Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Морозов Иван Васильевич (1919—1978)
Voikov
voiks
20.02.2018 20:08
Иван Васильевич Морозов
Морозов, Иван Васильевич (издатель)

Ива́н Васи́льевич Моро́зов (14 августа 1919; Печорский край, Эстония — 6 ноября 1978; Париж) — церковно-общественный деятель, редактор и издатель русского зарубежья. Секретарь Русского студенческого христианского движения (1945—1970). Преподаватель Свято-Сергиевского православного богословского института (1961—1970). Редактор журнала «Вестник РСХД» (1950—1969). Директор издательства «ИМКА-Пресс» (1953[1] (по др. сведениям — 1961[2]) —1978).


Биография и деятельность

Ранние годы

Иван Морозов родился в 1919 году в Печорском крае (тогда — часть Эстонии) в семье крестьянина-хлебороба. Учась в Печорской гимназии, вовлёкся в молодёжное христианское движение (через И. А. Лаговского). Позднее Морозов вспоминал:

     В деревню шли проповедывать коммунизм наши идейные противники, — мы же, в свою очередь, начали свою работу среди рабочей и крестьянской молодёжи в деревнях. Работа эта была не из лёгких… Сознание необходимости ведения православной миссионерской работы, привлекающей молодёжь к жизни Церкви, — заставляло преодолевать все трудности. Для проведения собраний нужно было ходить в деревни, возвращались же часто в город далеко за полночь, проделывая пешком 7—8 км по грязным русским дорогам[3].

В 1938 году приехал в Париж для получения богословского образования, поступил в Свято-Сергиевский православный богословский институт. Присоединение Эстонии к СССР разлучило Морозова с оставшимися на родине близкими — родителями, братьями и сестрой. Окончив институт в 1942 году, он остался в Париже[1][4][5][2]

Церковная и издательская деятельность

После окончания института Морозов не пошёл по пути священнослужительства, «с благословения о. Василия Зеньковского» продолжал работу в Христианском движении. В 1945—1970 годах был секретарём РСХД[1].

Участвовал в послевоенном возрождении деятельности Движения. Был организатором и участником съездов РСХД и православной молодёжи во Франции. В 1950—1970 годах руководил летними лагерями РСХД. Руководил также литературным кружком при РСХД, участвовал в любительских театральных спектаклях. Благодаря участию Морозова из самодеятельности выросла постоянная театральная труппа РСХД[1][2].

С 1950-го до 1969 года был редактором журнала «Вестник РСХД» (с 1952 — совместно с Н. А. Струве; до 1962 — при ближайшем участии прот. В. В. Зеньковского). Выходивший после войны с перебоями, в 1950—1952 годах «Вестник» стал выпускаться 5—6 раз в год (объём — 32 с.); в 1955 году — 4 раза в год (объём — 48 с.); с середины 1960-х объём и тиражи стали увеличиваться (один номер в год был сдвоенным; объём — 250—300 с.); в 1970-х выходили по 2—4 номера в год, объём журнала увеличился в два с половиной раза[6][5][7].

В 1953 году, когда международный комитет YMCA передал в ведение РСХД своё издательство, находившееся в состоянии упадка, Морозов возглавил его. В скором времени особняк, где издательством арендовалось помещение, был выставлен на продажу. Благодаря Морозову издательство «ИМКА-Пресс» переместилось в Латинский квартал, на улицу Монтань Сент-Женевьев (фр.)русск., где располагается по сей день[8].

С 1961 года параллельно с работой в РСХД преподавал историю русской церкви в Православном богословском институте[9][2].

Член Епархиального совета Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе. Член Ассоциации Тургеневской библиотеки[2].

Последние годы

Согласно версии редакции журнала «Вестник РСХД», перегруженность большим количеством разнородных задач в совокупности с рядом «личных испытаний» способствовали ухудшению здоровья И. В. Морозова. В 1970 году «по настоянию врачей» он ограничил свою деятельность руководством издательством и преподаванием. В редакционном некрологе указано, что в апреле 1978 года «по просьбе друзей, ему пришлось отойти и от руководства издательством»[10][5][К 1].

6 ноября 1978 года И. В. Морозов покончил жизнь самоубийством. Похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа[2].

Комментарии

1. Об уходе И. В. Морозова с поста директора «ИМКА-Пресс» см. также в мемуарах В. Е. Аллоя «Записки аутсайдера» и А. И. Солженицына «Угодило зёрнышко промеж двух жерновов»[11].

Примечания

1. ВРХД, 1978, 4 (127), с. 270.
2. Российское зарубежье во Франции, 2010, с. 221.
3. Морозов И. О работе с молодёжью в Печерах // Вестник РСХД. — Париж, 1949. — № 11—12. — С. 42—43.
4. Беннигсен, 1978, с. 273.
5. Носик, 2005, с. 321.
6. ВРСХД, 1971, № 100, с. 6.
7. Вестник русского христианского движения. Эмигрантика: Периодика русского зарубежья. — Сводный каталог периодики русского зарубежья. Проверено 23 февраля 2016.
8. ВРХД, 1978, 4 (127), с. 270—271.
9. ВРХД, 1978, 4 (127), с. 271.
10. ВРХД, 1978, 4 (127), с. 271—272.
11. Носик, 2005, с. 321.

Литература

Краткая история Вестника Р. С. Х. Д. // Вестник РСХД. — Париж, 1971. — № 100. — С. 5—6.
● Редакция. Памяти И. В. Морозова // Вестник РХД. — Париж, 1978. — № 4 (127). — С. 270—272.
● Беннигсен Г., прот. Венок // Вестник РХД. — Париж, 1978. — № 4 (127). — С. 272—273.
● Носик Б. М. Морозов Иван Васильевич, 14.08.1919—6.11.1978 // Носик Б. М. Русский XX век на кладбище под Парижем. — СПб.: Золотой век, 2005. — С. 321. — ISBN 5-342-00100-5.
Морозов Иван Васильевич // Российское зарубежье во Франции, 1919—2000: Биографический словарь: в 3 т. / под общ. ред. Л. Мнухина, М. Авриль, В. Лосской; Дом-музей Марины Цветаевой. — М.: Наука, 2010. — Т. 2: Л—Р. — С. 221. — ISBN 978-5-02-036896-5.

Эта страница последний раз была отредактирована 19 марта 2017 в 23:49.

Оригинал: Википедия
Скриншоты



МОРОЗОВ Иван Васильевич
МОРОЗОВ Иван Васильевич
ID: 105131
Означающее: МОРОЗОВ Иван Васильевич
Означаемое:
Язык: Русский
Источник:Российское зарубежье во Франции 1919-2000. Л. Мнухин, М. Авриль, В. Лосская. Москва. Наука; Дом-музей Марины Цветаевой. 2008...2010
Структурная оппозиция: Биографии
Лексико-семантическое поле: История

МОРОЗОВ Иван Васильевич

МОРОЗОВ Иван Васильевич

(14 августа 1919, Печорский край, Эстония - 6 ноября 1978, Париж, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем)

     Издатель, редактор, церковно-общественный деятель. Отец С. И. Морозова.
     Приехал во Францию в 1938. Окончил Богословский институт в Париже (1942). Принимал деятельное участие в Русском студенческом христианском движении (РСХД), его генеральный секретарь (1945-1970). Организатор и участник съездов РСХД, съездов Православной молодежи во Франции, выступал на них с докладами. Руководил Литературным кружком при РСХД. Выступал в спектаклях Театральной группы РСХД. Руководитель летних лагерей РСХД (1950-1970). Редактор журнала «Вестник РСХД». Директор издательства ИМКА-Пресс в Париже (с 1961). Преподавал историю Русской церкви в Богословском институте (с 1961). Член Епархиального совета Архиепископии русских церквей в Западной Европе. Член Ассоциации Тургеневской библиотеки. Покончил жизнь самоубийством.

Оригинал: www.tez-rus.net
Скриншот



Русский XX век на кладбище под Парижем
Борис Носик
Русский XX век на кладбище под Парижем
Год издания: 2005
Описание
На уникальном русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем упокоились поэты и царедворцы, бывшие министры и красавицы-балерины, великие князья и отставные террористы, фрейлины двора и портнихи, священники и безбожники, герои войны и агенты ГПУ, звезды кино и театральные режиссеры, бывшие закадычные друзья и смертельные враги… Иные из них встретили приход страшного XX века в расцвете своей русской славы, другие тогда еще не родились – судьба свела их вместе на этом островке России в океане Франции, на погосте ушедшего века. Оживляя их имена, мы словно листаем книгу их радостей и горестей, распутываем хитросплетенье судеб…
Мы не выбирали соотечественников по профессиям и чинам, все достойны поминовенья. Может, поэтому иные из читателей нашей книги (выходящей ныне вторым, расширенным изданием) утверждают, что наша скромная кладбищенская прогулка вместила больше, чем эмигрантские энциклопедии.



Морозов Иван Васильевич, 14.08.1919—6.11.1978

Иван Васильевич Морозов родился в семье хлебороба в Печор­ском крае (который был в ту пору частью Эстонии) и рано, еще в Прибалтике, с головой ушел в деятельность молодежного христианского движения, которое переживало там особый расцвет. В 1938 году И. В. Морозов приехал в Париж учиться в русском Богословском институте. Человек энергичный, обаятельный, глубоко верующий, он и после окончания института и защиты кандидатского сочинения остался работать в христианском студенческом движении, долгое время был его парижским секретарем, потом стал первым редактором «Вестника РСХД» и директором издательства «ИМКА-Пресс». Он также преподавал историю русской церкви в Богословском институте. Увлекался студенческим театром РСХД, где он играл и сам (по словам критика, был «сочным Подколесиным» в «Женитьбе»). Все любили его и звали просто Ваней...
Морозов Иван Васильевич, 14.08.1919—6.11.1978
Когда ему было всего 50 лет, врачи попросили его сократить размах деятельности и сосредоточиться на «руководстве издательством и на преподавании в институте» (врачам видней). А в апреле 1978 года, как сообщил «Вестник РСХД» в редакционной статье, «по просьбе друзей ему пришлось отойти и от руководства издательством». 6 ноября того же года он умер. Из таинственных некрологов в «Вестнике» можно понять, что «просьба друзей» была для него последней каплей, и он покончил счеты с жизнью. С другой стороны, из-за потери места в издательстве не кончают с собой, да и грех это для христианина. Странный похоронный номер «Вестника» (№ 127) имел приложенные к нему письма, размноженные на гектографе, подписанные близкими усопшего и верхушкой Совета Движения. Авторы писем опровергали и без того малоубедительную фразу о «просьбах друзей» и намекали на непререкаемую волю «одного из авторов, печатающего свои произведения в издательстве» (такой влиятельный автор в издательстве, да и в целой России, был один, и поминать его дорогое для нас имя в таком контексте было бы жаль).

Подробнее суть скандала в благородном религиозном семействе письма эти не объясняли, да ведь всякому живущему на Западе и без того известно, что работы и престижных мест здесь мало, а людей много. А что и в самых высоконравственных местах не всегда царит ангельская атмосфера, это ясно всякому, кто читал хотя бы честные воспоминания митрополита Евлогия или «Записки аутсайдера» третьего директора издательства Владимира Аллоя. В общем, «всюду страсти роковые, и от судеб защиты нет». Впрочем, страсти в наше время помельче, мы ведь не пушкинские «свободы вольные сыны»...

А честного Ваню жалко. Это ж как надо мучиться и болеть, чтоб жизни себя лишить...

Оригинал: www.uzluga.ru
Скриншот Скриншоты-2



Вестник РХД, 1978, №4 (127)
ПАМЯТИ И. В. МОРОЗОВА
(1919—1978)

6-го ноября трагически оборвалась жизнь Ивана Васильевича Морозова, первого редактора «Вестника РСХД» после его возобновления в 1948 году, долголетнего секретаря местного Движения и директора издательства YMCA-PRESS и книжного магазина LES EDITEURS REUNIS.

Родом из Эстонии, сын крестьянина-хлебороба, И. В. Морозов был вовлечен в работу Движения еще в Прибалтике И. А. Лаговским. Загоревшись, как многие юные движенцы мыслью, послужить Церкви, И. В. Морозов в 1939 году приехал в Париж учиться в Богословском институте. Война, а затем оккупация Прибалтики Советами помешали ему вернуться на родину, разлучили с близкими (вся семья: родители, братья, сестра остались в Эстонии), оторвали от почвы.

Окончив образование, Иван Васильевич не вступил на путь священства, а, с благословения о. Василия Зеньковского, целиком включился в работу Движения. После военного перерыва подобралась немалая группа молодежи, сплоченная движенческим идеалом «воцерковления жизни». Благодаря вдохновению Ивана Васильевича, его исключительному динамизму и жертвенности, Движение быстро встало на ноги и развило в трудных послевоенных условиях кипучую деятельность: возобновились кружки, съезды, лагеря. Всюду Иван Васильевич работал, не покладая рук. В лагерях, не жалея себя, брался за любые дела: нес всю административную нагрузку, ставил палатки, читал доклады, ездил за провизией, принимал активное участие в театральной самодеятельности, из которой потом, опять-таки благодаря его энергии, выросла
Постоянная театральная группа.

Когда в 1953 году Интернациональный Комитет решил передать свое русское издательство в Париже, к тому времени захиревшее, в ведение Движения, Иван Васильевич был назначен его возглавителем вместе с Б. Ю. Физом (скончавшимся в 1978 году) и Н. А. Струве. Вскоре особняк, в котором снимало помещение издательство, был объявлен к продаже, и усилиями Ивана Васильевича дело удалось перевести в самый центр Латинского квартала, в просторное помещение, ставшее с годами подлинным русским и православным центром.

По смерти А. В. Карташева, Иван Васильевич, принимавший всегда деятельное участие в церковных делах, был назначен еще и преподавателем истории русской Церкви в Богословском институте.
Иван Васильевич Морозов
Такая нагрузка оказалась непосильной. Совокупность столь разнородных видов деятельности, а также ряд личных испытаний подкосили здоровье Ивана Васильевича, поколебали и его душевные силы.

В 1970 году он, по настоянию врачей, вынужден был сократить свою деятельность, сосредоточив ее на руководстве издательством и на преподавании в Институте. Однако душевные силы его не восстановились. Ответственность все больше тяготила его, ещё недавно неутомимого жизнерадостного общественного деятеля, каким его знал русский Париж в течение четверти века.

В апреле 1978 года, по просьбе друзей, ему пришлось отойти и от руководства издательством. После летних каникул он возобновил преподавание в Институте, был избран кандидатом на пост председателя местного Движения, и вдруг — неожиданный для всех конец, акт отчаяния, вызванный, возможно, обострением болезни, столь долго мучавшей его и мешавшей не только в работе, но в чем-то более главном, — быть на уровне самого себя, быть самим собой.

Но последние годы не затемнят тот светлый образ, который запечатлелся у всех, кто близко знал его, — человека редкой доброты, отзывчивости, исполненного горения, стремления жертвовать собой, семьей, всем, ради служения высшим целям. Не умалят они и всё то значительное, что сделал Иван Васильевич для Русского Студенческого Христианского Движения, для издательства, а через них для православия и русской духовной культуры.

Редакция



В Е Н О К

     Господи, путь наш средь камней и терний,
     Путь наш во мраке.
     Ты, Свет Невечерний, нас осияй!..


Осиянное этим Светом прошло церковное утро нашей движенческой жизни. Прибалтика, Печерский монастырь, кружки, съезды, Содружество. Иван Аркадьевич Логовской, Татьяна Евгеньевна Дезен, Николай Николаевич Пенькин, умученные в застенках НКВД в сороковых годах. Но годы тридцатые были полны сиянием новой жизни, нового раскрытия Церкви, нового оцерковления повседневного нашего существования. Эти три имени светятся особым светом, ибо под их влиянием все мы — молодые, неопытные — набирались того духовного багажа, которого никогда не вынести было ни из одной из богословских школ.

Печеры — русская провинция в Эстонии, окруженная русскими же деревнями, в одной из которых родился мальчик Ваня Морозов. Н. Н. Пенькин и Т. Е. Дезен были теми преемниками русских интеллигентов, которые «шли в народ». Только в народ несли они не разрушительные идеи революции, а весть о Царствии Божием, о Христе, о возможности и радости жить по Правде Божией. Так рядом с движением студенческим, и так привлекавшим в свои ряды далеко не только студентов матрикулированных, появилось Русское Крестьянское Движение.

Иван Морозов учился в печерской гимназии, и прямо из нее попал в кипучую тогда деятельность и жизнь прибалтийского РСХД. Полный некоей исконной, из рода в род передававшейся, русской крестьянской силой, Ваня всю ее отдал служению Православию через Движение. Если и был он «однодумом», то однодумность его с тех ранних лет духовного рождения и через всю жизнь в Прибалтике и в о Франции сосредотачивалась на мысли о жизни в Боге. Если у других можно было подозревать рационализацию веры и неверие Фомино, в Иване Васильевиче — в плане Духа и Церкви — была несокрушимость детская и мужественная.

Путь наш средь камней и терний... Много этих «камней и Терний» оказалось и на жизненном пути Ивана Васильевича, особенно на последнем его отрезке. Об этом пишут теперь его друзья, об этом и сам он писал своим друзьям. Но связывать его трагическую кончину с «камнями и терниями» жизненных испытаний, какими тяжкими они ни были бы, нельзя и не хочется. Слишком сильна была в нем вера, слишком непоколебимым было его христианство, чтобы лишиться сил «взять крест и следовать» по раз и навсегда избранному пути. Страшная его смерть, лишение себя жизни могло быть только результатом глубокого душевного распадения, страшной внутренней болезни, которая, помимо веры и воли, затмила разум, убила сердце...

Духовное понимание его трагедии будет лучшим венком на его могилу. Не нужно искать «житейских причин», «неудач», обид, лишений. Иван Васильевич всех их пережил бы, если б не эта таинственная внутренняя болезнь души, хорошо известная пастырскому опыту, убивающая без ножа, без рака, без катастрофы. Нужно все остальное исключить из поля нашей к нему любви и памяти о нем, и молиться о нем и о себе этой вот молитвой:

     «Ты, Свет Невечерний, нас осияй».

А рабу Божию Иоанну — светлому в вере, крепкому в уповании, преданному в дружбе, стойкому в православной церковности и павшему жертвой темной болезни души —Вечная Память.

Протоиерей Георгий Бенигсен

Источник: "Вестник РХД", 1978, №4 (127).
PDF Скриншоты

?

Log in

No account? Create an account