?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
На него равнялись все
Voikov
voiks
V-logo-smol-news_ru
26 Июнь 2013
На него равнялись все
 
20130626-На него равнялись все-pic1

22 июня в Москве на Страстном бульваре был открыт памятник А. Т. Твардовскому. Трёхметровая скульптура отлита в Катыни на заводе «Олакс». Авторы – народный художник России Владимир Суровцев в соавторстве с сыном Данилой, архитекторы – Виктор Пасенко и Вячеслав Иванченко. Гранитный постамент изготовлен на камнеобрабатывающем предприятии «Возрождение» в Санкт-Петербурге. Генеральным спонсором проекта выступил известный предприниматель и меценат Алишер Усманов.

В торжественной церемонии приняли участие министр культуры РФ Владимир Мединский, и.о. заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников, председатель комитета Государственной Думы РФ по делам Содружества независимых государств и связям с соотечественниками Леонид Слуцкий, член Общественной палаты РФ, поэт Андрей Дементьев, дочери А.Т. Твардовского Валентина Александровна и Ольга Александровна, Наталья Дмитриевна Солженицына, а также делегация смолян во главе с заместителем губернатора Смоленской области Николаем Кузнецовым.

После того как была разрезана красная лента и сброшено покрывало, памятник А. Твардовскому открылся взорам присутствующих.

А затем участникам торжества было предоставлено слово.

Писатель, лауреат премии Правительства России, ветеран Великой Отечественной войны Андрей Михайлович Турков напомнил отзыв И. Бунина о «Василии Теркине»:

«… это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем и какой необыкновенный народный солдатский язык – ни сучка ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова».

А. Турков подчеркнул, что журнал «Новый мир», которым 16 лет руководил А. Твардовский, создавался в соответствии с тем, что было сказано в первых строках «Василия Теркина»:

А всего иного пуще
Не прожить наверняка -
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.

Отстаивать такую правду в любые времена трудно. Солоно приходилось и А. Твардовскому. Девять лет была под запретом сатирическая поэма «Теркин на том свете»… Поэма «По праву памяти» была напечатана много лет спустя после смерти автора. Но в самые тяжелые, горькие времена А. Твардовский получил однажды письмо, без точек и запятых, которое тут же вклеил в свою рабочую тетрадь. В письме были такие строки: «Дорогой мой Александр Трифонович я солдат прошел всю отечественную читаю ваше произведение люблю вас как душу свою».

И действительно А. Твардовский был и душой, и совестью страны и народа!

Владимир Мединский отметил, что А. Твардовский был не только великим поэтом и гражданином, но и великим солдатом. И после войны он воевал всю свою жизнь. Сражался за память солдат, за публикации правды о войне, за друзей-фронтовиков, писателей. Он вел эту войну до последнего дня. Даже когда был разгромлен «Новый мир», он всего лишь отступил, перешел на запасные позиции. И сегодня, в День памяти и скорби, мы должны отдать наш долг миллионам погибших, ради кого жил, сражался и умер Александр Трифонович Твардовский. Мы должны быть достойны их памяти и его гения.

Леонид Слуцкий заметил, что, вспоминая Александра Трифоновича, мы неизменно отмечаем его как человека, который символизирует целую эпоху в советской литературе двадцатого столетия. Символично, что прекрасный монумент установлен рядом с историческим зданием редакции «Нового мира». Именно «Новый мир» А. Твардовского символизировал в советской литературе оттепель, приход в литературу новых талантов…

Поэт, председатель Международного Пушкинского комитета, лауреат Государственной премии Владимир Костров прочитал стихотворение, которое написал и читал на открытии замечательного памятника А. Твардовскому и его литературному герою В. Теркину (скульптор народный художник России Альберт Сергеев) в Смоленске 2 мая 1995 года «Вновь над кручею днепровской…».

Николай Писаренко исполнил песню на стихотворение А. Твардовского «На дне моей жизни, на самом донышке…», музыку к которому он написал.

Лично знавший А. Твардовского Андрей Дементьев, признался, что Александр Трифонович был для него, как Бог. Все, кто пишет, смотрели на него снизу вверх. Все на него равнялись…
Вдохновенно прочитал отрывок из поэмы А. Твардовского «Василий Теркин» народный артист РФ Сергей Никоненко.

Наталья Дмитриевна Солженицына рассказала об огромной роли, которую А. Твардовский сыграл в творческой судьбе А. Солженицына.

– Сегодня трудно представить, насколько невероятно тяжело было опубликовать повесть «Один день Ивана Денисовича»… В те годы пробить в печать такую повесть было нереально. В это не верил никто, кроме самого Твардовского. И сам Александр Исаевич потом говорил, что опубликование этой повести в шестьдесят втором году было подобно чуду. И если бы не было Александра Трифоновича Твардовского, то повесть никогда не была бы опубликована… Надо сказать, что, помимо этого, Александр Трифонович – явление совершенно уникальное в советской литературе. В русской литературе такие примеры бывали, но в советской – нет. Он был не только всенародно любимым поэтом, который писал до последних дней, но он был гениальным редактором и великим гражданином. Готов был очень многим жертвовать… В этом смысле он должен быть нам великим примером… Сегодня… очень мало таких примеров мы видим. Светлая ему память!..

Николай Кузнецов отметил, что смоляне с особым чувством присутствуют при открытии памятника. Имя А. Твардовского одинаково дорого и Москве, и Смоленщине! И в этом не только проявление единого культурного пространства России. Мы отдаем дань памяти человеку, совершившему творческий и гражданский подвиг!..

Валентина Твардовская
о памятнике и об отце:
Александр Трифонович Твардовский-Википедия
     Памятник уже три года стоял готовый. И только когда президент сказал, что указы надо выполнять, зашевелились.
     И вот, поставили…
     Он всегда ходил с гордо поднятой головой. А здесь он задумался…
     Он необычный человек, не такой, как все – добрее, гораздо добрее всех остальных, лучше, умнее. Это мы, его дочери, понимали с детства. Рядом такой человек, воспринимаешь его так, словно воздухом дышишь… А по-настоящему я стала понимать его огромную общественную роль в шестидесятые годы, когда он редактировал журнал…
     Читал дома стихи – всех поэтов и свои, конечно. Прежде всего, читал маме – когда новые напишет и… прислушивался к нашему мнению. Например, когда читал «Теркин на том свете», он записал: «Валя сказала, что это опубликовать невозможно». Смотрите, какую умную мысль выразила!.. Да нет, я была уже даже не студенткой, а работала…
     Он пишет, не думая о том, будет это опубликовано или не будет. Не могу молчать – его принцип…
     Сколько он пережил! Два разгрома журнала… который был необходим, востребован. Сейчас таких журналов нет… Нет авторов, которые оставили бы впечатление, которое оставляли авторы того «Нового мира» – Василь Быков, Белов, Астафьев, Войнович, Яшин – великолепные писатели. Шукшин начинал в нем печататься…
     Он оставил много своих стихов и поэм, которые, на мой взгляд, прочитаны недостаточно глубоко. В наше время их можно читать по-другому. Например, я ознакомилась с исследованием польского литературоведа о «Стране Муравии», который прочел поэму не как поэму о коллективизации, а как о драме крестьянства, у которого не было выбора… И потому она была названа кулацкой, трудно проходила в печати. Но я не назову ни одну из его поэм, которая бы легко шла к читателю. Вы думаете прославленный «Теркин», строки которого сейчас звучали? Нет! Останавливался, запрещался цензурой, запрещалось чтение по радио. «За далью – даль»… только с помощью Хрущева прошла…

P. S. Церемония открытия памятника завершилась. Торжественные речи и стихи отзвучали. К подножию бронзового Поэта положены цветы.
Кажется, всё хорошо.
Кажется…
Из всей десяти (или сколько там?) миллионной Москвы, из тысяч поэтов и прозаиков, состоящих в различных писательских союзах, сообществах, живущих в столице, на открытие пришли единицы. Не было и ветеранов Великой Отечественной войны, кроме А.М. Туркова.
Не пригласили? Замолчали информацию? Кто? Почему?
Или это мы сегодня т а к и е? Деформированные?
Что с нами происходит?
Бронзовому Поэту есть от чего склонить голову…

Николай ЧЕПУРНЫХ,
член Союза писателей России.
Фото автора.

Оригинал: www.smol-news.ru