?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Говорят о «примирении», целятся в несуществующий коммунизм, но попадут опять в Россию
Voikov
voiks
11.04.2017 14:45
Оригинал взят у temirgaleevee в Говорят о «примирении», целятся в несуществующий коммунизм, но попадут опять в Россию
 

 

«…сегодняшняя неустанная травля России со стороны «западной цивилизации»
существовала и 100 лет тому назад, да и много прежде».

(мартовское послание Синода РЗЦ, см. ниже)
 
«Всё поднялось и всё грозит тебе»
(Фёдор Тютчев, Ужасный сон отяготел над нами…)


В 2011 году общественное большинство, в том числе среди верующих людей, не приняло программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» от Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Программа предполагала «признать Советский Союз преступным государством, осуществлявшим геноцид собственного народа и виновным в развязывании Второй мировой войны».

В марте 2017 года об аналогичном в смысле последствий для государства примирении — «русского народа с Господом» — заговорили некоторые церковные деятели.

В начале марта Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви за подписью Первоиерарха митрополита Илариона и других призвал убрать тело Владимира Ленина с Красной площади и сокрушить поставленные ему памятники, апеллируя к тому, что всё это — «символы беды, трагедии и крушения нашей богоданной Державы», и взывая к совести русского человека в стремлении убедить его, что именно эта позиция является всей полнотой правды о русской истории. «Послание было оглашено в Неделю вторую Великого поста во всех храмах Русской Зарубежной Церкви» (12 марта, Патриархия.ru).


Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) с орденом Св. Анны 1-й ст.


18 марта мирополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, в интервью телеканала «Россия-24» поддержал инициативу парламента Ингушетии о запрете увековечивания памяти Сталина на территории региона: «увековечение памяти палачей не должно иметь место» (Патриархия.ru).

Фактически предлагается — пока частично, в виде отдельных элементов, в отдельном регионе — повторить украинский закон «о декоммунизации». Данный закон запретил советскую и коммунистическую символику, запустил процессы массового уничтожения советских памятников (не только Ленину) и переименования — улиц, городов и так далее.


Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион (Капрал) с орденом Св. Анны 1-й ст.


Самое важное здесь с юридической точки зрения то, что Ленин — символ советского государства. Официальное признание Ленина «палачом и преступником» означает признание «преступным» Советского Союза. За «престуления» СССР платить сейчас будет его правопреемница Россия, что чревато разрушительными для страны последствиями. И это при том, что с исторической точки зрения данные обвинительные вердикты — без всестороннего и глубокого анализа — попросту не имеют под собой оснований. «На самом деле описание прошлого России требует сложной, многоцветной палитры. Черно-белой схемы здесь явно недостаточно. Более того, упрощения создают искаженную и разорванную картину истории, распадающейся на отдельные куски, подобно разбитому зеркалу. Нельзя повторять ошибки тех, кто по меткому выражению Александра Зиновьева, «целился в коммунизм, а попал в Россию». (11 ноября 2014 г., Патриархия.ru). Патриарх не просто так цитировал Зиновьева, а сказаны эти слова были как раз во время разгоревшейся на Украине гражданской войны, одна из сторон которой, захватив власть вооружённым путём, объявила своим героем нациста Бандеру и занялась сносом памятников Ленину до принятия закона «о декоммунизации».

Со стороны бандеровцев этот шаг объясним — русские, их лидеры и государство (Россия, СССР, Российская империя) являются для них исступлённо ненавидимыми идеологическими врагами. Однако, на основании чего деятели Русской Православной Церкви Московского Патриархата (то есть русского государства) предлагают самим русским признать «преступными» действия своих предков в рамках советского периода истории — вопрос открытый.

Неужели в чьих-то головах гражданская война до сих пор не закончилась, и для них идеологическая ненависть к памятникам советской эпохи превосходит любовь к народу и стране? Или, может быть, они осознанно ведут к разрушению существуюего российского государства, потому что до сих пор видят в нём своего идеологического «большевистко-коммунистического» врага?

Это всё реально наводит на грустные аналогии гражданской войны 1920-х и последующей эпохи разделения Церкви.

После окончания гражданской войны в 1922-23 гг. значительная часть эмигрантов в первом поколении жила надеждой на скорое падение советского власти. Часть из них — это высшая элита — люди, свергнувшие Николая II, но оказавшиеся недееспособными — империя в их руках развалилась в течении нескольких месяцев. Для большинства из них надежда на разрушение Советской России была неотрывна от желания взять реванш, вернуть своё господствующее положение.


Николай II подписывает отречение


Когда время показало, что большевики дееспособны, и новое государство в их руках набирает силу, кто-то в эмиграции признал успехи нового правительства и гордился достижениями Советской России, у других же превалировала ненависть к большевикам — преграде на пути к старой жизни. Примером немногих первых выступает бывший великий князь Александр Михайлович Романов. Яркий противоположный пример — «бывшие российские либералы, обращенные материальными затруднениями в монархизм», занявшиеся борьбой за «несуществующий российский трон» (воспоминания Александра Михайловича). Наследник наследника — бывшего великого князя Кирилла, «бывшего либерала» прямо поддержавшего низложение Николая II, — Владимир Кириллович в 1941 году призвал всех встать под знамёна Гитлера для борьбы с большевизмом-коммунизмом. В тоже время другая часть эмиграции (пример — генерал Деникин) отказалась выступать в роли германских наймитов ради свержения советской власти.


Кирилл Владимирович Романов с супругой

Александр Михайлович Романов


Точно такое же разделение произошло внутри Церкви.

Поскольку церковная и светская власть в Российской империи были теснейшим образом связаны, это не могло не вылиться в реальное противостояние во время гражданской войны. И Патриарх Тихон об этом писал (1923 г.): «…Сознавая Свою провинность перед Советской властью, выразившуюся в ряде Наших пассивных и активных антисоветских действий, как это сказано в обвинительном заключении Верховного Суда, т. е. в сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих, анафематствовании Советской власти, воззвании против Брестского мира и т. д. Мы по долгу христианина и архипастыря — в сем каемся и скорбим о жертвах, получившихся в результате этой антисоветской политики». После же перед Московским Патриархатом встал реальный вопрос о налаживании нормальных отношений с государственной властью.



Несоменно, одной из основных проблем тогда была идеология воинствующего атеизма, о чём церковные деятели никогда не забывают. Вторая же, которую, наоборот, замалчивают, это те самые надежды на падение советской власти и возврат к старым порядкам, подкрепляемые со стороны накалённых антибольшевиков реальными делами. «Из Пьянова Владыка Василий послал своё последнее послание Патриаршему Местоблюстителю не только с требованием отказаться от Декларации 1927 года и с угрозой в противном случае подвергнуть того проклятию, но и с призывом бороться с советской властью всеми способами — вплоть до террора и вооружённых восстаний. Вскоре после отправления этого письма, епископ Василий мученически погиб» (из жития сщмч. Владимира Лозина-Лозинского, выделение моё — Е.Т.).

Проблема внутриполитического раскола хорошо отслеживается по статье прот. Владислава Цыпина «Историческое значение принятия «Акта о каноническом общении» о воссоединении РПЦ МП и РПЦЗ в 2007 году. В ней говорится, что причина церковного разделения ни в коей мере не касается вероучительных вопросов, но упирается в вопрос юрисдикционной связи с Московской Патриархией. Сохранение такой связи фактически означает мораторий на антисоветскую (антигосударственную для СССР) политику и общественную деятельность. В статье говорится, что «немногие, вероятно, самые аполитичные из эмигрантов» связь с Патриархией сохранили, остальные пошли другими путями. Важно подчеркнуть, что это не значит обязательно антисоветской деятельности, но отсутствие отказа от неё.


Митрополит Лавр и Патриарх Алексий II — подписание «Акта о каноническом общении»


Житие епископа Вениамина (Федченкова), одного из «самых аполитичных», остро обнажает проблему внутриполитического церковного размежевания, а сам он — неспроста же? — оговаривает вопрос соблазна увлечения внешней властью над государством («Беседы в вагоне. Есть ли польза от нашей веры вообще?»). 2 июля 1941 года епископ на грандиозном митинге в Нью-Йоркском Мэдисон-Сквер-Гарден говорит о судьбоносности борьбы с фашизмом для всего мира: «Всякий знает, — сказал тогда владыка, — что момент наступил самый страшный и ответственный для всего мира. Можно и должно сказать, что от конца событий в России зависят судьбы мира… Вся Русь встала! Не продадим совесть и Родину!» Другой полюс — священники при отрядах коллаборационистов, откликнувшихся на зов Владимира Кирриловича.


Визит П. Н. Краснова к ветеранам гражданской войны в 1-ю Казачью Кавалерийскую дивизию вермахта. Сентябрь 1943 г.
 

Передача танковой колонны «Димитрий Донской» частям Красной Армии
 

Награждение священника-партизана


26 лет назад, в 1991 году прекратили существование выстроенная большевиками коммунистическая система и русское государство в виде Союза Советский Социалистических Республик. В 2007 году, десять лет назад, состоялось воссоединения Церквей. Три года назад Патриарх ещё раз акцентировал всеобщее внимание на недопустимости разделения собственной истории — «нельзя повторять ошибки тех, кто по меткому выражению Александра Зиновьева, «целился в коммунизм, а попал в Россию». При этом отдельные церковные иерархи ведут себя так, как будто объявили «крестовый поход против коммунизма» и в своих призывах предлагают повторять соответствующие действия неонацистов-бандеровцев на Украине. Им вторят элитарии различного уровня и прочие деятели. А рядом вертятся кирилловичи, которые «ни на что не претендуют, пока их народ не позовёт».

Последние несколько лет они усиленно работают на завоевание политических позиций. Эмигранты, не признающие их притязаний на трон, прямо говорят о раздаче и продаже орденов и титулов без каких-либо на то прав.



Понятно, что «императорское» благоволение к политически-крупным фигурам, будучи принято, приподнимает самих кирриловичей, но в других случаях может иметь место поощрение к монархической деятельности.



Наталья Поклонская, например, получив орден Св. Вмц. Анастасии в честь присоединения Крыма к России, почувствовала «такую безумную гордость и силу», что у неё недавно бюст Николая II «замироточил» (не подтвердилось). А вот в 2012 году Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии (где сейчас запрещают увековечивать память Сталина), «за особые заслуги в защите отечества» получает орден свт. Николая Чудотворца 1-й ст.



Александр Закатов, директор канцелярии «Е.И.В.» говорил, что раздаваемые «императорские» награды являются исторической преемственностью всех ранее выданных «Российским Императорским Домом» наград. И всё бы ничего, если б у нас не звучали призывы Владимира Кирилловича времён Великой Отечественной войны громить коммунизм.

При этом очень важно понимать, что после окончания Второй мировой и начала холодной войны против Советского Союза, антикоммунизм был крайне востребован, и Запад не гнушался ничем. Недавно ЦРУ рассекретило документы, согласно которым — в их формулировке — террорист Бандера использовался в операциях против СССР. Тоже самое касается и всех ныне здравствующих и политически-активных — невозможно быть вписанным в элиту Запада и не работать на её интересы — потомков белоэмигрантов. Все они так или иначе вписаны в структуры западных спецслужб. Между собой у них могут быть кардинальные разногласия, но их внешняя деятельность всегда обслуживает один и тот же интерес.

Нам то предлагают уничтожить Мавзолей на Красной площади в обмен на новые технологии и инвестиции, то установить «Памятник Примирения» в качестве доказательства того, что «гражданская война наконец-то закончилась» (заметим, что если согласиться с прот. Владиславом Цыпиным, то таковым является подписанный в 2007 году «Акт о каноническом общении»). Если гражданская война не кончилась, то власть в нашей стране до её окончания (то есть весь советский период точно) является незаконной. Наконец, со стороны Церкви слышатся призывы сокрушить памятники Ленину и уничтожить Мавзолей для «примирения с Богом».

Зачем бывшая российская элита лепит из СССР «преступное государство» понятно. Но чего ради льют воду на эту же мельницу отдельные церковные иерархи?

Ужасный сон отяготел над нами…

И там, и тут глаголит он —
Митрополит Иларион.
Приходы разные у них,
Да нам читают общий стих.

«Громите память «палачей» —
Свою историю смачней
Оплюй и шею суй в ярмо!
Ждут «господа» того давно.

Нам песня ваша не нужна —
Нам в жизни предков честь важна.
И Патриарх о том сказал —
Смотреть истории в глаза.

Нет упрощенью! Нет суду
Под гнётом страсти во бреду!
Митрополит! Митрополит,
Ужель душа-то не болит?

Приход, народ куда ведёшь? —
Державе в сердце нож воткнёшь!
Покайся сам, покуда Бог
Стерпел в твоих словах подлог!