?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Почему в РГАЛИ скрывают от исследователей материалы о Солженицыне?
Voikov
voiks
Н.Д. Солженицына осматривает хранящийся в РГАЛИ фонд А.И. Солженицына
Н.Д. Солженицына осматривает хранящийся в РГАЛИ фонд А.И. Солженицына
.
V-logo-litrossia_ru
№ 2018 / 6, 16.02.2018
Почему в РГАЛИ скрывают от исследователей материалы о Солженицыне?

Как известно, в этом году исполняется сто лет со дня рождения классика нашей литературы Александра Солженицына. Естественно, в связи с этим резко усилился интерес к фигуре этого писателя. Не секрет, что в своё время в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) был создан личный фонд этого художника слова…

Но из-за неумения директора РГАЛИ Татьяны Горяевой эффективно организовать работу по описанию хранящихся в этом архиве документов (достаточно сказать, что на сегодняшний момент там не описано более ста фондов и никто в дирекции не знает, когда удастся завершить эту работу; во всяком случае нет никакой уверенности, что её удастся сделать хотя бы до 2030 года), историки литературы не могли понять, когда же ждать появления описей фонда Солженицына и есть ли хоть какие-то надежды познакомиться с этими описями в юбилейный год? Соответствующие разъяснения исследователи надеялись получить или в читальном зале или у специалистов центра комплектования архивных фондов РГАЛИ. Каково же было изумление народа, когда выяснилось, что вообще-то фонд Солженицына давным-давно описан! Другое дело, что эти описи якобы запрещено кому-либо показывать. Естественно, исследователи стали докапываться, кто и когда дал команду запретить. Сотрудники архива сослались на волю наследницы писателя Наталью Дмитриевну Солженицыну.

20180216-Почему в РГАЛИ скрывают от исследователей материалы о Солженицыне~1-2_Solzh_doc002-1.jpg


До сих пор мы знали, что наследники имели право на тот или иной срок закрывать доступ к самим фондам, но не к описям. Тем более, что эти описи всегда делались не за счёт наследников, а за счёт бюджета. Но, может быть, что-то не так давно изменилось в архивных правилах? Исследователи с сотрудниками РГАЛИ спорить не стали, а только попросили уточнить, на основании каких параграфов и какого закона доступ к описям запрещён. Увы, сотрудники РГАЛИ, как это часто бывает в последнее время, продемонстрировали полное незнание законов, развели руками и предложили обратиться за дальнейшими разъяснениями к своему директору Татьяне Горяевой.

Кстати, аналогичная ситуация уже имела место в этом архиве полгода назад. Когда исследователи заинтересовались судьбой фонда писателя-фронтовика Григория Бакланова, руководитель профильного центра РГАЛИ Лидия Бодрова заявила, что пока ещё её сотрудники созданием описей этого фонда не занимались и в ближайшие годы вряд ли займутся. Когда эту же ситуацию с фондом Бакланова попросили прокомментировать директора РГАЛИ Горяеву, то услышали, что якобы всё обстоит совершенно не так: фонд Бакланова, дескать, уже вовсю описывается, и описи скоро будут готовы, просто не надо было обращаться с этим вопросом ни к кому из сотрудников архива, а сразу следовало идти лично к ней – к Горяевой. Запомнив этот совет, некоторые исследователи именно так и поступили, когда им перестали выдавать некоторые дела, указанные в описях 39, 40 и 41 фонда № 631, которые до этого Горяева без каких-либо вопросов всегда выдавала исследователям для изучения. Но тут поведение Горяевой резко изменилось. В присутствии главного хранителя архива она заявила исследователю, что не считает нужным даже отвечать на письменные обращения к ней. То есть директор РГАЛИ в наглой и циничной форме дала понять, что закон для неё не писан. Причём повторим: о своём нежелании выполнять закон она заявила в присутствии главного хранителя, тем самым показав пример своим подчинённым, что чихать надо на все архивные и прочие правила. Что же оставалось делать исследователям в этой ситуации? Они решили ещё раз прояснить ситуацию у заведующей читальным залом и новой заведующей отделом обслуживания исследователей. Увы, эти сотрудники также сначала не смогли назвать документы, на основании которых архив не выдаёт исследователям описи фонда Солженицына за № 2511. Потом, просмотрев все печатные приказы и распоряжения по архиву, они нашли указания, что сам фонд классика закрыт наследниками до 2018 года. По правилам русского языка данная формулировка означает, что доступ к личному фонду Солженицына закрыт по 31 декабря 2017 года, а, начиная с 1 января 2018 года, любой исследователь может заказать из этого фонда любое дело. Однако обе заведующие, как и следовало ожидать, принимать заказы на дела из фонда 2511 отказались.

В какой-то момент один из сотрудников архива наконец понял, что происходит грубейшее нарушение закона, и вскоре была озвучена новая версия невыдачи исследователям описей солженицынского фонда. Якобы кто-то из сотрудников изъял эти описи из читального зала и унёс их к себе в кабинет для своей личной работы, поэтому исследователи смогут получить доступ к данным описям через неделю-другую. Но эти объяснения рассчитаны, кажется, на дураков. Во-первых, все описи существуют в нескольких экземплярах; и кто мешал архивистам выдавать исследователям второй или третий экземпляр? Во-вторых, по ведомственной инструкции, если кто-то уносит какие-то описи из читального зала, об этом делаются соответствующие отметки в специальных журналах. А тут пришлось чуть ли не детективное расследование проводить! Всё это очень странно.

А главное, выяснилось, что сами описи наследники А.И. Солженицына выдавать исследователям вовсе не запрещали.

Непонятным остался и другой вопрос: когда же исследователи смогут заказывать дела из фонда Солженицына? Теперь заведующая отделом обслуживания РГАЛИ Ксения Яковлева убеждает, что наследники закрыли данный фонд не до 2018 года, а до наступления десятилетия кончины писателя. Но поскольку сотрудники Архива многократно были пойманы на лжи, верить на слово им уже не хочется.

Вот ещё один пример то ли лжи, то ли некомпетентности сотрудников РГАЛИ. С осени прошлого года они не выдавали исследователям дела, указанные в описи 47 фонда 631, связанные с Солженицыным. Ссылаясь на новые правила пользования архивом, сотрудники РГАЛИ заявили, что эти дела успели гораздо раньше заказать их коллеги, которые по новому регламенту имеют право держать их у себя и не выдавать исследователям в течение 120 рабочих дней. Что ж, историкам пришлось смириться и четыре месяца терпеть. Выдали им эти дела лишь после повторного, очень настойчивого, напоминания. Каково же было удивление исследователей, когда в листах использования указанных архивных дел они не обнаружили никаких фамилий! Что всё это означало? А только одно: что исследователей обманывали. Просто кое-кто в дирекции РГАЛИ по каким-то причинам не хотел предоставлять историкам данные дела, вот и придумывались разные ссылки и объяснения, чтобы утаить от учёных целый ряд интереснейших документов.

Подходим к самому интересному. Как всё это трактовать? Есть первая версия: не исключено, что директор архива Горяева, которая не смогла наладить эффективную работу архива, оказалась под угрозой увольнения. И теперь она страшно всего боится, не зная, что ей делать. Для начала она стала лихорадочно менять в своём учреждении кадры. Но эта лихорадка кардинально никаких проблем не решает, и поэтому, чтобы скрыть от начальства и от общественности огромные провалы в своей работе, она пошла на грубейшее нарушение закона и максимально сократила доступ исследователей к различным фондам.

Но есть и другое объяснение случившегося. Объявились некие влиятельные силы, которые по каким-то своим причинам не хотят, чтобы народ знал всю правду об Александре Солженицыне. Кто-то, возможно, хочет из писателя сделать некоего идола, на который все должны молиться, и этот кто-то не заинтересован в том, чтобы где-либо промелькнули материалы с какими-то отрицательными примерами из жизни писателя. А, может, наоборот – кто-то жаждет представить писателя только в негативном свете.

Впрочем, нельзя исключать и того, что здесь сошлось всё сразу – и некомпетентность директора архива Горяевой, и чьё-то желание представлять Солженицына однобоко.

Но, как бы то ни было, очевидно, что дирекция Российского госархива литературы и искусства нагло не соблюдает действующее законодательство и цинично игнорирует интересы исследователей, преследуя какие-то свои корыстные интересы. Неужели в год столетия Солженицына всё это сойдёт им с рук?

Вячеслав ОГРЫЗКО



В ближайших номерах читайте подробное историко-литературное исследование о том, какие материалы о Солженицыне выявила наша редакция в отечественных архивах.

Оригинал: litrossia.ru



См. также:

- 16.02.2018 В РГАЛИ продолжают прятать от исследователей материалы о Солженицыне // litrossia.ru

© Росархив 2009–2018.
- 31.03.2016 Состоялась встреча Руководителя Росархива А.Н. Артизова с Президентом «Фонда А.И. Солженицына» Н.Д. Солженицыной // archives.ru Скриншот
     31 марта 2016 г. в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) состоялась встреча Руководителя Федерального архивного агентства (Росархив) А.Н. Артизова с Президентом «Фонда А.И. Солженицына» Н.Д. Солженицыной. На встрече обсуждались вопросы выполнения мероприятий Плана празднования 100-летия со дня рождения А.И. Солженицына, в частности подготовки издания документального сборника «Жизнь и творчество А.И. Солженицына в архивных документах» и планируемой в 2018 г. историко-документальной выставки «А.И. Солженицын, А.Т. Твардовский и «Новый мир»».
     Опубликовано: 31.03.2016, последнее изменение: 01.04.2016
 
На фото слева направо: Президент «Фонда А.И. Солженицына» Н.Д. Солженицына, Руководитель Федерального архивного агентства (Росархив) А.Н. Артизов, директор РГАЛИ Т.М. Горяева, Г.А. Тюрина, заведующая отделом по изучению наследия А.И. Солженицына Дома Русского Зарубежья
На фото слева направо: Президент «Фонда А.И. Солженицына» Н.Д. Солженицына, Руководитель Федерального архивного агентства (Росархив) А.Н. Артизов, директор РГАЛИ Т.М. Горяева, Г.А. Тюрина, заведующая отделом по изучению наследия А.И. Солженицына Дома Русского Зарубежья