?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Перемен, мы не ждем перемен!
Voikov
voiks
V-logo-rabkor_ru
27.02.2017 | Передовицы
 
Перемен, мы не ждем перемен!
 
20170227-Перемен, мы не ждем перемен!
 
В феврале 2017 года власти Москвы и Русская православная церковь предложили переименовать метро «Площадь Ильича», дав станции новое название в честь Андрея Рублева. На свою беду инициаторы переименования решили провести по этому поводу общественную дискуссию. Результат не заставил себя долго ждать. Опросы показали, что как минимум три четверти жителей столицы — против. Ранее таким же образом провалилось и предложение переименовать станцию метро «Войковская», названную в честь революционера Петра Войкова, считающегося одним из организаторов расстрела Николая II и его семьи.

Можно, разумеется, радоваться, что попытки устранения из столичной топонимики названий, связанных с историей революции 1917 года, наталкиваются на сопротивление общества. Но если быть честными, надо признать, что главным мотивом подобного сопротивления является не приверженность населения идеалам Октября, а страх и неприятие по отношению к любым переменам.

Это общественное настроение, сформировавшееся по итогам 1990-х годов, продолжает господствовать в обществе. Оно предопределяет крайне настороженное и даже открыто негативное отношение наших сограждан к рыночным реформам и прочим начинаниям действующей власти, но оно же блокирует и любые попытки практического сопротивления политике правительства. В подобной обстановке правящие круги так или иначе продавливают меры, которые считают для себя действительно выгодными и важными (вроде сокращения расходов на здравоохранение, ликвидацию медицинских учреждений, повышение налогов или коммерциализацию образования) и демонстративно уступают по вопросам, имеющим в основном символическое значение — вроде переименования улиц и площадей.

     В вопросах менее значимых, но всё же сулящих конкретную материальную выгоду, таких как вырубка парков или передача музейных зданий церковникам, правящие круги готовы идти на компромиссы, проталкивая свою линию менее настойчиво, но не отказываясь от намеченных планов.

В свою очередь граждане воспринимают любые предложения власть имущих как своего рода стихийное бедствие, которого, скорее всего, не удастся избежать, но от которого нужно, по возможности, прятаться. Это относится даже к предложениям, не являющимся откровенно антинародными. Так московские и федеральные чиновники, похоже, искренне думали, будто объявленный в ходе беседы президента Путина и столичного мэра Сергея Собянина план массового сноса устаревших советских пятиэтажек вызовет энтузиазм граждан и повысит рейтинг начальства, тогда как результат оказался совершенно иным. Люди заволновались, опасаясь, что если они и не будут выброшены на улицу, то уж точно не смогут получить новое жилье в хорошем районе. В основе этих опасений лежит уверенность, что ничего хорошего от начальства ждать по-любому не приходится и даже позитивная по своей сути инициатива на практике непременно обернется своей противоположностью.

     Увы, тот самый страх перемен, что заставляет людей с недоверием и опаской относиться к предложениям, озвучиваемым Путиным или его окружением, является и главной причиной неизменно высокого рейтинга президента.

Служащие пиар-ведомств (а у нас по сути все государственные ведомства в первую очередь занимаются именно пиаром) думают, будто высокий рейтинг первого лица является результатом их неустанных усилий. Журналисты-охранители пытаются убедить самих себя и отчасти своих читателей в том, что этот рейтинг выражает поддержку народом политики власти или её лидера. На самом деле ни то ни другое не имеет ничего общего с действительностью. Путин лишь воплощает для населения стабильность и надежду на то, что если даже перемены и случатся, то они не будут слишком радикальными. А в том, что к лучшему ничего измениться у нас не может, уверены практически все. Суть стабильности не в ожидании лучшей жизни, а в паническом страхе перед потерей даже того, что уже есть. И хотя страх этот по сути совершенно иррационален, после того, что пережили наши люди в 1990-е годы, понять их можно.

В сложившейся ситуации совершенно не важно, что президент говорит или делает. Даже поступки и речи, откровенно разрушающие образ защитника стабильности и борца за народное благо, как, например, визит Путина в екатеринбугский Ельцин-центр и произнесенная им там речь, ничего не меняют. Для политика, с именем которого связывается преодоление ужасов «лихих 90-х», такая речь должна была бы явиться чем-то вроде публичного самоубийства. Но ничего подобного не случилось. Никто Путина не услышал, поскольку никто его и не слушал. Путин важен для публики не тем, что он говорит и делает, а тем, что он просто есть. Значимо именно его постоянное и неизменное присутствие на одном и том же месте — как часов на кремлевской Спасской башне.

Пропагандисты, телеведущие, интернет-боты и прочие работники идеологического фронта, старательно пытающиеся изо дня в день промывать наши мозги рассказами о великих достижениях президента и правительства, сильно преувеличивают свою роль. Их усилия не только для власти бесполезны, но и прямо вредны, ибо своими ликующими и угрожающими завываниями в эфире они скорее раздражают обывателя, чем убеждают его. Если завтра все информационно-аналитические передачи будут убраны со всех федеральных каналов и заменены сериалами про бандитов либо дамскими мелодрамами, это лишь укрепит существующий политический режим.

     Однако к несчастью для наших правящих кругов эпоха перемен постепенно надвигается на нас в силу естественного хода экономических и социальных процессов, а также в результате многочисленных преобразований, осуществленных самой же властью.

Людям удавалось прятаться от этих перемен до тех пор, пока события ещё не развернулись в полном масштабе и не наступили долгосрочные последствия принятых ранее решений. Но время идет, и то, что считалось отдаленной перспективой, становится повседневной реальностью.

В такой ситуации страх перед непредсказуемым будущим оборачивается осознанием неизбежности уже начавшихся перемен. Когда такое происходит, общественное сознание меняется резко и переломно. Настолько, что позитивные ценности и ориентиры, дававшие ещё вчера чувство покоя и надежности, начинают вызывать острую неприязнь. И в этом случае опять же не важно будет, что говорит и что делает президент. Верным или неверным будет его поведение в подобной обстановке, значения уже не имеет. Прежнее иррацинальное доверие грозит обернуться столь же иррациональной неприязнью, когда любое сказанное слово становится лишь поводом для негодования.

Процесс неминуемо движется именно в этом направлении. Вопрос лишь в том, сколько потребуется времени, чтобы произошел перелом, и каковы будут его последствия.

Оригинал: rabkor.ru
Скриншот Главная О нас
__________

См. также:
- 27.02.2017 14:49 Перемен, мы не ждем перемен! // so-l.ru. Источник: Рабкор.ру
- 22.02.2017 17:00 Церковь заинтересована в дискуссии о переименовании метро "Площадь Ильича" // РИА Новости