Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Примирители без будущего
Voikov
voiks
V-logo-sovross_ru
21.09.2017 18:04 | Александр БОБРОВ
Примирители без будущего
 
20170921_18-04-Примирители без будущего-pic1

Крым бурно вплыл из украинского прошлого в российское настоящее. Какое будущее нас ждет? Никто не задается жизненно важным вопросом – под бодрые звуки попсы ловим моменты и ничем не живем, по Блоку, борясь или лицемерно примиряясь с минувшим.

В марте 2014 года, накануне референдума в Крыму, я летел в Симферополь с ансамблем Надежды Бабкиной, а возвращался после общения с русскими писателями Крыма рядом с Надеждой Крыгиной.

Обе народные артистки пели русские народные песни – надо ж было напомнить национальные корни, поднять и сплотить людей! А теперь, через три года «Крымнаш», прилетаешь – афиши Кристины Орбакайте, Елены Степаненко да Григория Лепса – «Рюмка водки на столе», а по телевизору не украинские народные песни, как раньше, а непроходимая попса из мутной «Новой волны» – десятки «звезд» в Сочи на 15 молодых исполнителей (ни одного победителя из России!), по Первому – попса из Баку «Жара» с теми же исполнителями. Все! – духовный подъем не нужен – погружаемся в реальность, где государственные премии по песне в Кремле получает олигарх со своей графоманией и солистка группы «Поющие трусы». Украинский премьер-министр Гройсман в ходе встречи с премьер-министром Баварии Хорстом Зеехофером в Киеве заявил, что полуостров превращен Россией из курорта в «сверхмощную военную базу». Ну это он хватил – давно, видать, не бывал – курортная жизнь кипит, а я подумал вот о чем после встречи с молодежью: ведь мощь определяется не только силой нового оружия, количеством армии, но прежде всего – духом ее.

Мы с директором Бюро пропаганды Аллой Панковой провели три встречи в Севастопольском экономико-гуманитарном институте (филиал Таврического университета им. В.И. Вернадского), где студенты обучаются по направлениям: государственное и муниципальное управление, менеджмент, юриспруденция, туризм, психология, то есть они будут работать чиновниками, посредниками, проводить социальную и гуманитарную политику. Стали рассказывать им про фронтовые песни, которые поднимали в атаку и здесь, в героическом Севастополе, про грядущее 100-летие Алексея Фатьянова с подписанным постановлением правительства. И поняли по реакции, что никто не знает этого имени.

Так бывает: не воспринимают по фамилии, но песни и фильмы называешь – тут же врубаются. А здесь и подсказки не работали: «Ну «Весна на Заречной улице», ваши ровесники в Запорожье на вокзале пели!» – глухо. «Соловьи, соловьи» – маршал Жуков назвал одной из лучших песен о войне – молчание. Тогда Алла Васильевна упавшим голосом спросила: «А вы знаете, кто такой маршал Жуков?» – один лишь парень робко сказал: «Полководец». Девушки (большинство) – глухо молчали... Преподавательница Наталья Лазицкая, у которой весь кабинет в грамотах «За патриотическое воспитание», ответила на сетования: «Что вы хотите, дети другого государства...» А теперь Российское государство не хочет выделять гранты для Бюро пропаганды Союза писателей России на работу с молодежью в том же Крыму, да и везде! В администрации президента чиновник сказал: «Зачем молодежи ваши поэты-фронтовики, проведите лучше вечер к юбилею Мариенгофа»… Просто руки опускаются – ведь даже московские студенты почти ничего не знают, не читают, не представляют...

* * *
20170921_18-04-Примирители без будущего-pdf2
Приехали в Ялту. Там выступили в Доме-музее Чехова с певицей Надеждой Колесниковой на вечере «По-дружески да попросту поговорим с тобой» – навстречу 100-летию Фатьянова. Публика – благодарная, переживала, подпевала – от смотрительницы музея до председателя Общественной палаты Ялты Юрия Ковалева. Ну и делилась наболевшим: порой после очередной реформы или кабинетной придумки люди шепчут: «Господи, пронеси!» В зале Белой дачи тоже никто не верил, что вечера русской поэзии прекратятся из-за отсутствия государственной поддержки. Но как ехать московским поэтам и артистам в Крым, если даже в сентябре авиабилеты дороже, чем в Турцию, а цены убивают: бросовый виноград в сезон («У нас урожай») – 150 руб., который в Москве – 89. А груши – аж 350 на набережной!

Мы приехали сразу после выборов губернатора-назначенца, которого перед выборами прилетал поддержать президент. Дмитрий Овсянников рассказал Владимиру Путину о социально-экономических показателях региона, о новшествах в городе. Однако ни пресс-служба Кремля, ни журналисты не озвучили по итогам визита тему неожиданного строительства в Севастополе так называемого «Памятника примирения». Но этот вопрос поднял сам Овсянников на аппаратном совещании правительства. По его словам, на том же месте Путин одобрил установку Мемориала защитникам Севастополя 1941–1942 годов, который давно нужен городу. Правда, и предыдущее распоряжение о «примирительном» монументе до сих пор не отменено. Ситуация для города-героя получается странная: то ли местные власти решили ввести в заблуждение Путина, то ли Российское военно-историческое общество, то ли жителей и ветеранов Великой Отечественной, то ли обманутыми в итоге оказались все. «Памятник примирения», посвященный трагическим событиям Гражданской войны 1917–1922 годов, решили срочно установить в мае: «Памятник примирения» надо открыть в Севастополе в День народного единства 4 ноября 2017 года. Он будет установлен в живописном месте – на улице Катерная, возле небольшого залива, фактически напротив Херсонеса. Установка памятника уже согласована с властями Севастополя», – сообщил исполнительный директор РВИО Владислав Кононов.

По данным крымского историка Вячеслава Зарубина, исследователя периода «Русского исхода», как называется вынужденный выезд с территории Крымского полуострова войск барона Петра Врангеля и гражданских лиц после взятия Крыма войсками Красной армии под командованием Михаила Фрунзе, из крымских портов в Турцию было эвакуировано более 145 тыс. человек. То есть 0,001 населения многострадальной России, или примерно один город Коломна, или сегодняшний Ковров. Надо ли раздувать, как это делают потомки эмигрантов?

Вообще-то потери России от Гражданской войны, развязанной Антантой, составили от 8 до 11 млн человек, включая почти 2 млн эмигрантов. Горькие цифры исторического катаклизма. Однако напомним, что потери от так называемой реставрации капитализма с «победой ельцинизма» и незатихающей гражданской войны – от 10 до 14,7 млн человек (по расчетам даже хулителя большевиков Николая Старикова). Характерно, что местные сайты дали фотографию министра культуры с проектом в руках в окружении чиновников с характерной надписью: «Владимир Мединский на фоне особняков победивших белых». Вот какое зримое «примирение»! Город взбурлил и разделился, но с редким результатом: были недовольны, и резко недовольны, обе стороны.

Севастопольский историк, член Союза журналистов России, полковник в отставке Геннадий Рыжонок заявлял на сходах против возведения «Памятника примирения»: «Не может быть примирения с белогвардейцами, которые были пособниками Антанты! – убежден историк. – Антанта – те же фигуранты, что и НАТО, белогвардейцы, были орудием для борьбы с Советской республикой, чтобы расчленить ее между империалистическими государствами. Ставить памятник этим врагам России нельзя!» Попытка примирить белых и красных с помощью памятника в Севастополе стала терпеть фиаско. Чтобы снизить общественный резонанс, местные власти попробовали заменить «примирение» на «единение России». Но в Российском военно-историческом обществе настаивают: памятник «Примирению» будет именно под первоначальным названием. Тем временем против его установки выступили уже не только просоветски настроенные севастопольцы, но и духовные потомки белогвардейцев. Военные отставники, представители ветеранских организаций провели митинг с плакатами «Нет покаянию! За исторический выбор русского народа», «Великая Победа объединяет, «примирение» разобщает». Собравшиеся требовали от властей провести публичные слушания по проекту мемориала.

Политолог Всеволод Радченко, симпатизирующий Белому движению, считает, что «Памятник примирения» возможен только после самого факта примирения. А председатель Морского собрания Севастополя Владимир Стефановский зашел в антисоветизме еще дальше: «Вы когда-нибудь слышали о том, что вор проворовался или убийца, а мы его заставляем мириться с жертвой без осознания? – объясняет свою позицию он. – Мы должны осудить злодейство принародно, а мы ставим памятники террористам. Например, Софье Перовской отдали целый совхоз. У Матюшенко целая бухта есть, а он поднял восстание на броненосце «Потемкин». Ну что это такое?..» Председатель говорит о восставших русских матросах как о каких-нибудь пиратах из Сомали. Вот каков уровень осквернения собственной истории.

Мне эта ситуация в Севастополе напомнила скандал в Петербурге после установки там памятной доски Маннергейму, осаждавшему Ленинград. Тогда опозорился глава администрации президента Сергей Иванов и тот же Владимир Мединский. Доску, обливаемую красной краской и проклятиями ленинградцев, сняли. Теперь начал выкручиваться вновь избранный губернатор Овсянников. Непонятный праздник единения на носу, а в городе никто ничего не знает – от преподавателей вуза и писателей до всезнающих водителей такси и студентов. Спросил воспитанников института (парк с реконструируемой площадкой – рядом): что они об этом думают. Одна студентка осторожно и вяловато сказала: «А почему не поставить? Эти события были давно, жертвы с обеих сторон…» Но другая, смуглая и ясноглазая, тут же заявила резко и убежденно: «Ставить такой памятник нельзя – никакого примирения нет!» Так зачем затевать столкновение, начиная с уровня этих девушек? Тем более что вторая выглядела убедительнее.

Хочу добавить: противники обсуждают образы белогвардейца и красноармейца (кстати, трудно пластически обобщить при пестроте и переменчивости участников, присутствии чужеземцев), а я хочу кое-что добавить к благостному образу возвышающейся Родины-матери с веночком. Что она, позолоченная, сегодня собой представляет, кого олицетворяет? Неужели нынешнюю Россию с вопиющим социальным и идейным расслоением, с миллионами обездоленных и нищих, оскорбляемых информационно-культурной политикой? Она разве не видит с высоты, что подземный пожар Гражданской войны все еще горит в глубине общественного сознания страны? И как только ворохнешь – огонь вырывается наружу. Потомки советской номенклатуры, бывшие комсомольцы, скорохваты именно этим и занимаются, порой бессознательно. Раздербанив и приватизировав страну четверть века назад, они мечутся, несмотря на обещание президента ничего не пересматривать, сами все еще не могут увериться в легитимности своего господства и потому пытаются символически поскорее увековечить его, делая вид, что народ смирился, что РФ в ее урезанных границах – это почти Российская империя, а нувориши и бывшие советские мажоры (тот же Мединский – ленинский стипендиат, член комитета комсомола МГИМО) – уже новоявленное дворянство. Но проблема в том, что ни «красные», ни «белые» им не верят, не ведутся на поспешные символы их торжества. И, честно-то говоря, самым убедительным и отрадным был убежденный ответ ясноглазой студентки. Она еще может побороться за народное счастье, потому что внутренне согласна с утверждением Александра Блока: «Одно только делает человека человеком: знание о социальном неравенстве».

Александр БОБРОВ



Оригинал: www.sovross.ru
Скриншот PDF



См. также:
- Метка: памятник Примирения

?

Log in

No account? Create an account