voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

«Белая» «элита» «креаторов» — против абсолютного большинства (1)

Часть 1. Часть 2.
20160125-REGNUM
Москва, 4 Февраля 2016, 22:02 — REGNUM

«Белая» «элита» «креаторов» — против абсолютного большинства
Чего это они ТАК уперлись в антикоммунизм? Только не говорите про «убеждения»...
Владимир Павленко

20160204_22-02-Белая элита креаторов - против абсолютного большинства
Красный флаг СССР

Как хорошо известно читателям, еще 15 августа 2015 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал правительственное распоряжение за №1561-р «О Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий». В обиход оно вошло под простым и «скромным» названием «о десталинизации и десоветизации». При анализе содержания этого документа, вышедшего из-под пера главы правительства, постоянно кичащегося своим высоким юридическим образованием и профессионализмом, вскоре выяснилось, что постановление — во-первых, незаконное. Ибо в нем имеется ссылка на еще один правительственный документ, который своим номером не соответствует названию (проще говоря, исполнители перепутали, а главный начальник за ними недоглядел). А во-вторых, оно представляет собой вызов обществу, ведь, как следует из многочисленных социологических опросов и исследований, в том числе весьма репрезентативных, ни «десталинизацию», ни «десоветизацию» наши сограждане не воспринимают, не поддерживают и жестко, абсолютным, кричащим большинством в 90% тому и другому противостоят.

Но для «десталинизаторов» и «десоветизаторов», любящих именовать себя то «демократами», то «либералами», то «народниками» (которые — «за народ»), мнение народа неважно. Точнее, побоку. Еще точнее — на него наплевать. Народ для них — неразумное быдло, куклы, которые «не знают», чего хотят, и «не понимают», что такое хорошо и что такое плохо. А куклам, уверены они, нужны кукловоды. Считая себя, на западный манер, «креаторами» — «креативной» элитой, имеющей «право» указывать всем остальным и формировать «общественные тренды», они твердо «знают», что Россия должна «избавиться» от советского наследия. И изжить его из своей истории.

Посмотрите хотя бы на Жириновского, который в памятном «Поединке» у Владимира Соловьева, выступая против Александра Проханова, в антикоммунистическом угаре верещал, как «потерпевший», изображая радение «за народ». Только забыли напомнить ему о том, что еще совсем недавно, какие-то три с небольшим года назад, он требовал образовательной сегрегации — не давать согражданам «низших классов» широкого образования. Только узкое, сугубо специальное, чтобы они, не имея представления о жизни в целом, ничего в ней не понимали, и ими было легко управлять. И приводил в оправдание опыт как раз коммунистов, которые народ обучали-обучали, а он изученное стал соотносить с жизнью и разочаровался в коммунизме. (Хотя сегодня ясно «выплывает», что народ в «перестройку» оказался в когнитивном диссонансе: не смог осознать, как это партию и советскую власть «валили» члены Политбюро ЦК КПСС наподобие Яковлева).

Почему «им» так не нравится все советское? По ряду причин.

Во-первых, «креаторы», любящие подчеркивать свой «белый», православный «патриотизм», не знают отечественной истории. Хотя и матерью клянутся, что ее любят. Если бы знали, то были бы в курсе, что слово «белый» в отечественном политическом лексиконе появилось уже после краха самодержавной монархии. И носители ярлыка «белые», столкнувшиеся в Гражданской войне 1918−1922 годов с красными, которых их приучили ненавидеть, отстаивали отнюдь не монархические идеи. А служили марионетками и «подстилками» Антанты, о чем без обиняков, причем неоднократно, рассказывали многие западные лидеры. Но особенно сильно изгалялся над ними Уинстон Черчилль, прямо резавший в глаза «правду-матку», что это не западные интервенты в Советской России сражаются за «белые» интересы, а как раз «белые» — за интересы Антанты. Современники Черчилля из «белого» движения хорошо это знали и иллюзий не имели: командовали ими генералы и адмиралы, предавшие царя, а сторонники монархии в «белой» офицерской среде находились под куда более жестким надзором контрразведки, чем сочувствующие большевикам.

Во-вторых, «креаторы» на голубом глазу считают себя «элитой» и очень любят это слово применительно к себе любимым. «Элита», «элитарность» — это ласкает их «утонченный» слух. Для них это как способ реализовать свой комплекс неполноценности, такая игра, в которой сам себе кажешься большим и очень важным, которого не понимают из-за «серости» народа и уникальной, неповторимой «яркости» их самих. Беда, конечно, в том, что слово «элита» они выучили, а значения его не поняли. Для «креаторов» «элита» — это тот, кто больше потребляет, хотя на самом деле это те, кому ПО ПРАВУ принадлежит управление стратегическим развитием страны, кто завоевал это продвинутостью не «бэх» и «меринов», а идей и знаний, трудолюбием, принципиальностью, ответственностью и прочностью патриотических убеждений и морально-нравственных устоев. Вытекает это, «креаторы», и «белые», и всякие другие — от коричневых до семицветных, — просто не в курсе, из классической теории элит. Ее родоначальником считается крупный итальянский социолог Вильфредо Парето. «Креаторы» наивно думают, что есть элиты и не-элиты. А на самом деле, как учил Парето, да и другие классики социологии, кроме элит существуют еще и контрэлиты, а также антиэлиты. Кто такие?

Контрэлита — ответственная оппозиция, имеющая собственное, детально проработанное видение путей развития страны, а также адекватных лидеров. И готовая принять на себя ответственность за ее настоящее и будущее. Важно понимать, что «двухпартийные» западные системы — никакие не «элита» и «контрэлита», а их симулякры. Это две руки, которые управляются настоящей элитой, ее «концептуальной» головой. Признак подлинной контрэлитарности — наличие альтернативного видения ситуации и альтернативного ПРОЕКТА. И для страны, и для мира. Поэтому контрэлита не вписывается в якобы «признанную» ценностную систему, не принимает ее устоев. Например, что касается России, — отказывается от ущербной метафизики денег, которая не прописана в Конституции, но действует в реальности на уровне укорененных установок. И на Западе есть контрэлита, которую совместными усилиями двухпартийного «официоза» пытаются выдавить в маргиналы. Причем это, как правило, ультраправые. Примеры Патрика Бьюкенена в США, которого «официоз» оскорбительно называет «палеоконсерватором», или «Национального фронта» во Франции. Любой крупный кризис, подобный мигрантскому, резко повышает шансы контрэлиты, ибо укрепляет ее связь с массами, которые, не веря «официозу», начинают ловить каждое слово контрэлитных лидеров. Потому-то и высказался в свое время, вступив в заочную полемику с В. И. Лениным, Джон Рокфеллер II (сын основателя династии Джона Дэвисона Рокфеллера), что «если идеи становятся материальной силой, когда овладевают массами, то наша (олигархов. — авт.) задача — создать массы, органически неспособные к восприятию никаких идей». А вы думаете, читатель, Болонская система, в которую либероиды за уши притянули Россию, — это просто ошибка, так сказать, добросовестное заблуждение?

А вот антиэлита, к которой, скорее всего, и принадлежат российские «креаторы», — это капризная, индивидуализированная, зацикленная на потреблении, гламурная тусовка, причем очень нередко к ней относится и «творческая» интеллигенция. (Современные примеры: разнообразные «арт-группы» и «художники», прибивающие себя одним местом к брусчатке; исторические: некоторые авторы сборника «Вехи», нападавшие на царское правительство за «отсутствие» свобод, но уповавшие на него как на средство «защиты от ярости народной»). У антиэлиты — предельно завышенное самомнение и букет самых разнообразных комплексов. Но в самой большой степени антиэлита это те, что полагают, будто что-то могут. Или, как высказывался на этот счет «народный оракул» Виктор Черномырдин, «могут все, но только языком». Примеры современного антиэлитаризма? Пруд пруди! И Ходорковский, и Навальный, и Ксения Собчак, и практически весь кадровый состав «Эха Москвы» — других там не держат, и многие-многие другие.

Советское нашей «креативной» антиэлите не нравится потому, что указывает ей ее место, лишая шансов дешевого выпендрежа, пиара и захребетничества на шее сограждан.

В-третьих, «креативные» «антиэлитарии» очень любят Запад. Особенно, как те «Дуньки», которых туда «пустили», — Европу. Где живут такие все из себя «цивилизованные» люди, с которыми «приятно общаться», где черепичные крыши, классные морепродукты и свежевыжатый сок. А еще там тепло: «Вы здесь, дураки, в январе мерзнете, утопаете в снегу, — говорил автору этих строк один такой «элитарий», — а у меня в Испании, ты даже не представляешь, плюс двадцать четыре!» Советское у них ассоциируется с «железным занавесом» (хотя его и опустили не с Востока, а с Запада, и проделали это Кеннан с Черчиллем). Но главное — с работой, с каждодневным напряженным трудом. «Что есть главное, от чего зависит все остальное?» — спросил Мао Цзэдун у Сталина во время их первого знакомства. И получил в ответ: «Главное — чтобы народ работал!» С января до декабря, с понедельника до субботы (тогда), с начала жизни до ее конца. «Креаторам» это не нужно — они любят «балдеть» и больше всего на излете советской эпохи добивались отмены даже не 6-й статьи Конституции СССР, утверждавшей «руководящую и направляющую роль КПСС», а уголовной ответственности за тунеядство. Напомнить, уважаемый читатель, некоторые пословицы, родившиеся в «креативной» среде в канун и в ходе «перестройки»? «Дураков работа любит!», «От работы кони дохнут!», «Пусть трактор работает — он железный!», «Работа, ты меня не бойся, я тебя не трону!», «Где бы ни работать — лишь бы не работать!». Так вот категорически и бескомпромиссно «креаторы» не любят трудиться. Для них слово «зарабатывать» на составляющие не делится. Деньги не пахнут! А если пахнут — то только деньгами, ноздри от этого запаха раздуваются! Своровать, пристроиться, присосаться — в их логике тоже «заработать». А кому это не нравится — людям или народам и странам — те, как сказал г-н Греф на «креативной случке» под названием «гайдаровский форум» (там все — «креаторы»), — «лузеры» или «дауншифтеры». И, появившись еще в советские времена (смотрите знаменитый фильм «Прохиндиада» с Александром Калягиным в главной роли), они коллективный созидательный труд, на котором как на доблести и геройстве было воспитано не одно поколение советских людей, прокляли и отвергли, обозвали «синонимом тоталитаризма». Как и любые формы коллективного самовыражения, ибо им по душе — только индивидуальное. Любимое амплуа «креативного» антиэлитарного «бомонда» — либо фрилансер, либо «офисный планктон». Любимые словечки — «развлечься», «потусоваться» и «отдохнуть» (правда, неизвестно, от чего).

Так что много всяких разных, преимущественно шкурных, оснований у «креаторов» не любить советский период отечественной истории, не говоря уж о сталинской аскетической жизненной стилистике — они-то, болезные, предпочитают гедонизм, сибаритство и комфорт… А с этими периодом и сталистикой также и все, что связано в нашей стране с героической красной символикой, частью которой является топонимика, проще говоря, названия — улиц, площадей, городов, станций метро. Памятники, опять же…

Окончание.

Оригинал: ИА REGNUM
Tags: regnum.ru, Активный гражданин, Алявдин, Беседовский, Войков, Войковская, Гитлер, Греф, Жириновский, Кирилл (Гундяев), Лавров Владимир, Ленин, Лермонтов, Медведев, Москвин, Мытищи, Поединок, РПЦ, СМИ, Соловьев, Черчилль, Яковлев, антикоммунизм, голосование, демократия, десоветизация, десталинизация, креативный класс, круглый стол, мавзолей, переименование, пресс-конференция, распоряжение, ультиматум, элита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments