Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Непопулярные памятники и топонимика: Закон и Справедливость
Voikov
voiks
24.12.2017 02:37
Оригинал взят у barsukov в Непопулярные памятники и топонимика: Закон и Справедливость



Новый (2018-й) год совсем скоро. Люди заняты «новогодней кутерьмой», чуть ли не каждый считает свои дела наиважнейшими и на следующий год никак не отлагаемыми. Московские и питерские градоначальники - не исключение.

Аппарат Губернатора Санкт-Петербурга возбудил очередную процедуру десоветизации ленинградских улиц — топонимическая комиссия направила в городское Правительство предложения о переименовании Советских улиц в Рождественские, улицу Восстания — в Знаменскую.

Правительство Москвы не отстает - в аппарате московского мэра в это же время активно обсуждаются вопросы установки памятника «отцу» десоветизации, десоветизатору всех времен и народов А.И.Солженицыну.

Переименование улиц или установка не очень популярных (мягко говоря) памятников представляется правительственным чиновникам как нечто само собой разумеющееся, требующее обсуждения разве что техническо-художественных деталей. Сторонники культурный "инноваций" старательно обходят главный вопрос: а желают ли сограждане иметь такую вот «культуру»? С общественностью, как водится в подобных случаях, советуются не ранее чем когда как общественность о себе громогласно заявит. Естественно, что здесь важно оценить законность подобных переименований и установки подобных памятников.

ГЛАВНЫЙ ВЫВОД:

Закон и общепринятые нормы справедливости ни в коей мере НЕ относят принятие подобных решений (безусловно затрагивающих права граждан) к компетенции органов исполнительной власти. Более того, законом напрямую предусмотрено САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ решение населением подобных вопросов, которые очевидно являются вопросами местного значения. Никакие (пусть даже самые что ни на есть исключительно грамотные) эксперты и/или управители не могут решать эти вопросы ЗА граждан.

На этом можно было бы поставить точку. Всем людям (гражданам и негражданам) это очевидно как «отче наш» или как дваждыдва, кому как удобней. Но поскольку, увы, нашими элитариями это совершенно естественное и очевидное право упорно игнорируется, приходится тратиться на такие вот разборы.

Общее примечание: Выделения в цитатах - мои собственные, работу ссылок не гарантирую, в иной час может понадобиться ключ доступа к правовой базе. Если нет ключа - можете поверить, что цитаты привожу такими, какими они указаны в проверенном тексте. Итак, поехали!

1. Конституция России.

Преамбулой Конституции России предусмотрены права граждан России на:

- сохранение исторически сложившегося государственного единства,
- общепризнанные принципов равноправия и самоопределения народов,
- почитание памяти предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость.

Как показывает практика, Преамбула Конституции, несмотря на кажущуюся общность изложенных в ней принципов, имеет огромное юридическое значение, и потому успешно применяется при разрешении «топонимо-монументальных» споров. Но не только преамбула.

Конституция России и в основном тексте (глава 8) устанавливает права граждан на самоуправление, конкретизирует их:
[Раскрыть]
Статья 130
1. Местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью.
2. Местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления.
Статья 131
1. Местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно.
2. Изменение границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения населения соответствующих территорий.
Статья 132
1. Органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения.
2. Органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна государству.
Статья 133
Местное самоуправление в Российской Федерации гарантируется правом на судебную защиту, на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате решений, принятых органами государственной власти, запретом на ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.
</span></span>


Из-под спойлера выносим ключевое: Конституция гарантирует самостоятельное решение населением вопросов местного значения которые решаются гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления.

Еще раз, внимание: ни губернатор, ни мэр, ни «профессионалы» из топонимической комиссии, ни привлеченные Комитетами по культуре или отдельными гражданами «культурологи» и иные «эксперты» не уполномочены решать вопросы, затрагивающие конституционные права граждан. То есть вопросы «почитания памяти предков, передавших нам любви и уважения к Отечеству, веры в добро и справедливость» решают граждане, и только граждане, это исключительная компетенция граждан.

Желающим поспорить о том, насколько правильно относить вопросы переименования улиц или установки памятников к вопросам «местного значения» («муниципальным» то есть) отвечу сразу же: так это же Конституция! Основной закон! Которая как раз для того и предназначена, чтобы разграничивать права и правовые компетенции между субъектами. И если Конституцией задекларированы какие-то компетенции местного значения, то любые более высокие «региональные» или «федеральные» органы здесь некомпетентны. Точка!
-----------------------------------------------
Отступление о законодательном приоритете (назовем это (условно) иерархией закона).
Конституция имеет безусловный приоритет над всеми остальными законами. Любой закон должен, обязан соответствовать Конституции; закон может и должен Конституцию дополнять, уточнять, но никак не может и не должен Конституции противоречить.
То же правило существует при соотношении федерального и/или регионального и/или  местного законов: местный закон не может противоречить региональному, региональный - не может противоречить федеральному.
Это правило иерархии берем на заметку, поскольку ниже об этом ещё придется вспомнить.

-----------------------------------------------

2. ФЗ-131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Статья 2.:
- вопросы местного значения - вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования, решение которых в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным законом осуществляется населением и (или) органами местного самоуправления самостоятельно.
Может кто-то иначе законодательно определить, что такое «вопросы местного значения»? Конечно нет. Если населения считает некий вопрос вопросом местного значения, стало быть так тому и быть, и, как говорится, никаких гвоздей.
Дальше - более того.

Статья 3 ФЗ-131 еще жестче закрепляет права граждан на самоуправление: Граждане РФ ... осуществляют местное самоуправление посредством участия в местных референдумах, муниципальных выборах, посредством иных форм прямого волеизъявления и указывает, что эти права (установленные Конституцией), могут быть ограничены только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Что, можно истолковать это как-то двояко? Здесь разве оставлено место для двусмысленности? -
Вопросы риторические, очевидно же что никаких иных толкований, кроме буквального прочтения закона, здесь быть не может.

3. Градостроительный кодекс РФ (ГрК РФ).

Деятели, возводящие новые памятники, должны, просто обязаны руководствоваться и этим федеральным законом как минимум в части организации публичных слушаний.
Пункт 5 статьи 2 ГрК РФ называет участие граждан и их объединений в осуществлении градостроительной деятельности, обеспечение свободы такого участия одним из основных принципов законодательства о градостроительной деятельности.
Впрочем, весь закон "Градостроительный кодекс" подразумевает любые градостроительные решения согласовывать с результатами публичных слушаний, которые организуются органами местного самоуправления, то есть в полном соответсвии с описанным выше конституционным принципом гражданского самоуправления.

4. Правовые основания для переименований и памятников.

Сторонникам градостроительно-монументальных и топонимических экспериментов всегда приходится с трудом формулировать обоснования для этих как бы культурных инноваций. Трудности эти обусловлены особенностью русской интеллигенции мыслить целостностно, с неприязненным отношением к тенденциозной софистике.  Очень показательна в этом смысле статья фонда "Возвращение" «Основания для переименований».

Здесь надо оговориться, что я ни в коем случае не желаю подвергать особому юридическому остракизму автора этой статьи. Мое знакомство с Даниилом Петровым (он был моим оппонентом в апелляционной инстанции по делу «О памятной доске Колчаку») оставило о нем вполне благожелательные впечатления. В суде Даниил показал себя вполне достойным противником. Он в совершенстве (я подчеркиваю: в совершенстве) владеет искусством судебного состязания.  Адвокат Даниил Петров не только отлично ориентируется в законодательстве (как в материальном, так и в процессуальном), но и успешно использует доводы, которые на юридическом языке называются совестью (судья обязан руководствоваться законом и совестью - так гласит закон), то есть свободно использует культурно-историческую аргументацию, как это принято в лучших традициях русской адвокатской школы; я до сих пор искренне сожалею, что этот адвокат подключился к делу лишь на апелляционной стадии, а не участвовал в деле с самого начала.

Оговорив профессиональное уважение к автору, важно отметить также, что Даниил Петров значится также Вице-президентом Фонда «Возвращение», организации, основными задачами которой декларируется избавление от советского наследия, возвращение общества в "Россию, которую потеряли" и т.п.; эта его статья по полному праву может считаться показательной позицией подавляющего большинства переименователей. Позиция эта имеет определенную долю здравого смысла. Например, лично мне симпатичен вывод о том, что, хотя напрямую законом памятники преступникам и не запрещены, но безусловно, таковое подразумевается, и увековечивать память преступников ни в коем случае нельзя. Еще раз повторюсь, здесь я с юристом Даниилом Петровым и фондом "Возвращение" полностью согласен.

С другой стороны, не могу согласиться с тенденциозностью позиции. Перегруженностью текста юридическими терминами, имеющими для данного вопроса лишь косметическое значение (например, отдаленно уместное "реституция" (возвращение полученного по сделке в исходное состояние), переводится автором в юридический неологизм "историческая реституция"; или рассуждения о "жестких сугубо правовых (чётко доказываемых) основаниях", которые для данной области вовсе неуместны). Дальше любой мало-мальски соображающий человек вправе снисходительно улыбнуться над юридическими новеллами о лицах, "непосредственно связанных с террористической деятельностью" или о личностях "причастных к политическим репрессиям". Не стану выяснять идеологическую подоплеку столь нетрадиционного подхода, скажу лишь только, что законом таковые понятия не предусмотрены, в юридическом поле такие понятия не просто туманны, а абсолютно бессмысленны. И чреваты откровенно глупыми топонимическими решениями, каковым, к примеру, до сих пор остается давнее решение Санкт-Петербурга о переименовании улицы Олега Кошевого в улицу Введенскую (Олег-то Кошевой им (градоначальникам) чем не угодил? - прим.). Решения о переименованиях выглядят столь глупыми, поскольку основаны на изначально неверных предположениях о том, будто "идеология советской страны подразумевала tabula rasa отечественной истории" (цитата из статьи Д.Петрова); автор такого утверждения очевидно не знаком с историко-культурными шедеврами, например, с "большевистским" фильмом Эйзенштейна "Александр Невский" или эпической кантатой большевистского же композитора Сергея Прокофьева "Александр Невский", до сих пор выдающимися творениями как для русской, так и для и советской истории и культуры.
__________
Более-менее понятно и логично юридические основания для переименований (да и для установки памятников, по аналогии) сформулированы в Федеральном законе № 152 ФЗ «О наименованиях географических объектов». Официально-краткое описание закона - здесь. Так вот, в этом специальном законе о переименованиях указано, что к предложению о переименовании обязательно полагается пояснение, в котором надо обосновать, ЗАЧЕМ менять название. И только после такого обоснования, а также после расчетов затрат на переименование предложение выносится на обсуждение граждан.

Это вполне естественное требование закона зачастую не соблюдается вовсе. Например, в сентябре 2017 года при переименовании города Тутаев (назван по имени красногвардейца Ильи Тутаева, погибшего во время эсеровского мятежа) вместо предусмотренных законом обоснований была проведена пропагандистская кампания с тиражированием псевдоисторических исследований о том, что Илья Тутаев был "вовсе не герой", что он "на самом деле" был то ли "бандитом", то ли "пьяницей", то ли  "сыном, от которого отреклись даже родители", после чего избирательной комиссией был организован опрос жителей (не референдум) на избирательных участках во время местных выборов (несмотря на навязчивую пропагандистскую кампанию, большинство горожан проголосовали против переименования - прим.). Естественно, что обоснования переименования улиц или установки нового памятника должны быть приведены исчерпывающие:

Если, к примеру, Войков объявляется "цареубийцей" или ему приписываются другие преступления, то надо привести конкретные доказательства в виде соответсвующего судебного решения об установлении конкретных фактов, а не подменять факты псевдоисторическими и псевдокультурными суждениями, изобличающими и унижающими скорее авторов таких суждений, нежели героя, именем которого назван какой-то топоним.

Если, к другому примеру, рассматривается вопрос об установке в России памятника Солженицыну, то на публичных слушаниях о его установке должны быть исследованы вопросы о действительном отношении этого писателя к государству России и его гражданам, о вкладе писателя в развитие и/или деградацию литературы и культуры, а также рассмотрены альтернативные предложения об установке на этом же месте памятника какому-либо другому историческому деятелю, например, тому же Войкову или кому-то еще.

5. Региональное и местное законодательство.

Некоторые управители и особо упертые сторонники экспертно-властного подхода к вопросу могут возражать, что-де в городах федерального значения (Москва, Санкт-Петербург, Севастополь) ФЗ-131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не действует, поскольку в этих регионах приняты соответствующие региональные законы, например, Закон Санкт-Петербурга № 420 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге», или, к другому примеру, Закон города Москвы «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения» № 30 от 13.11.1998 г.

Но давайте вспомним, что региональный (или местный) закон обязан соответствовать, то есть никак не может противоречить федеральному закону (в данном случае - ФЗ-131) и Конституции. Если, не дай Бог, региональный (или местный) закон вдруг оказался в какой-то части противоречащим федеральному, то в этой части региональный (или местный) закон применяться не может. Это законодательная аксиома. В подтверждение - вот выдержка-цитата из упомянутого регионального закона (СПб-420):
[Раскрыть]
Статья 1. Местное самоуправление
1. Местное самоуправление как основа конституционного строя Российской Федерации признается, гарантируется и осуществляется на всей территории Санкт-Петербурга.   
2. Местное самоуправление в Санкт-Петербурге (далее - местное самоуправление) - форма осуществления жителями Санкт-Петербурга своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами Санкт-Петербурга, самостоятельное и под свою ответственность решение населением Санкт-Петербурга непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения Санкт-Петербурга с учетом исторических и иных местных традиций.


То есть, если (к еще одному примеру) в московском региональном законе никак не прописано участие граждан в принятии решения о возведении памятника, то это вовсе не означает что граждане от такового участия как бы законно устраняются, ни в коем случае; это означает что либо в части участия граждан в принятии решения применяется федеральный закон и Конституция, либо весь целиком московский закон о порядке «возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства» - негоден, он не может приниматься как нарушающий конституционные права граждан.

Итоговый вывод - смотрите в начале статьи, выделено красным.

Заключение.

Ни в коем случае не претендую на роль мега-эксперта или судьи. Экспертов в привычном их понимании в юриспруденции нет и быть не может. Каждый гражданин, в том числе и в особенности, если он  градоначальник (да хоть даже Президент!), каждый обязан знать закон и свято чтить его. Компетентным же экспертом по юриспруденции может быть только суд. Стыд и срам ложится на руководителя, которому приходится оправдываться перед гражданами в суде.
Ну так не доводите же дело до суда, господа управители!

Олег Барсуков, народный адвокат :-)

Оригинал: barsukov.livejournal.com

?

Log in

No account? Create an account