?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Мифы и правда о Петре Войкове (4)
Voikov
voiks
Часть-1 Часть-2 Часть-3 Часть-4 Часть-5
 
V-logo-istoriki_su
07.08.2018 15:52 | Авторы: Александр Иванович Колпакиди, Геннадий Владимирович Потапов
Мифы и правда о Петре Войкове

Известный телефункционер Киселёв нёс 8 ноября 2015 года следующий бред в передаче «Вести недели»:

     "Тот самый Войков, что в Екатеринбурге в 1918 году вместе с Юровским убил государя императора Николая II и его семью, включая малых детей. Для верности потом невинных жертв они прокалывали штыками. Пол при этом стал скользким, как на бойне. Наутро Пётр Войков снял с убиенных украшения. Раздел тела и стал резать императора на куски. Потом и остальных. Еще человеческие обрубки, части рук ног, туловищ и головы Войков поливал концентрированной серной кислотой. Растворял в ней царскую плоть, чтобы обезобразить до неузнаваемости. Серную кислоту Петр Войков запас в екатеринбургской аптеке «Русское общество» взял там под сто литров. Использовал всё. 
     Поверх, уже не торопясь, лил на полусожжённое кислотой человеческое мясо керосин и с шипом палил помешивая. На это ушло 2 суток подряд. Помогали Юровский, Голощекин, Белобородов. Войков и сам работал и командовал. Что не растворилось и не догорело, закопали прямо посреди проселка. А сверху развели костер. Вся картина в точных деталях восстановлена по многим источникам. В том числе следствием администрации Колчака. Расследованием в позднесоветские годы и дополнительным уже в наше время.
     Важнейший источник - советский дипломат-невозвращенец Беседовский. В 20-е годы он под началом Войкова работал в советском постпредстве в Варшаве. Как-то в канун Нового года Войков, подвыпив, на корпоративе для сотрудников всю историю убийства царской семьи Беседовскому и выложил".


Насчёт многих источников Киселёв врёт. Вся эта ложь из писаний Беседовского.  НИКАКИХ других источников информации о том, что Войков был организатором или исполнителем расстрела «царской» семьи нет.

Некий поп Ардов на «Радио свобода» заявлял: «В стране очень много всего названо в честь этого негодяя. Поскольку он публично погиб, видно, в те времена была идеологическая акция. Я бы считал, что все надо назвать именем Коверды, который его застрелил, поскольку правосудие его не могло достать. И я очень уважаю Коверду, он отсидел свой срок в польской тюрьме, потом оказался в Америке. Он был православным человеком. … Когда-то замечательно сказала про Мавзолей Ленина и кладбища на Красной площади покойная Новодворская. Она в день смерти Ленина сказала: "Давным-давно пора убрать с Красной площади этот скотомогильник!" И вот пока этот "скотомогильник" не убран, ничего не будет. Ну, может быть, чего-то переименуют. Но это все так и будет катиться дальше неизвестно сколько времени.». То есть этот лживый поп считает террориста и фашистского холуя Коверду достойным увековечивания в топонимике только по той причине, что тот разделял его вид религиозного бреда. И данный поп восторгается русоненавистницей Новодворской и мечтает об уничтожении мавзолея Ленина и разумеется памятников ему. То есть этот моральный урод хочет для России майданутого укробезумия.

Два научных сотрудника Института российской истории РАН, кандидаты исторических наук И. А. Курляндский и В. В. Лобанов составили справку о П. Л. Войкове. Данные сотрудники не стали себя утруждать работой, а просто переписали клеветнические измышления Беседовского из его «На путях к термидору» в свою справку. Половина справки - текст Беседовского. А во второй половине «научные сотрудники» понаписали вздора, показывающего, что они даже изданных в СССР биографий Войкова не читали. В самом начале эти «учёные» пишут: «Пётр Лазаревич Войков (1888 – 1927) родился в семье преподавателя духовной семинарии (по другим сведениям – директора гимназии)». В то время как в книге Г. Н. Губенко «Пётр Лазаревич Войков. Краткий биографический очерк» написано, что отец П. Л. Войкова был преподавателем ремесленного училища и к тому же атеистом. А в книге Н. П. Жуковского «Полномочный представитель СССР» писано, что Лазарь Петрович Войков был учителем математики в ремесленном училище в Керчи. Так откуда «научные сотрудники» взяли свои сведения? Да ниоткуда! Сами придумали и написали. Во всяком случае они ни на что не сослались. А Википедия ссылается уже на их записку как на источник бредовых сведений. К тому же нет никаких сведений, что в Керчи вообще была духовная семинария. А ведь Войковы жили именно в Керчи!

Некий Мультатули из РИСИ (где директором в то время служил вышеупомянутый Решетников) пишет: «Участие Войкова в убийстве доказано прямыми и косвенными вещественными доказательствами, показаниями и иными свидетельствами, как собранными белым следствием Н. А. Соколова, так и приводимыми в советских источниках: 1) В написании Войковым писем Царской Семье на французском языке от имени «офицера», с целью спровоцировать ее на побег и в ходе него убить её; 2) Двумя требованиями П. Л. Войкова заведующему аптекарским магазином «Русское общество» М. Д. Мецнеру о выдаче серной кислоты (всего её было выдано 163-181 кг.); 3) показаниями свидетелей, которые вечером 17 июля 1918 г. видели, как Войков лично распоряжался отправкой ящиков и кувшинов с кислотой, указывая при этом чекистам, что «придётся, быть может, ездить всю ночь». Позже грузовик с ящиками с кислотой, выданных по требованию Войкова, видели в Коптяковском лесу, где происходило уничтожение тел Царственных мучеников; 4) показаниями свидетеля А. П. Пуйдога, хорошо знавшего Войкова, о том, что на частный вопрос «При каких обстоятельствах погиб Николай II», Войков ответил: «мир об этом никогда не узнает»; 5) воспоминаниями советского перебежчика, бывшего высокопоставленного дипломата Г. З. Беседовского, которому Войков в личном разговоре сообщил обстоятельства своего участия в убийстве и уничтожении тел Царской Семьи. Кстати, эти воспоминания вполне соответствуют действительности.

Войков вспоминал:
«Мы решили, что казнь произойдёт в доме Ипатьева, в подвале. Трупы будут отвезены на грузовиках в Коптяковский лес и там сожжены. […] Уничтожение трупов началось на следующий же день и велось Юровским под руководством Войкова и наблюдением Голощекина и Белобородова… Войков вспоминал эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что, когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ и голов. Эту кровавую массу поливали бензином и серной кислотой и тут же жгли двое суток подряд… Это была ужасная картина»;
6) «Воспоминаниями» главного исполнителя убийства Царской Семьи Я. Х. Юровского, о том, что он заказывал серную кислоту и керосин для уничтожения тел Царской Семьи у заведующего отделом снабжения Войкова;
7) Воспоминаниями соучастника убийства Царской Семьи М. А. Медведева (Кудрина), о том, что 16 июля 1917 г. в здании уральского ЧК в Екатеринбурге состоялось заседание областного совета Урала, на котором присутствовал Войков, постановившее «немедленно в ту же ночь ликвидировать семью Романовых и их прислугу»;
8) воспоминаниями Й. Л. Мейера, который утверждал, что Войков присутствовал при убийстве и уничтожении тел Царской Семьи;
7) Приводимыми в книге советского автора Б. И. Бочкарева сведения, что именно Войков подстрекал остальных участников сговора к тому, чтобы не оставить в живых ни «единицы царской фамилии». 29 октября 2015 г. следователь-криминалист В. Н. Соловьев сделал заключение по поводу участия Войкова в Екатеринбургском злодеянии и однозначно признал его виновным в его подготовке и организации.

Во-первых, Мультатули как всегда врёт про вещественные доказательства. Никаких ссылок на вещественные доказательства он не приводит. Во-вторых, если разобрать по пунктам его «доказательства», то видно, что они или выдуманы, или ничего нового не содержат. 1. Письма писал Родзинский под диктовку Войкова и не с целью убить при попытке к бегству, а с целью проверки связей арестованных с волей. Никакого убийства при попытке к бегству не было. 2. Записки о выдаче серной кислоты давно известны от колчаковского следствия и ничего не доказывают. Как комиссар по снабжению Войков подписывал тысячи таких записок и колчаковское следствие приобщило к делу нужные ему записки. Если кислота была для невозможности идентификации Романовых, то почему её не использовали? Ведь эрэфовское следствие идентифицировало по черепам останки и их захоронили в Петропавловской крепости. 3. Этот пункт вообще к Войкову никакого отношения не имеет. И о каких свидетелях речь? Ведь в записках колчаковского следствия кислоту получал Зимин, так откуда фальшивые «свидетели»? Иначе записки фальшивые. 4. “Показания свидетеля А. П. Пуйдога, хорошо знавшего Войкова, о том, что на частный вопрос «При каких обстоятельствах погиб Николай II», Войков ответил: «мир об этом никогда не узнает»”

Из сказанного читатель может подумать, что именно так Войков ответил свидетелю на поставленный им вопрос. Однако открыв показания инженера Александра Петрова Пуйдо (не Пуйдога!), читаем, что тот ничего подобного не слышал!

«В показаниях следствию Пуйдо прямо заявил: «Об убийстве бывшего Императора Николая II-го лично с ним [Войковым] никогда не говорил, а в частной беседе в обществе на заданный Войкову какой-то дамой вопрос: „При каких обстоятельствах погиб Николай II?”, Войков ответил, что мир об этом никогда не узнает»[48].

Т.е. сам Пуйдо НИКОГДА с Войковым о расстреле не говорил, а его записывают в число свидетелей!

Еще: закавыченная Мультатули фраза в оригинале приводится без кавычек, поскольку первоисточник, не скрывая, пересказывает слух – буквально в стиле ОБС (одна баба сказала!). 5. Беседовский. О брехне этого лжеца уже было рассказано ранее. 6. Опять записки о кислоте. Повтор пункта 2. 7. Войков участвовал в голосовании. Это давно известно и не отрицается. Хотя никаких документов об этом голосовании нет. Кто, как и за что голосовал неведомо. Известен только результат. 8. Мультатули нам подсовывает нового свидетеля – «воспоминания Й. Л. Мейера, который утверждал, что Войков присутствовал при убийстве и уничтожении тел Царской Семьи». Это откровенная выдумка (много диалогов, описаний кто чего думал и т.п.). Но самого Мейера близко не было к месту расстрела. Он ничего не видел и нигде не присутствовал; все выдумал и написал. И вообще именно в писаниях этого Мейера фигурирует мифический комиссар Александр Мёбиус, никогда не существовавший в реальности.

9. (У «историка» Мультатули после пункта 8 повторно идёт пункт 7). Опять речь идёт о голосовании, о котором документов нет. Причём ссылается Мультатули на художественное произведение. 10. Заключение следователя Соловьёва от 29 октября 2015 года. Из 4-х пунктов этого постановления два повествуют о неосуществлённых задумках (убийстве по пути из Тобольска в Екатеринбург и крушении поезда на том же маршруте). Этого не было и достоверность доказательств задумок писана вилами по воде. Два других пункта это всё то же голосование Войкова на Уралсовете и записки о выдаче кислоты.

Не лишена подозрительных неточностей и история с выдачей кислоты. О ней (истории и кислоте) сообщается в книге Вильтона (1920, перевод 1923), Дитерихса (1922) и Соколова (1925); все три автора, как сообщается, пользовались копией следственного дела.
Поскольку «записки Войкова» впервые были опубликованы англичанином Вильтоном, то в 1922 году они должны были бы появиться в переводе. Записки перевода однако в точности соответствуют оригиналу:
Вильтон, с. 80:

«Предлагаю немедленно без всякой задержки и отговорок выдать из вашего склада пять пудов серной кислоты предъявителю сего. Обл. Комиссар Снабжения Войков”

«Предлагаю выдать еще три кувшина японской серной кислоты предъявителю сего. Обл. Комиссар Снабжения Войков».

В любом случае английский перевод не может в точности соответствовать русскому.

Интересно в этой связи, что в книге Вильтона фотокопии требования Войкова нет, а в вышедшей в 1922 году книге Дитерихса записки не цитируются. В книге Соколова как цитируются записки, так приводится их плохонькая фотокопия, но с одним важным отличием приписки «17/VII» там нет! Нет её и в публикации «архива Дитерихса» издательства «Посев».

Сказанное позволяет усомниться в подлинности «записок Войкова» о кислоте, впервые появившихся у Вильтона! Никто никогда не проводил экспертизы печати и подписи этих записок, которые, как известно, вместе с другими документами дела переданы в ГАРФ. Тем более на останках, захороненных в Петропавловской крепости никаких следов воздействия кислоты нет.

Тот же Мультатули использует протухшие газетные утки для обоснования версии ритуального убийства семьи бывшего царя. Вот его писанина: «В двадцатые годы в газете „Царский вестник“, издававшейся в Белграде, была помещена статья „Кто убил Царскую Семью?“. „Когда большевики и местный Совдеп при приближении белых вынуждены были спешно покинуть Екатеринбург, — говорилось в статье, — то впопыхах они оставили на телеграфе телеграфные ленты зашифрованных переговоров по прямому проводу между Свердловым (Москва) и Янкелем Юровским (Екатеринбург).

Ленты эти вместе с другими следственными материалами попали в руки следователя по особо важным делам Н. А. Соколова.
Расшифровать эти ленты Н. А. Соколову удалось лишь в 1922 году в Париже при помощи специалиста по разборке шифров.
Среди этих телеграфных лент оказались ленты исключительной важности, касающиеся именно убийства Царской Семьи. Содержание их было следующее:

Свердлов вызывает к аппарату Юровского, сообщает ему, что на его донесение в Америку об опасности захвата Царской Семьи белогвардейцами, или немцами, последовал приказ, подписанный Шиффом, о ‹необходимости ликвидировать всю Семью›. Приказ этот был передан в Москву через Американскую миссию, находившуюся тогда в Вологде, равно как и через нее передавались в Америку и донесения Свердлова. Свердлов подчеркивал в своем разговоре по прямому проводу, что никому другому, кроме Свердлова, обо всем этом неизвестно и что он в таком же порядке передает приказание ‹свыше› ему, Юровскому, для исполнения.

Юровский, по-видимому, не решался сразу привести в исполнение этот приказ. На следующий день он вызывает к аппарату Свердлова и высказывает мнение о необходимости убийства лишь Главы Семьи, последнюю же он предлагал эвакуировать.
Свердлов снова категорически подтверждает приказание убить всю Семью, выполнение этого приказа ставит под личную ответственность Юровского.

Последний на следующий день выполняет приказ, донеся Свердлову по прямому проводу об убийстве всей Семьи. После этого Свердлов сообщил об этом ЦИКу, поставив последний перед свершившимся фактом.

Все эти данные, не вошедшие в книгу Соколова об убийстве Царской Семьи, были лично сообщены Соколовым в октябре 1924 года, то есть за месяц до внезапной своей смерти, его другу, знавшему его еще как гимназиста пензенской гимназии. Этот личный друг Соколова видел и оригинальные ленты, и их расшифрованный текст“»[49].

Лживость этой газетной «утки» очевидна. Соколов якобы расшифровал материалы «исключительной важности» в 1922 году, но за два года так их и не опубликовал, хотя часть материалов следствия печатал в 1924 году. И даже за те же два года никому о них не рассказал, кроме анонимного «друга», не имеющего фамилии, имени и отчества. К тому же в схеме «заказчик — организатор — исполнитель» исполнителю никогда не сообщается имя заказчика. Для того, чтобы исполнитель не знал заказчика, и существует промежуточное звено. Поэтому лже-Свердлову в якобы переписке с лже-Юровским абсолютно не было нужды ссылаться на якобы переписку с американским банкиром-евреем Шиффом. С какой стати верить в то, что в данном случае сообщали исполнителю, от кого и откуда получен «приказ». Но Мультатули вещает эту заведомую галиматью, подавая ее как несомненный факт.

Впрочем, на эти и другие домыслы Мультатули о «ритуальном убийстве» ответил следователь Владимир Соловьёв:
«1. Нет ни одного подлинного документа, который бы подтверждал «приказ» банкира Шиффа об убийстве Царской Семьи.
2. Нет ни одного документа, подтверждающего инициативу Ленина и Свердлова в вынесении решения о расстреле всех членов Царской Семьи и лиц из свиты.
3. Нет ни одного документа, подтверждающего «ритуальность» убийства.
4. Никто пока не смог доказать, что некие знаки на стене «расстрельной» комнаты носят осмысленный характер, а не являются «пробой пера».
5. Нет ни одного показания свидетелей о полном сожжении трупов в районе Ганиной Ямы. Фрагменты костей и «просаленная земля», обнаруженные в 1919 году, никогда и никем научно не исследовались. Подобные же фрагменты костей, обнаруженные во время археологических раскопок в 1998 году, принадлежали животным и представляли собой некий «суповой набор», то есть остатки трапезы большевиков.
6. Нет ни одного документально зафиксированного свидетельства отделения голов и их транспортировки в Москву.
7. Машинописный текст «записки» Я. Юровского содержит в себе рукописную правку, сделанную его рукой. Одновременно там имеются записи, сделанные рукой академика М. Покровского. То есть факт участия Я. Юровского в редакции его литературно обработанных записей подтвержден в ходе последних исследований»[50].

А вот Михаил Мягков, научный директор Российского военно-исторического общества, доктор исторических наук развивает клеветнические измышления:

«… Что, собственно, сделал Войков? Кем он был? Возникает следующая коллизия. Он был революционером-террористом, совершал теракты еще до революции. Был представителем большевиков на Урале, его деятельность там ознаменовалась грабежами крестьянства и исчезновением из магазинов хлеба. Но самое главное — он был одним из организаторов убийства царской семьи, причем не только самого Николая II, его супруги, но и детей. Как это можно объяснить? Он настаивал на убийстве, когда центральная власть еще не решила, что делать с царской семьей. Благодаря, в том числе, его настойчивости было принято решение расстрелять царскую семью и уничтожить останки.  Войков сам добивал детей царя, колол их штыками. Это был человек, который хотел, наверное, чтобы его имя вошло в историю, так как он готовил специальное обращение перед убийством царской семьи. А поскольку Войков был по образованию химик, то под его присмотром разрубали останки царской семьи и потом их уничтожали. Он этого не скрывал, об этом говорят его воспоминания. А его деятельность на Урале изложена в архивах. Таким образом, подтверждается кровавое прошлое этого человека. Кроме того, будучи на посту полпреда в Польше, который он занял с 1924 года, он выступал за убийство первого руководителя Польши маршала Пилсудского.  Не вдаваясь в подробности, мы можем сказать, что такое убийство наверняка спровоцировало бы огромный конфликт и, возможно, новую войну между Польшей и ослабленной Советской Россией».


Всё озвученное этим лжецом – ложь из сочинения Беседовского. И про штыки, и про Пилсудского и прочее. Ему же вторит ещё один лжец Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:

     «…Войков, в общем, если разобраться довольно холодно в его реальной жизни, он — палач. Это не тот человек, кто отдавал указания убивать царских детей, где-то сидя в Кремле или в Петербурге. Это человек, который штыком добивал царских дочерей и обливал их кислотой, чтобы скрыть трупы… Человек, убивающий штыком невинных девочек, мне кажется, — это, мягко говоря, излишне для Москвы».


12 ноября 2015 года в своём твиттере высказался А. Пушков - госдумовский сиделец от ЕР. Он написал: "Кара за убийства настигла Войкова в 1927 в Варшаве. Давно пора стереть его имя отовсюду. И оставить одну память о нём - чёрную, как его душа". То есть этот невежественный экземпляр повторяет ту ложь,  которую ему приказали озвучить. 

Ещё 3 ноября 2015 года некий Е. Холмогоров написал в своём ЖЖ: «Вопрос о Войковской - мог бы стать первым в истории России референдумом об отношении к цареубийству.

Проголосовал за Войкова - лично нажал на курок выстрела в Николая, Александру, Алексея, Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию. Проголосовал против Войкова - встал между убийцами и жертвами.

Чисто по-человечески интересно как защитники Войкова отнеслись бы к тому, что среди их знакомых есть персонаж пытавшийся растворить пять детских трупов в кислоте.

Если Войковская будет демократически непереименована, то есть не собянинские орлы накрутят, а действительно большинство публики так проголосует, то Москва провалится в ад.

Это всё, что я имею вам сказать по данному поводу. Впрочем добавлю еще одно. Если мой город окажется городом цареубийц я сменю прописку».

Вот так взвинчивают страсти наши яростные монархисты!

При этом Холмогоров явно поражён слабоумием. Только слабоумные могут считать Романовых в 1918 году «царской» семьёй, верить в существование ада и даже в то, что ад находится прямо под Москвой. Кстати П. Л. Войков указывал в анкете 1922 года, что с 14 лет (т. е. с 1902 года) не имеет никаких религиозных верований.

Интересно, как очередное голосование на Активном Гражданине о переименовании станции метро «Войковская» вызвало столько споров. Общество раскололось. Образовались совершенно неожиданные союзы — либералы оказались заодно с православными активистами. И вот уже Дмитрий Киселев в воскресном выпуске своей передачи называет Войкова террористом и в подробностях рассказывает о роли Войкова в убийстве «царской» семьи.

Какой-то Варламов 13 ноября 2015 года выложил в контакте мечты свои и прочих Пушковых с Мультатули:

     «Войков — убийца и террорист. Его биография — биография подонка. Его имени не должно быть на карте Москвы. Поэтому пройдите и проголосуйте, если ещё не голосовали. 
     Но на этом нельзя останавливаться. В каждом городе России, и в большом, и в маленьком, до сих пор стоит памятник Ленину. До сих почти везде главная улица носит имя Ленина. И в Москве, и в Южно-Сахалинске. А сколько их, истуканов, стоит по всей стране? 
     Не может быть нормальным город, где на центральной площади стоит памятник террористу, где главная улица названа именем террориста. Не может быть нормальной страны, где на главной площади столицы лежит труп террориста. 
     Ленина надо было вынести и закопать в начале 90-х. Но не дожали. Заигрывание с коммунистами привело к тому, что сейчас они решили уже и Сталина реабилитировать. Какие-то сумасшедшие то тут, то там ему памятник норовят поставить, на иконах его рисуют. Это сумасшествие надо остановить. 
     Не может идти дискуссии относительно того, переименовывать ли станцию Войковская или нет. Может идти дискуссия, какое новое имя ей дать. 
     Не может идти дискуссии относительно того, выносить ли труп Ленина из Мавзолея или нет. Может идти дискуссия, что там построить на месте Мавзолея, музей красного террора или храм. 
     Скоро будет 100 лет, как расстреляли царскую семью. Хороший повод, чтобы дать объективную оценку деятельности некоторых личностей и навсегда стереть их имена с карт наших городов. 
     Илья Варламов».


То есть тут прямо предлагается России последовать по пути Украины в небытие. Признать основателя государства террористом и после этого раздать земли и ресурсы пострадавшим от этого «террористического государства» соседям и вообще «мировому сообществу». Ну ненавидят Варламов и ему подобные Россию, для них непереносимо, что она ещё существует и до сих пор не уничтожена. Но почему подобные особи не несут ответственности за свою борьбу российским государством гражданам этого государства непонятно.

Группа из 33 лиц выступила с таким обращением к высшим чиновникам:

     АКТИВНАЯ РОЛЬ  ВОЙКОВА В ДЕТОУБИЙСТВЕ НЕСОМНЕННА
     Открытое письмо российских историков и юристов
     Президенту Российской Федерации В. В. Путину
     Мэру города Москвы С. С. Собянину
     Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!
     Глубокоуважаемый Сергей Семенович!

     В российском обществе идет общественное обсуждение предложения инициативной группы граждан, собравшей 6000 подписей москвичей, о переименовании транспортных объектов, названных именем П. Л. Войкова. Это предложение поддержано Русской Православной Церковью и представителями других традиционных религий, многими деятелями науки и культуры, правозащитниками, людьми самых разных политических убеждений.
     Однако, к сожалению, руководство КПРФ не желает признать факта участия своего товарища по партии Войкова в особо тяжком уголовном преступлении – убийстве Главы Российского государства (пусть даже и сошедшего с престола), его супруги, детей и оставшихся ему верными людей. Активное участие Войкова в убийстве одиннадцати человек, совершенном с особой жестокостью, провозглашено «дискуссионной темой», то есть, оно якобы не доказано.
     В связи с этим мы, специалисты в области отечественной истории, уголовного права и архивного дела, считаем своим долгом выразить абсолютную убежденность в том, что вина Войкова подтверждена многочисленными прямыми и косвенными доказательствами.
Факт участия П. Л. Войкова в принятии решения об убийстве признается во всех его официальных биографиях, написанных Г. Н. Губенко (1959), С. А. Захаровым (1962), Н. П. Жуковским (1968) и Б. И. Бочкаревым (1985). Подтверждается он и воспоминаниями других убийц, Юровского и Медведева-Кудрина. Важно отметить, что участие Войкова  в выработке плана убийства отличалось особой агрессивностью в отношении детей. В книге Бочкарева Б. И., опубликованной Политиздатом ЦК КПСС, цитируется подстрекательская речь Войкова. Он был осведомлен о том, что ни интервенты, ни белые армии не провозглашали своей целью восстановления монархии. Тем не менее,  Войков убеждал своих подельников, что врагам советской власти якобы «нужен только символ, только единица царской фамилии», настаивая на убийстве пятерых ни в чем не повинных детей, один из которых был инвалидом.  Для характеристики личности Войкова и понимания его роли в совершении преступления имеет значение то, что стать организатором убийства Царской Семьи Войков мечтал всю жизнь. Об этом свидетельствует его биография, опубликованная Политиздатом ЦК КПСС в год 50-летия убиения Царской Семьи. С гимназической скамьи кумиром Войкова был террорист Желябов, организатор убийства Государя Александра II, учившийся в той же Керченской гимназии и сидевший за той же партой. Тогда же у Войкова мог появиться и личный мотив:  на почве мечтаний о цареубийстве покончил с собой его младший брат Павел. 1 марта 1906 года Павел Войков проник в актовый зал гимназии, разрезал сверху донизу портрет Государя Николая II, а затем застрелился.
     П. Л. Войков вступил в террористическую группу, члены которой сами изготовляли взрывные устройства, и принял участие в перевозке бомб. Вооружившись ими, боевики 20 июля 1906 года на Пушкинском бульваре г. Ялты совершили покушение на жизнь полицмейстера М. М. Гвоздевича. После этого Войков, объявленный в розыск, 10 лет скрывался от правосудия заграницей. Все статьи, написанные там Войковым, по отзыву его крымского биографа Губенко, были «проникнуты ненавистью» к абсолютизму.
     В апреле 1918 года Войков, вернувшийся в Россию во втором пломбированном вагоне, возглавил тройку комиссаров, руководившую конвоированием Царской Семьи и близких ей людей из Тобольска в Екатеринбург. Дальнейшие действия Войкова описываются в справке о его участии в организации убийства, выданной 29 октября 2015 года в Следственном Комитете Российской Федерации адвокату семьи Романовых Г. Ю. Лукьянову. В этом документе указывается:
     «Петр Лазаревич Войков… во время перевозки членов Царской Семьи из г. Тобольска в г. Екатеринбург с 25 по 29 апреля 1918 года вместе с другими членами Уральского областного совета принял негласное решение об убийстве членов Царской Семьи на пути из г. Тобольска в г. Тюмень. Он же совместно с членами Уральского областного совета 28 апреля 1918 года принял решение об организации с целью убийства крушения поезда, в котором Император Николай II, Императрица Александра Федоровна, Великая княжна Мария Николаевна и лица из свиты направлялись из г. Тюмени в г. Екатеринбург. Он же совместно с членами Уральского областного совета в июле 1918 года принял решение о расстреле без суда и следствия членов Царской Семьи, а также лиц из окружения: комнатной девушки Анны Степановны Демидовой, лейб-медика Евгения Сергеевича Боткина, камердинера Алоизия Егоровича Труппа и повара Ивана Михайловича Харитонова. Для сокрытия факта убийства членов Царской Семьи и лиц из свиты и места их захоронения П. Л. Войков принял меры к получению серной кислоты, которая была передана участникам захоронения останков Царской Семьи». Выводы современного следствия подтверждены двумя расписками в получении по требованию Войкова со склада аптекарского магазина «Русское общество» 181 кг. 822 г. (11 пудов 4 фунта) серной кислоты. Эти вещественные доказательства были разысканы в 1918 году следователем по особо важным делам Омского окружного суда Н. А. Соколовым. Солдат А. И. Медведев, получавший со склада аптеки серную кислоту, а со склада Верх-Исетского завода – бензин для сожжения тел, засвидетельствовал: «Требование подтвердил Войков». 
     Мы, российские историки и юристы, поддерживаем предложение о переименовании станции метро «Войковская» и платформы МКЖД «Войковская» не потому, что Войков советский деятель, а потому, что он террорист и убийца невинных детей. В ряде СМИ распускаются слухи о том, что граждане, не желающие видеть в российской топонимике имя Войкова – против любых названий, связанных с советским периодом истории России. Заверяем Вас, что это не так. Признавая великое прошлое России, мы отдаем дань уважения и настоящим народным героям, их достижениям в советский период нашей истории. Поэтому для переименования и предложены не только такие варианты, как «Петербургская», но и такие, как «Улица космонавта Волкова».

     Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!
     Глубокоуважаемый Сергей Семенович!

     Мы глубоко уверены, что воспитывать подрастающее поколение в патриотическом и нравственном духе, невозможно, пока имена таких деятелей как Войков «украшают», столицу России. Нашему народу свойственно чувство исторической справедливости, и никогда в его пантеон вечной памяти не входили имена палачей.

     Назаренко Александр Васильевич, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, руководитель Центра истории религии и Церкви Института российской истории РАН Бобкова Марина Станиславовна, доктор исторических наук, руководитель Центра истории исторического знания Института всеобщей истории РАН, профессор МГИМО (У) МИД России, главный редактор федерального портала ИСТОРИЯ.РФ Лобанов Вячеслав Викторович, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Морозова Людмила Евгеньевна, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Белякова Надежда Алексеевна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Ванькова Анна Борисовна, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Беглов Алексей Львович, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Родионов Олег Алексеевич, кандидат исторических наук, старший сотрудник Института всеобщей истории РАН
Каратаев Олег Гурьевич, доктор юридических наук, профессор Мультатули Петр Валентинович, кандидат исторических наук, начальник Сектора анализа и оценок ЦГИ РИСИ Перевезенцев Сергей Вячеславович, доктор исторических наук, профессор факультета политологии МГУ им. М. В. Ломоносова Хандорин Владимир Геннадиевич, доктор исторических наук, профессор Московской финансово-юридической академии Лавров Владимир Михайлович, доктор исторических наук, профессор Николо-Угрешской духовной семинарии Карпец Владимир Игоревич, кандидат юридических наук, доцент Залесский Константин Александрович, старший научный сотрудник РИСИ Володихин Дмитрий Михайлович, доктор исторических наук, доцент, профессор исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Завадская Светлана Викторовна, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Российской государственной библиотеки Тарутин Павел Вячеславович, историк-архивист, главный специалист Российского государственного военного архива
Ефремов Александр Валентинович, кандидат исторических наук, доцент МГГУ им. М. А. Шолохова Хутарев-Гарнишевский Владимир Владимирович, кандидат исторических наук, председатель совета МГО Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Соседов Евгений Валерьевич, юрист, лауреат Высшей юридической премии «Фемида», заместитель председателя Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Мелехова Галина Николаевна, кандидат исторических наук, преподаватель Николо-Угрешской духовной семинарии Янин Игорь Трофимович, доктор исторических наук Станкевич Сергей Борисович, кандидат исторических наук Чаковская Лидия Сергеевна, кандидат философских наук, доцент МГУ им. М. В. Ломоносова
Энгельгардт Георгий Николаевич, историк, сотрудник Института Славяноведения РАН Грибков Иван Владимирович, историк, аспирант кафедры Источниковедения РГГУ Ходаков Игорь Михайлович, кандидат исторических наук Мартынов Андрей Викторович, кандидат философских наук, докторант кафедры истории и теории культуры РГГУ Аверьянов Алексей Алексеевич, адвокат Московской городской коллегии адвокатов Любомудров Марк Николаевич, кандидат искусствоведения, профессор, юрист Самохвалов Сергей Викторович, историк, юрист 2 класса, член Союза юристов Москвы Завольский Дометий Валерьевич, историк-архивист.


Окончание

Оригинал: istoriki.su