?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Зачем религии политика?
Voikov
voiks
V-Logo-рпу_рф

Зачем религии политика?
Создано 18.11.2011 11:06
Доктор исторических наук, профессор МГИМО Андрей Зубов
Какие в разные времена и в разных социумах были отношения у религии и политики? Стремятся ли государство и церковь в нашей стране к слиянию? Может ли религиозный деятель превратиться в политического?

Все эти темы попытался осветить в программе радио «Голос России» «Перекрестный допрос» генеральный директор центра «Церковь и международные отношения МГИМО», профессор Российского православного университета Андрей Борисович Зубов.


Ведущие программы: президент «МедиаСоюза» Елена Зелинская и исполнительный директор «Медиасоюза» Игорь Малов.

Программа вышла в эфир 22 августа 2011 года.

Малов: Здравствуйте! Я хочу начать эту программу с цитаты из Конституции Российской Федерации. Итак, статья 14, пункт 1: «Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Пункт 2 (статья всего из двух пунктов): «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Тем не менее мы видим, что современные религиозные организации, так сказать, традиционные конфессии активно достаточно участвуют в политической и общественной жизни страны.

Насколько это полезно для нашего общества? Насколько это полезно или не слишком полезно для облика, для эффективности работы самих религиозных организаций?

Андрей Борисович, первый вопрос связан с той цитатой, которая была в начале нашей программы. Действительно, насколько полезно для Церкви и общества взаимодействие в политической области?

Зубов: Мне кажется, что оно вполне естественно, потому что Церковь состоит из людей. Вообще, что такое Церковь? Церковь – это собрание людей. Перевод с греческого слова «церковь» – это экклезия, собрание. Это граждане России, которые объединены общей верой. Эта вера в какие-то абсолютные, высшие духовные ценности. Но при этом эта вера диктует им и определенные правила нравственного и социального поведения.

В конце концов, это граждане. А коль это граждане, коль у них есть общие поведенческие типы, общие цели, то почему бы им не участвовать в политике, именно понимая, что они участвуют там не просто как граждане без каких-либо духовных ориентиров, а участвуют как граждане Церкви, как часть Церкви. Мне кажется, что участие Церкви как совокупности людей, а не как некоего клерикального объединения в политическом процессе абсолютно естественно.

Малов: Но у нас же Церковь отделена от государства – вот в чем вопрос. И он меня давно уже мучает.

Зелинская: И не только тебя. Я обращаю ваше внимание, господа, что у нас недавно, например, проходил съезд партии «Правое дело». И там один из таких энтузиастов с мест, надо сказать, не из руководящего прошлого или будущего состава, неожиданно стал говорить о «засилье попов».

Малов: Имеется в виду руководитель Центра исследований постиндустриального общества Владислав Леонидович Иноземцев, если не ошибаюсь. Уж будем называть героев своими именами. Только я как раз с другой стороны хотел задать вопрос, Лена.

Дело в том, что когда я вижу, что первые лица государства публично демонстрируют свои, так сказать, религиозные пристрастия, посещая молебны, конечно, они имеют право, по Конституции тоже имеют право, но при этом это транслируется на всю страну.

С другой стороны, мы видим, как другая традиционная религия, я имею в виду ислам, в лице президент Чечни господина Кадырова объявляет о введении для чиновников некоего мусульманского дресс-кода, и у меня возникают сильные сомнения относительно реального отделения религии от государства. А ведь, наверное, полезная мысль – иначе в Конституции ее бы не записали…

Зубов: Вы знаете, мы иногда забываем, что такое отделение церкви от государства. Вот, скажем, в Швеции до середины XIX века за переход от лютеранства в католичество полагалась смертная казнь. Вот это неотделение церкви от государства. То есть когда обязательным для человека было определенное вероисповедание. В России, скажем, до закона 1905 года о свободе вероисповеданий предполагалось, что человек из православия ни в одну конфессию перейти не может.

Малов: Во многих мусульманских странах тоже до сих пор смертная казнь за выход из мусульманства. Чистая правда.

Зубов: Да. Вот это и есть неотделенность религии от государства. А то, что люди, занимающие определенные политические посты, даже высшие политические посты, могут быть верующими людьми — это совершенно естественно. И в любой стране это естественно. В США президент приносит присягу на Библии, и ни у кого это не вызывает вопросов. Но если, скажем, президентом США стал иудей, то он бы приносил присягу на Торе.

Полностью расшифровку радиоэфира читайте на сайте портала "Православие и мир".

Оригинал: рпу.рф
Скриншот
__________

См. также:
- 31.08.2003 Пора избрать путь. Обращение Комитета “Преемственность и возрождение России” // www.posev.ru. voiks
- 10.11.2011 Зачем религии политика? // www.pravmir.ru. Скриншот