Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Diplomatic Memories: Multiple Exposure, by Jacob D. Beam
Voikov
voiks
The Foreign Service Journal, October 1978
The Foreign Service Journal, October 1978

MULTIPLE EXPOSURE: An American Ambassador's Unique Perspective on East-West Issues, by Jacob D. Beam. Norton, $10.95.

It is by now a well-established tradition that our ex-ambassadors to the Soviet Union write books about their adventures in Moscow. Of the thirteen holders of this important post between 1933 and 1973, only Laurence Sleinhardt and Llewellyn Thompson failed to leave books behind them, and these two would surely have done so had they not been cut off by early deaths. Multiple Exposure: An American Ambassador's Unique Perspective on East-West Issues is Ambassador Jacob Beam's informed and readable contribution to this series.

In rapid and concise fashion, Ambassador Beam gives the reader a brief account of his earlier tours of duty in the Department and abroad, leading up to longer descriptions of his experiences as ambassador in Warsaw from 1957 to 1961, in Prague from 1966 to 1969, and in Moscow from 1969 to 1973. Political trends in the countries in which he served are treated at considerable length, but with sufficient accompanying anecdotal detail for the book to qualify as a political memoir rather than as potted history. Future historians will find in the volume much that will aid them in their understanding of the personalities and points of view of the men responsible for the conduct and execution of American foreign policy in these years.

But if future scholars will thus necessarily have to include Ambassador Beam's narrative in their bibliographies, it is unlikely that any will see in the book a source of new insights into the foreign policymaking process. There is little discussion in depth, for example, of the conduct of affairs by either President Nixon or by Secretary Kissinger. Of the former, Beam contents himself with the somewhat sanctimonious explanation that "unlike some other officials who served the president in similar fashion, I do not feel called upon to comment on the events which led to his downfall and the culmination of a vastly depressing human tragedy." On Kissinger, he is a bit more forthcoming: "His towering intellect would have brought him to the top without the need to deploy his gifts of intrigue and defamation, which he enjoyed doing." But then we look in vain for the kind of first-hand circumstantial detail which Ambassador Beam could presumably provide and which we would need if we are to give credence to such a damaging appraisal of Kissinger's performance.
MULTIPLE EXPOSURE: An American Ambassador's Unique Perspective on East-West Issues, by Jacob D. Beam
On another subject, now much in the news, the ambassador is much less reticent. He makes it clear that he does not altogether approve of the attention which has been given to the Russian dissenters, and says that while he was ambassador "the embassy thought it best to avoid direct contact with dissenters which might embarrass us and cause them serious trouble..." He is particularly out of sympathy for Alexander Solzhenitsyn, as the following gratuitous passage makes clear:

"Solzhenitsyn in particular posed a problem for all concerned. One of his former Russian editors told me that Solzhenitsyn's first drafts contained masses of eloquent but undigested writing which had to be organized into a coherent whole. The original manuscript of his One Day in the Life of Ivan Denisovich, which Khrushchev allowed to be published, was three times the length of the finished book and was overloaded with vulgarisms and obscure passages which had to be edited out."

And on relations between the regime in Moscow and the country's non-Russian minorities, one comes on the observation — an astonishing one for a man who is now president of the Free Europe Committee — that "the Russians are accustomed to ruling and, as I have remarked before, have on the whole probably done it as well as any other group could."

The Medvedev brothers, incidentally, are mistakenly referred to as sociologists, when in fact one is an historian and other (whose first name is also misspelled) is a biologist.

— Thomas A. Donovan

Оригинал: The Foreign Service Journal, October 1978, p.38-39
Скриншоты PDF

Вариант перевода:
     "Многократная экспозиция: Уникальный взгляд американского посла на вопросы отношений Запад-Восток.
     На сегодня это – уже сложившаяся традиция, когда наши бывшие послы в Советском Союзе пишут книги о своих приключениях в Москве. Из тринадцати человек, занимавших эту должность между 1933 и 1973 гг., только Laurence Sleinhardt и Llewellyn Thompson не оставили после себя книг, и оба они, наверняка, сделали бы то же самое, если бы этому не помешал их ранний уход из жизни. «Многократная экспозиция: Уникальный взгляд американского посла на вопросы отношений Запад-Восток» является квалифицированным и приятным для чтения вкладом в эту серию книг, сделанным послом Якобом Бимом.
     В динамичной и сжатой манере посол Бим предлагает читателю краткий отчет о своих более ранних сроках службы в Департаменте и за рубежом, с последующими более длинными описаниями его впечатлений как посла в Варшаве с 1957 до 1961 гг., в Праге с 1966 по 1969, и в Москве с 1969 по 1973. Политические течения в странах, в которых он служил, рассматриваются на довольно значительном промежутке времени, но при этом с достаточно подробным сопутствующим описанием отдельных эпизодов, так что книгу можно квалифицировать как политические воспоминания, нежели как краткую историю. Будущие историки найдут в данном томе многое, что поспособствует им в их понимании персоналий, а также точек зрения людей, ответственных за проведение и осуществление американского внешнеполитического курса в эти годы.
     Но если будущим исследователям придется всё-таки включить рассказ посла Бима в свои библиографические списки, то маловероятно, что кто-либо из них увидит в данной книге источник новых глубоких откровений о процессе выработки внешнеполитического курса. Здесь не дано глубокого обсуждения, например, вопросов относительно ведения внешнеполитических дел ни президентом Никсоном, ни госсекретарем Киссинджером. Что касается первого, Бим довольствуется каким-то неискренним объяснением, что «в отличие от некоторых других официальных лиц, служивших президенту подобным же образом, я не чувствую необходимости в том, чтобы комментировать события, приведшие к его падению и кульминации крайне печальной человеческой трагедии». Говоря о Киссинджере, он немного более откровенен: «Его выдающийся интеллект мог бы привести его к вершине и без необходимости использовать свой дар в интриге и диффамации, которыми он любил заниматься». Но в таком случае мы напрасно ищем что-то вроде обстоятельных подробностей из первых рук, которые посол Бим полагаю мог бы дать и которые нам бы понадобились, если мы должны поверить такой дискредитирующей оценке деятельности Киссинджера.
     Относительно другой темы, которая сейчас много освещается в новостях, посол гораздо менее сдержан. Он ясно дает понять, что не вполне одобряет то внимание, которое уделялось и уделяется русским диссидентам, и говорит, что когда он был послом, «посольство считало, что лучше избегать прямого контакта с диссидентами, который мог бы поставить в неловкое положение нас и создать серьезные неприятности для них...». Особенно ему неприятен Александр Солженицын, что ясно из следующего неуместного отрывка:
     «Солженицын, в частности, представлял проблему для всех, имевших с ним дело. Один из его бывших русских редакторов рассказывал мне, что в первых черновых вариантах Солженицына содержалась огромная масса красноречивого, но «непереваренного», сырого текста, который необходимо было организовать в логически связное единое целое. Первоначальная рукопись его «Один день Ивана Денисовича», которую Хрущев разрешил опубликовать, была втрое длиннее законченной книги и была перегружена вульгаризмами и непонятными местами, которые необходимо было отредактировать.»
     А об отношениях между московским режимом и нерусскими меньшинствами в стране наталкиваешься на наблюдение — поразительное для человека, который сегодня является президентом Комитета Свободной Европы, — о том, что «русские привыкли править и, как я отмечал ранее, делали и делают это, в целом, так же хорошо, как и любая другая группа».
     Братьев Медведевых, между прочим, ошибочно называются социологами, тогда как на самом деле один из них — историк, а другой (чье имя также написано с ошибками) — биолог."



См. также:
- Джакоб Бим: Солженицын представлял проблему для всех, имевшим с ним дело // Multiple Exposure: An American Ambassador's Unique Perspective On East-West Issues. By Jacob D. Beam. New York: W. W. Norton, 1978.

?

Log in

No account? Create an account