте // www.youtube.com: Новый Калининград.Ru Скриншот