voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

Category:

Незнакомый Лихтенштейн. Глазами первого российского посла

V-logo-inter-rel_ru

Незнакомый Лихтенштейн. Глазами первого российского посла
Незнакомый Лихтенштейн. Глазами первого российского посла
Автор: А.И. Степанов
Год: 2002
Страниц: 488
Переплёт: твёрдый переплёт
Формат: 60х90/16
ISBN: 5-7133-1122-8

Стержневая линия повествования - развитие российско-лихтенштейнских отношений, рассматриваемых через призму возникших при этом проблем. Ключевой сюжет - "архивная дипломатия", в результате которой Россия получила так называемый "Архив Соколова", с материалами следствия об убийстве императора Николая II и членов его семьи.

Одна из интереснейших глав книги "Русский след" повествует о малоизвестных фактах биографий наших знаменитых соотечественников: Александра Суворова, Николая Мясоедова, Сержа Лифаря и многих других

Степанова А.И.

Степанов окончил исторический факультет Московского государственного университета. Много лет был на дипломатической и научно-педагогической работе в системе Министерства иностранных дел. Доктор исторических наук, профессор. Лауреат Государственной премии СССР. Чрезвычайный и Полномочный посол.

Алексей ИВКИН. Эталонный обмен - газета "Известия" от 18 февраля 2002 г.

Поверите ли вы, что "Известия" были первой газетой, которая дала импульс установлению дипломатических отношений России с маленьким, но замечательно технологически и финансово продвинутым альпийским Княжеством Лихтенштейн (впервые за всю историю!)? Скорее всего, усомнитесь. Но это святая правда.

Эти отношения были установлены в 1994 году. Первым послом России в Княжестве Лихтенштейн стал Андрей Степанов, тогда российский посол в Швейцарии, сумевший доказать руководству страны, особенно премьеру той поры Виктору Черномырдину, всю важность заключения такого договора. По мнению Степанова, этому во многом способствовали "Известия".

Крот истории роет причудливыми маршрутами. И означенный начинался с того, что Элла Максимова, специальный корреспондент "Известий", сумела первой из всех журналистов пробиться в Центральный государственный особый архив СССР - почти тайное, ни в одном справочнике не значившееся хранилище государственных архивов, доступ в которое был закрыт для посетителей, а число имевших его ограничивалось двумя-тремя десятками наделенных особыми полномочиями людей.

В феврале 1990 года в "Известиях" появилось пять ее репортажей из Особого архива, в которых, в частности, говорилось о том, что в хранилище - масса трофейных документов, ввезенных нами весной 1945 года из освобожденных от гитлеровцев стран. Автор репортажей подчеркивала, что Особый архив практически не изучен: "Поединичной обработки фондов не было... Составили короткие аннотации - тема, предмет... Тут если сведущий человек "нырнет", возможны самые неожиданные находки". Пафос журналистки, газеты был в призыве добиваться открытия Особого архива. И призыв этот вскоре был властями услышан...

А дальше появляется Правящий князь Лихтенштейна Ханс-Адам II, который весьма сочувственно наблюдает из своего старинного крепостного замка Вадуц за нашей перестройкой, за августовскими событиями 91-го года, за демократизацией страны и с интересом относится к первым шагам российских дипломатов в сторону установления полноценных государственных отношений. Правящий князь, в частности, выказал большую заинтересованность в возвращении личного архива Лихтенштейнов, пропавшего на территории Австрии в 1945 году. Не мог ли он оказаться у нас?

Тем временем у посла Степанова после прочтения репортажей из Особого архива (как хорошо, что наши послы не утратили привычку читать "Известия", пусть уже и не "печатный орган Верховного Совета СССР"!) мелькает мысль: а действительно, нет ли там лихтенштейновских бумаг? Запрос в Москву, поиски, ответ: да, есть, и уже этот фонд, действительно попавший сюда в мае 1945-го из-под Вены, видели оксфордский профессор истории Стоун и какой-то австрийский гражданин (архив был уже открыт). Оба джентльмена, как оказалось, были поверенными людьми Ханса-Адама II, так что он уже владел информацией о местонахождении своих бумаг. Более того, он сообщил Степанову, что недавно на аукционе "Сотбис" приобрел "Архив Соколова" (первого следователя, работавшего летом 1918 года по поручению адмирала Колчака на месте расстрела царской семьи в Екатеринбурге и окрестностях), который, как он полагает, мог бы весьма заинтересовать российскую сторону и быть отдан взамен архива Лихтенштейнов.

И был Правящий князь настолько поглощен мечтой заполучить бумаги рода обратно, что непременно желал видеть договор об обмене архивами. И Россия долго-долго думала, как ей поступить...

В только что вышедшей книге "Незнакомый Лихтенштейн глазами первого российского посла" Андрей Степанов подробно описывает все сложности переговоров по этому вопросу, все мельчайшие (важные, скорее всего, лишь для профессиональных дипломатов) детали процесса, наконец, его завершение ко взаимному удовлетворению сторон. В болезненной проблеме реституции перемещенных ценностей договор с Лихтенштейном, по мнению посла, является на сегодня эталоном ее решения (и, увы, пока единственным примером).
У этой современной истории очень хороший конец. Я имею в виду не только хорошие отношения между Россией и княжеством. Цитирую надпись автора книги, подаренной корреспонденту "Известий": "Элле Максовне Максимовой в знак глубокой признательности за уникальный вклад в решение архивной проблемы, существовавшей между нашей страной и Лихтенштейном долгие годы. А. Степанов. 5 февраля 2002 года".

Тимофеев Л. Знакомьтесь - Лихтинштейн - газета "Трибуна" от 22 февраля 2002 г.

Казалось бы, какое значение могут иметь отношения огромной России с крохотным княжеством, iзатерявшимся в Альпах. Все сомнения рассеивает только что вышедшая книга "Незнакомый Лихтенштейн". Автор - бывший посол РФ в Швейцарии и Лихтенштейне Андрей Иванович Степанов - приурочил ее к приближающемуся 200-летию российского Министерства иностранных дел.

С Лихтенштейном, оказывается, связаны многие страницы нашей истории. Здесь до последнего времени хранился так называемый "Архив Соколова", занимавшегося расследованием обстоятельств расстрела Николая II и его семьи. Мало кто знает, что в мае 1945 года в княжестве оказались русские люди, служившие в гитлеровском вермахте под командованием генерала Хольмстона - Смысловского, Не раз бывал в Лихтенштейне писатель Александр. Солженицын. Другой наш, соотечественник, известный общественный деятель и меценат Эдуард Александрович фон Фальц - Фейн считается в княжестве "королем сувенира".

Из книги читатель узнает о социальном облике "демократической монархии", о ее культуре, почтовых марках, коллекциях произведений искусства, о том, как правящий князь Ханс - Адам II сам зарабатывает на жизнь своего государства.

Никита Шевцов. Княжество ЛИХТЕНШТЕЙН можно обойти за один день - газета "Труд" от 2 марта 2002 г.

Далеко не каждый может с точностью указать на географической карте расположение этого крошечного государства, спрятавшегося в предгорьях Альп между Швейцарией и Австрией. Поэтому несомненный интерес вызывает появление книги, которая называется "Незнакомый Лихтенштейн". Ее автор Андрей Степанов в течение нескольких лет был послом России в Швейцарии и по совместительству в Лихтенштейне.

Читая книгу, понимаешь, что многое из происходившего в княжестве имеет прямое отношение к российской истории. Именно через Лихтенштейн проходили суворовские чудо - богатыри, совершавшие переход через Альпы. О пребывании Суворова в Лихтенштейне свидетельствует выпущенная здесь почтовая марка с изображением знаменитого полководца. Кстати, продажа почтовых миниатюр является важной статьей бюджета Лихтенштейна.

Почти 15 лет своей жизни отдал Лихтенштейну замечательный русский художник Г. Г. Мясоедов. В княжестве хранится немало его работ. В маленькую страну не раз приезжал А.И. Солженицын. Ныне в Лихтенштейне живет наш соотечественник барон Э.А. фон Фальц - Фейн. Он покинул родину совсем маленьким вместе с родителями после революции, но всю жизнь сохраняет любовь и преданность Родине, помогая ей всем, чем возможно. Общественный деятель и меценат, Эдуард Александрович возвратил нашей стране немало ценных произведений искусства. Недавно при его активном участии, равно как и автора книги, в Россию был передан архив Соколова, расследовавшего обстоятельства гибели царской семьи.

Э.А. фон Фальц - Фейн, которому в нынешнем году исполняется 90 лет, специально прилетел в Москву на презентацию книги "Незнакомый Лихтенштейн", состоявшейся в МИДе Российской Федерации. Выступая, он рассказал, что уже показал труд Степанова правящему князю Лихтенштейна, поблагодарившему автора "за проделанную работу".

Тимофеев Л. Географические открытия ещё возможны - газета "Трибуна", "Труд" от 12 марта 2002 г.

В здании МИД на Смоленке состоялось официальное представление книги бывшего посла России в Швейцарии и Лихтенштейне Андрея Степанова "Незнакомый Лихтенштейн глазами первого российского посла".

Андрей Иванович действительно был первым, кто, как вырозился руководитель Федеральной архивной службы В.П. Козлов, подобно Колумбу открыл Лихтенштейн и как Суворов завоевал его. Завоевал не оружием, о личным обаянием, искренним интересом, что позволило дипломату установить по-настоящему доверительные отношения и с правящим князем Хансом - Адамом II, и с членами его правительства.

Книгу уже называют "малой энциклопедией" затерявшегося в Альпах княжество, о руководство нашего МИДа даже не журит молодых дипломатов, когда застает их за чтением многостраничного произведения в рабочее время. А писательница Виктория Токарева которая скорее всего книгу прочитать не успела, сравнила ее с "кастрюлькой кипящего супа, над которой струится вкусный аромат трудолюбия и знания".

Посол Степанов за восемь лет работы на этом посту сделал два великих дела: обеспечил возведение памятника Суворову на перевале Сен-Готард, хотя некоторые высокие чиновники в Москве посчитали, что "увековечивать каждый прыжок через овраг не стоит", и выменял знаменитый архив следователя Соколова, занимавшегося расследованием обстоятельств расстрела царской семьи.

Последний эпизод в роботе Степанова стал по сути прецедентом и примером решения проблемы реституции культурных ценностей. Единственный россиянин, имеющий лихтенштейнское подданство, барон Фальц - Фейн рассказал корреспонденту ДВ, что возвращение архива носило драматический характер. Первая попытка, приобрести его на аукционе "Сотби" провалилась, поскольку денег было выделено из казны всего 100 тысяч долларов, а стартовали торги с 300 тысяч. Тогда борон с подачи Степанова уговорил правящего князя - человека небедного - выкупить бумаги у нового владельца, а затем обменять их на собственный архив, оказавшийся после войны в Москве. Операция в конце концов завершилась успешно, хотя ее участником пришлось преодолеть немало юридических и бюрократических преград...

Впрочем, лучше прочитать книгу и поближе узнать Лихтенштейн, "открытый" первым российским послом.

Оригинал: www.inter-rel.ru



V-logo-iz.ru
Эталонный обмен
17 февраля 2002, 13:00 | Алексей Ивкин

Поверите ли вы, что "Известия" были первой газетой, которая дала импульс установлению дипломатических отношений России с маленьким, но замечательно технологически и финансово продвинутым альпийским Княжеством Лихтенштейн (впервые за всю историю!)? Скорее всего, усомнитесь. Но это святая правда

Эти отношения были установлены в 1994 году. Первым послом России в Княжестве Лихтенштейн стал Андрей Степанов, тогда российский посол в Швейцарии, сумевший доказать руководству страны, особенно премьеру той поры Виктору Черномырдину, всю важность заключения такого договора. По мнению Степанова, этому во многом способствовали "Известия".

Крот истории роет причудливыми маршрутами. И означенный начинался с того, что Элла Максимова, специальный корреспондент "Известий", сумела первой из всех журналистов пробиться в Центральный государственный особый архив СССР - почти тайное, ни в одном справочнике не значившееся хранилище государственных архивов, доступ в которое был закрыт для посетителей, а число имевших его ограничивалось двумя-тремя десятками наделенных особыми полномочиями людей. В феврале 1990 года в "Известиях" появилось пять ее репортажей из Особого архива, в которых, в частности, говорилось о том, что в хранилище - масса трофейных документов, ввезенных нами весной 1945 года из освобожденных от гитлеровцев стран. Автор репортажей подчеркивала, что Особый архив практически не изучен: "поединичной обработки фондов не было... Составили короткие аннотации - тема, предмет... Тут если сведущий человек "нырнет", возможны самые неожиданные находки". Пафос журналистки, газеты был в призыве добиваться открытия Особого архива. И призыв этот вскоре был властями услышан...

А дальше появляется Правящий князь Лихтенштейна Ханс-Адам II, который весьма сочувственно наблюдает из своего старинного крепостного замка Вадуц за нашей перестройкой, за августовскими событиями 91-го года, за демократизацией страны и с интересом относится к первым шагам российских дипломатов в сторону установления полноценных государственных отношений. Правящий князь, в частности, выказал большую заинтересованность в возвращении личного архива Лихтенштейнов, пропавшего на территории Австрии в 1945 году. Не мог ли он оказаться у нас?

Тем временем у посла Степанова после прочтения репортажей из Особого архива (как хорошо, что наши послы не утратили привычку читать "Известия", пусть уже и не "печатный орган Верховного Совета СССР"!) мелькает мысль: а действительно, нет ли там лихтенштейновских бумаг? Запрос в Москву, поиски, ответ: да, есть, и уже этот фонд, действительно попавший сюда в мае 1945-го из-под Вены, видели оксфордский профессор истории Стоун и какой-то австрийский гражданин (архив был уже открыт). Оба джентльмена, как оказалось, были поверенными людьми Ханса-Адама II, так что он уже владел информацией о местонахождении своих бумаг. Более того, он сообщил Степанову, что недавно на аукционе "Сотбис" приобрел "Архив Соколова" (первого следователя, работавшего летом 1918 года по поручению адмирала Колчака на месте расстрела царской семьи в Екатеринбурге и окрестностях), который, как он полагает, мог бы весьма заинтересовать российскую сторону и быть отдан взамен архива Лихтенштейнов. И был Правящий князь настолько поглощен мечтой заполучить бумаги рода обратно, что непременно желал видеть договор об обмене архивами. И Россия долго-долго думала, как ей поступить...

В только что вышедшей книге "Незнакомый Лихтенштейн глазами первого российского посла" Андрей Степанов подробно описывает все сложности переговоров по этому вопросу, все мельчайшие (важные, скорее всего, лишь для профессиональных дипломатов) детали процесса, наконец, его завершение ко взаимному удовлетворению сторон. В болезненной проблеме реституции перемещенных ценностей договор с Лихтенштейном, по мнению посла, является на сегодня эталоном ее решения (и, увы, пока единственным примером).

У этой современной истории очень хороший конец. Я имею в виду не только хорошие отношения между Россией и княжеством. Цитирую надпись автора книги, подаренной корреспонденту "Известий":

"Элле Максовне Максимовой в знак глубокой признательности за уникальный вклад в решение архивной проблемы, существовавшей между нашей страной и Лихтенштейном долгие годы. А. Степанов. 5 февраля 2002 года".

Игорь ШАБДУРАСУЛОВ, президент фонда "Триумф": - Я не буду говорить о той роли, которую "Известия" играли в общественной жизни России на протяжении этих восьмидесяти пяти лет и продолжают играть. Она очевидна. Могу только сказать, что "Известия" - одна из трех-пяти газет, которые я читал, читаю и буду читать. Этим все сказано.

Борис СТРУГАЦКИЙ, писатель: - Я не мастер говорить юбилейные речи, но к газете "Известия" отношусь с большим уважением. Выписываю газету всю жизнь, лет двадцать-тридцать точно. "Известия" всегда выделялись из прочих солидностью и объективностью. Даже в советские времена "Известия" были более честными, чем другие газеты. И сейчас мне они нравятся: что называется, взвешенное издание. Излагаются всевозможные точки зрения, даются они, насколько я могу судить, без купюр, так что можно составить представление о мнении очень широкого круга российских граждан.

Оригинал: iz.ru
Скриншот



См. также:

- Рецензии на книгу «Незнакомый Лихтенштейн глазами первого российского посла» // www.livelib.ru
Э     Эта книга о своеобразии социально-экономического и политического облика крохотного альпийского княжества, ставшего `налоговым раем` для множества иностранных компаний, прибежищем капиталов, в том числе не всегда законного происхождения. Вместе с тем перед нами реальный пример эффективного сочетания монархии и демократии. Стержневая линия повествования — развитие российско-лихтенштейнских отношений, рассматриваемых через призму возникавших при этом проблем. Среди них малоизвестный `русский эпизод` — интернирование здесь в канун Победы над фашистской Германией остатков `Первой русской национальной армии германского вермахта` под командованием генерала Смысловского. Ключевой сюжет — `архивная дипломатия`, связанная с осуществлением в 1997 г. обмена оказавшегося в России архива лихтенштейнского Княжеского дома на приобретенный Правящим князем `Архив Соколова` — материалы следствия об убийстве императора Николая II и членов его семьи. В заключительной части книги рассказывается о следе, который оставили русские в истории Лихтенштейна, о культурном и человеческом общении с этой страной.

Графиня Кинская - марка
- Русский Лихтенштейн. Писатели // www.russki.li
     Писатели, о которых пойдет речь на этой странице либо проживали в Лихтенштейне, либо каким-либо образом были связаны с ним.
     Графиня Кинская
     Судьба графини Норы Кинской самым неожиданным образом переплелась с судьбами России и Лихтенштейна. Она никогда не бывала в Лихтенштейне, но является бабушкой нынешнего князя этой страны. Она, поработав в 1917 году в Киеве как сотрудница австрийского Красного Креста, написала книгу "Русский дневник" и оставила нам свидетельства о России той эпохи.
     Георгий Симон
     Георгий Симон (1895 - после 1946) пришел в Лихтенштейн в составе Первой русской национальной армии. Его судьба после 1946 года неизвестна. Симон оставил после себя мемуары, которые в Лихтенштейне считаются историческим хроникам и уже неоднократно здесь переиздавались.
     Георгий Песков
     Георгий Песков - писатель русской эмиграции. Он жил в Париже, писал повести и до 1939 года был одним из немногочисленных авторов, живших "со своего пера". Он посещал Лихтенштейн, так как здесь жила его переводчица.
     Александр Солженицын
     Знаменитый русский писатель Александр Солженицын некоторое время жил в Цюрихе и дважды посещал Лихтенштейн: первый раз - инкогнито, а во второй раз, когда ему присвоили докторскую степень в Шаане.
     Надежда Данилевич
     Надежда Данилевич - московская журналистка, искусствовед и автор книги "Барон Фальц-Фейн - жизнь русского аристократа".
     Андрей Степанов
     Андрей Степанов - бывший посол СССР, а затем, и Российской Федерации в Швейцарии, автор книги "Незнакомый Лихтенштейн".


- 16.01.2015 Графиня Кински и русская революция // ru-royalty

«Сестра Нора»
- 10.05.2015 23:22 Про бабушку князя Лихтенштейна Нору Кински // russianvienna.com
     Бабушка нынешнего правителя княжества Лихтенштейн, Нора Кински (1888–1923), с детства бредила Россией. Но ребенком она вряд ли могла себе представить, при каких именно обстоятельствах она совершит свое путешествие по этой стране.
     Графиня Норбертина (Нора) Кински фон Вхинитц и Теттау родилась в 1888 году в Вене. Она была шестым по счету ребенком графа Зденко Кински и его супруги Георгины.
     Детство Нора провела в поместье родителей – в замке Карлова Коруна в Богемии, которая была тогда частью Австро-Венгрии.
     Род Кински – очень старинный и многочисленный. Сказать «я графиня/ граф Кински» было недостаточно. Приходилось уточнять, из какой именно ветви Кински ты происходишь, в этом случае – «Кински фон Вхинитц и Теттау из Хлумеца». Были как графская, так и княжеская ветви фамилии Кински. <...>
     Кумиром Норы была ее родственница – знаменитая Берта фон Зутнер (в девичестве графиня Кински), деятель международного пацифистского движения и первая женщина-лауреат Нобелевской премии мира. Своим независимым и деятельным характером Нора очень походила на тетю Берту, а ее нашумевшую книгу «Долой оружие!» она знала наизусть. <...>
     В 1914 году грянула Первая мировая война – «праматерь» всех катастроф XX-го века. Нора, еще до войны окончившая курсы сестер милосердия, на средства, выделенные отцом, основала лазарет на 110 коек для реабилитации раненых. С началом войны многие молодые аристократки, в том числе и сестры Норы, пошли работать сестрами милосердия.
     Многие считали, что война долго не продлится. Но прошел первый год, второй, начался третий, а войне все не было конца и края. Люди гибли миллионами на фронтах, количество пленных достигло невиданных историей размеров. Россия взяла два миллиона пленных немцев и австрийцев, а они всё прибывали и прибывали. Один только прорыв Брусилова принес полмиллиона новых пленных. Захваченные перевозились вглубь России, так как их пребывание в европейской части страны считалось опасным. Россия, сама находясь в катастрофическом положении, была не в состоянии обеспечивать неприятельских пленных всем необходимым. В лагерях царили эпидемии, антисанитария, голод. Ради справедливости стоит заметить, что русские пленные по другую строну фронта были в аналогичной ситуации.
     Слухи о катастрофическом состоянии захваченных достигли Европы. По инициативе царского правительства в Россию были приглашены делегации немецкого и австрийского Красного Креста, задачей которых было инспектировать ситуацию в лагерях и следить за соблюдением Гаагской конвенции по обращению с пленными. (Наверное, многие с грустью подумают, что в следующей войне на все эти конвенции обе стороны плевать хотели!)
     В 1916 году 27-летняя Нора добровольно отправилась в Россию в составе австрийской делегации Красного Креста. Кроме нее поехали врачи, другие сестры милосердия (среди них и аристократки) и представители благотворительных организаций. Ее опыт работы с ранеными и тот факт, что она владела практически всеми языками Австро-Венгрии, делали ее незаменимым членом делегации. <...>
     За два года пребывания в России Нора Кински в составе делегации посетила 16 лагерей военнопленных и 15 трудовых лагерей. География ее поездок впечатляет – Дальний Восток, Маньчжурия, Урал, Алтай, Кавказ, Поволжье, Украина. Нора увидела Россию во всей ее красе, богатстве, а также во всей ее бедности. Она вела дневник, который был впоследствии издан. В нем предстает картина «тыловой» России 1916–1918 годов. Дневник по содержанию напоминает роман «Доктор Живаго». <...> Графиня Кински и русская революция
     В марте 1918 членам делегации был дан приказ возвращаться. Но Нора попросилась остаться, чтобы ухаживать за ранеными в одном из лагерей.
     Летом 1918 года ей пришла пора возвращаться домой. Нора попрощалась с Борисом в Туапсе. Расставание было нелегким: она успела привыкнуть к этому симпатичному молодому человеку и даже, возможно, была слегка влюблена в него. На прощание Борис подарил Норе книгу «Герой нашего времени» Лермонтова и попросил писать ему. Через месяц после их расставания он погиб на Кавказе, но Нора узнала об этом через Красный Крест лишь через год, уже после возвращения на родину.
     А тогда летом 1918 года ей предстояла нелегкая задача добраться одной из Туапсе до Петрограда. По пути, в зависимости от ситуации, она выдавала себя то за французскую гувернантку, то за чешскую крестьянку, то за датскую медсестру. Она без сожаления постригла себе голову «под нуль» во избежание двух ненужных вещей: вшей и мужского внимания.<...>
     Россия 1918 года после четырех лет войны и двух революций. Именно таким Нора представляла себе ад из «Божественной комедии» Данте. Голод, хаос, паника, стрельба. На железнодорожных станциях лежат одетые в тряпье тела (неизвестно, живые или мертвые). Никому нет до них дела, ни у кого нет сил позаботиться о них. Совершенно непонятно, в каком городе какая власть. Белоказаки? Красноказаки? Большевики? Эсеры?
     Ее впечатления о России того времени описаны в «Русском дневнике». <...>
     В 1921 году Нора вышла замуж за графа Фердинанда Вильчека. Вскоре у них родилась дочь Георгина (Джина). Через год Нора снова забеременела. Она, как и в прежние времена, была полна энергии и планов – после родов хотела изучать языки и литературу в университете Праги. Будучи уже на сносях, Нора хлопотала об открытии в округе школы для девочек, носящей имя Берты фон Зутнер. <...>
     Георгина, дочь Норы и Фердинанда, вышла замуж за князя Лихтенштейна – Франца Иосифа II. У пары родилось пятеро детей. Внук Норы, Ханс-Адам II фон унд цу Лихтенштейн – правящий князь Лихтейнштейна. В его замке в Вадуце хранятся оригинальные дневники его бабушки Норы и ее личные вещи.


- 26.10.2001 Александр Солженицын в Рязани // library.rsu.edu.ru
- 13.01.2011 Трудный подъем в Альпах // voiks
- 12.02.2005 От Рязани — до Лихтенштейна // voiks
- 13.04.2018 Встреча Солженицына с генералом Хольмстоном («Наша страна», 1976) // voiks
Tags: iz.ru, Известия, Кински, Лихтенштейн, Николай II, Рязань, Соколов Н.А., Солженицын, Степанов А.И., Фальц-Фейн, архивы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments