?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Кто отдал приказ о расстреле царской семьи?
Voikov
voiks
V-logo-Радио Комсомольская правда
Иван ПАНКИН, Павел ПРЯНИКОВ | 17 ноября 2015
Кто отдал приказ о расстреле царской семьи?
Оказывается, изначально большевики планировали показательный суд над императором [аудио, 40:17]
20151117-Кто отдал приказ о расстреле царской семьи
Панкин:
- Это программа для тех, кто вырос в Советском Союзе, но ничего о нем не знает. В студии Иван Панкин, а также историк, шеф-редактор русскоязычного сегмента «Живого Журнала» Павел Пряников. Тема, которую мы сегодня будем обсуждать, назрела давно. Масса всевозможных новостей появляется в информационных лентах с упоминанием царской семьи. Недавно говорилось о генетической экспертизе. Тема нашего эфира возникла сама собой: «Кто отдал приказ о расстреле царской семьи?» Из темы сам собой вытекает вопрос для слушателей: нужно ли переименовать станцию метро «Войковская» в Москве? Стоит ли присваивать имя этого человека строящемуся транспортно-пересадочному узлу? Появилась новость о том, что Войков не принимал личного участия в расстреле царской семьи. Об этом сегодня заявил следователь Следственного комитета России Владимир Соловьев. Долгое время товарищ Войков считается одним из убийц царской семьи. Я знаю, что ты с этим не согласен.

Пряников:
- Да, я с этим не согласен. С самого начала говорил. Есть документы на этот счет. Войков не принимал участия в расстреле.

Панкин:
- Он принимал участие так или иначе. Это не обеляет его ни в коем случае.

Пряников:
- Да.
Иван ПАНКИН
Панкин:
- Давай по порядку. Я хочу вот с чего начать. На самом деле что заставило Николая Второго отречься от престола? С этого можно начать, чтобы по порядку найти истину.

Пряников:
- Понятно – Февральская революция. Потому что у царя не осталось никаких верных сил, которые бы пошли за ним. Может быть, речь шла о сотнях, даже не о тысячах людей. В этой ситуации царь, чтобы сохранить страну, отрекся от престола. И отрекся и Михаил от престола. Это тоже не надо забывать, который был почти сутки де-факто царем. На этом прервалась царская династия Романовых. Поэтому, когда мы говорим о расстреле царской семьи, вообще правильно было бы говорить о расстреле семьи бывшего царя, гражданина Николая Романова.

Панкин:
- Мне вот это твое мнение не очень нравится. Что значит – бывшего царя? Император бывшим не может быть. Это не президент. Император – это императорская кровь.

Пряников:
- В следственных действиях даже белых следователей, их несколько было, везде упоминался как бывший император Николай Романов.

Панкин:
- Хорошо, далее идем. Как государь вместе с семьей оказался в этом особняке – в Ипатьевском доме? Давай место обозначим конкретно. Екатеринбург, Ипатьевский дом. Ипатьев – это военный инженер, который на время дал большевикам свой дом в аренду.

Пряников:
- С 27 по 29 апреля – ему дали три дня, чтобы вывезти оттуда вещи. Царь был перевезен из Тобольска.

Панкин:
- Как вообще царская семья оказалась в руках большевиков? Как они оказались узниками?
Павел ПРЯНИКОВ
Пряников:
- Это понятно. Царь находился в Тобольске, куда еще был сослан Временным правительством. Они считали, что это самое безопасное место. Здесь надо понимать, если читать допрос следователя Соколова, который наиболее такую кропотливую работу провел, последний следователь белый, он в Париже допрашивал Керенского. И Керенский рассказывал, что он с трудом удерживал рабочих и солдат от расправы над царем. Это весна 1917 года. Народ требовал, в частности, на сессии Московского совета Керенский присутствовал, это начало марта, 7 или 8 марта, и вот там было требование – расстрелять скорее царя. До лета его держали. Потом приняли решение в Тобольск. Потому что общее мнение революционных масс – солдат, матросов в разложившемся Петрограде, как сам Керенский говорил, это расстрелять царя. И он был отправлен в Тобольск. Считалось, что это безопасное место. И там нет такого революционного брожения. И там он будет сидеть, и с ним будут проходить следственные действия. Потом свершилась Октябрьская революция, Тобольск перешел к красным. И в апреле 1918 года было принято решение перевезти его в Екатеринбург. Потому что считалось, там вообще с этого начинается интересная история.

1 апреля 1918 года ВЦИК принимает о перевозке Николая Романова в Москву. Потому что было мнение у Ленина и у Троцкого, что нужно устроить показательный суд над Николаем Романовым. Это первое мнение. А второе – с этого времени шли закулисные торги с Германией о судьбе царя. Все мы помним, что был уже заключен Брестский мир. Это начало 1918 года, Германия вошла на Украину, вплоть до Грузии. Черноморское побережье Кавказа, некоторые российские города – Ростов, Белгород. Шли торги с немцами о судьбе. В частности, Ленин предлагал, 300 млн. золотых рублей контрибуции, которая была наложена на Россию, обменять царскую семью вот на эту контрибуцию. Что немцы ее отменяют, а мы отдаем им царскую семью. Для этого был послан комиссар такой, тоже загадочная личность, о нем надо романы слагать, это Василий Васильевич Яковлев, у которого настоящая фамилия Мячин. Это такой боевик большевистский, который до революции участвовал в эксах, брал почты, поезда. У него интересная судьба.

Панкин:
- Террорист, судя по всему.

Пряников:
- Боевик – так и назывался. Вот он должен был сопроводить царя в Москву. Предварительно остановившись в Екатеринбурге. А Уральский областной Совет заподозрил что-то неладное в действиях этого Василия Яковлева. Как потом действительно оказалось. Яковлев в конце 1918 года перешел на сторону КОМУЧа – Комитета Учредительного собрания. В общем, на сторону белых. Он был при этом комиссаром. Там загадочная судьба. Потом был арестован Колчаком, бежал в Маньчжурию, снова вернулся в СССР. Не будем углубляться. И они заподозрили неладное. Уральский Совет пошел против воли Москвы. Он сказал: нет, царь будет здесь находиться, мы подозреваем что-то неладное, что либо царя отпустят, либо что-то в Москве с ним не то сделают. Какой-то вот это странный Яковлев, все, отправляем его в Екатеринбург. А Уральский Совет, надо представлять, что он из себя представлял. Если говорить современным языком, это были отморозки. Это был один из самых революционных Советов, они сами себя называли, те, кто принимал решение о расстреле царя, левыми коммунистами. То есть это были крайние коммунисты.

Панкин:
- Среди них и Войков.

Пряников:
- Да. Там же было очень большое влияние левых эсеров и анархистов. Вообще мало кто упоминает факт, что Уральский Совет несколько раз сдерживал левых эсеров и анархистов, которые хотели расправиться с царем, убить без суда и следствия. В частности. 31 мая анархисты планировали налет на Ипатьевский дом, чтобы там порешить всю семью. Левые эсеры тоже говорили: кого мы кормим? Этот человек повинен в смертях десятков, сотен тысяч. Давайте его скорее убивать. Мария Спиридонова, один из лидеров эсеров, она предлагала, что надо скорее расстреливать царя.

Панкин:
- Товарищ Пряников считает, что приказ о расстреле царской семьи был решен на месте. Потому что в Уральском областном Совете находились одни отморозки. Именно поэтому это как-то спонтанно возникло.

Пряников:
- Ну да. Потому что подходила Сибирская армия, чехословаки. Через несколько дней они должны были войти в Екатеринбург. И действительно вошли 25-го числа. Общее настроение – избавиться от царя, везти в Москву уже было страшно. И невозможно.

Панкин:
- То есть психанули.

Пряников:
- Да, психанули, что называется.

Панкин:
- Понятно. С нами на связи кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Российского государственного гуманитарного университета Евгений Пчелов. Евгений Владимирович, здравствуйте.

Пчелов:
- Здравствуйте.

Панкин:
- Очень рад, что хотя бы по телефону удалось с вами связаться. Евгений Владимирович должен был участвовать в нашем эфире непосредственно в студии. Но, увы, приболел немножко. Вопрос сходу: кто отдал приказ о расстреле царской семьи?
Евгений ПЧЕЛОВ
Пчелов:
- Мы не знаем этого. Было постановление Уральского Совета. Это понятно совершенно. Оно было даже опубликовано потом, уже после расстрела, через неделю после расстрела. Так что было решение местное – это понятно совершенно. Было ли оно согласовано и получена ли санкция из Кремля от советского правительства? Это до сих пор неизвестно. Я думаю, что это вряд ли когда-то будет известно. Во всяком случае, связь была, безусловно. Потому что есть, например, телеграмма от 16 июля, которая была послана через Петроград в Москву, от Зиновьева, изначально от Голощекина в Екатеринбурге, по поводу царской семьи, по поводу той ситуации, складывавшейся к тому времени, сложных военных обстоятельств. Соколов, который проводил расследование, утверждал, что была телеграмма уже 17-го вечером, которая сообщала о том, что убита вся царская семья. Есть свидетельства косвенные, типа Троцкого, хотя тоже не очень достоверные, о том, что он потом стал узнавать, как это произошло, и Свердлов сказал, что они решали все вместе с Ильичом. Но это невозможно никоим образом точно установить, я думаю.

Во-первых, если такие вещи и происходили, какое-то согласование было, то оно вряд ли бы носило какой-то открытый характер. Это совершенно ясно, что информация была полутайная. Поскольку даже и советское правительство первоначально признавало, что погиб только Николай II, был расстрелян, продолжали говорить о том, что остальная царская семья жива. И достаточно долгий период времени. Так что это, видимо, какие-то такие шифрованные были вещи, если этим и занимались. А потом еще, архива Уральского Совета нет, он погиб. Очень большие пробелы в документах 1918 года Совнаркома и советского правительства, и ЧК. Это делопроизводство не то, что в царской России, все по папочкам лежало. Другая была совершенно ситуация, условия гражданской войны. Так что здесь, я думаю, вряд ли это можно однозначно установить. Но мне представляется, что, конечно, все-таки они должны были запросить мнение центра. Даже учитывая все обстоятельства, все сложности конкретной ситуации на местах, все-таки это очень серьезная вещь. И я думаю, что здесь как-то это все-таки было согласовано. Но это только предположение, ничего доказать невозможно.

Пряников:
- Есть документы о том, что до последнего ВЦИК не хотел расстрела царской семьи. 20 июня Бонч-Бруевич запрашивал Екатеринбург. С 4 по 10 июля Голощекин был в Москве, и ему говорил Ленин и люди: оставьте, не делайте этого. Все это время до последнего ВЦИК не хотел. Затем есть показания генерала Дитерихса во Владивостоке, который тоже говорил, что это было решение Уральского областного Совета. Это белый генерал к этому склонялся. Соколов тоже, документов всех не было, он был следователь, хотя и, мое мнение, предвзятый, но тем не менее, у него тоже не было однозначной информации. Но он склонялся к тому, что это тоже было решение Уральского областного Совета. Когда в Париже он проводил допрос.

Пчелов:
- Вы абсолютно правы. Но это все опять-таки определенные мнения.

Пряников:
- Здесь надо смотреть обстановку, что Ленину и его группе смерть царя была невыгодна.

Панкин:
- Почему?

Пряников:
- Потому что пошел торг с немцами.

Пчелов:
- Вы абсолютно правы в том плане, что, безусловно, фигура императора и царской семьи играла определенную роль в этих внешних взаимоотношениях большевиков с окружающим миром. Но когда происходит обострение ситуации резкое, когда возникает из этого ситуация того, что суда… предполагался даже и суд, были такие тоже идеи, что суда сделать, конечно, по условиям того времени было невозможно, я не думаю, что все-таки ответственность за такое решение, зная о таком отношении и ситуации, ответственность мог бы взять однозначно только Уральский Совет. Я еще хочу сказать. Ведь в эту ночь была убита царская семья. В следующую ночь произошло убийство Романовых в Алапаевске.

Панкин:
- Меня тоже это смущает.

Пчелов:
- Представить себе, что это случайное совпадение, не согласованное между собой…

Панкин:
- Вот это «психанули», Павел, не складывается.

Пчелов:
- Я еще раз подтверждаю, что мы не можем однозначно дать ответ на вопрос.

Пряников:
- Документов нет о том, что Ленин отдавал приказ.

Пчелов:
- Но я считаю, что это не имеет никакого значения. Это обсуждение – это частность. Потому что в любом случае, отдавал Ленин приказ, не отдавал Ленин приказ, вернее, не приказ, а санкцию, я думаю, что получали санкцию все-таки Москвы, безотносительно этого тут ничего не меняет ситуации. Это большевистская власть расстреляла царскую семью, расстреляла других Романовых. Не только же царская семья погибла в Екатеринбурге. В июне был убит Великий князь Михаил Александрович в Перми. Потом были убиты в Алапаевские Великие князья.

Панкин:
- Они были все последовательно уничтожены.

Пчелов:
- Конечно. В январе 1919 года в качестве заложников убили четырех Великих князей в Петрограде. Если бы не Задорожный в Крыму, то и там бы тоже уничтожили Романовых. Это было такое истребление.

Пряников:
- Прямого указания не было, я в это верю, нет документов. Но есть косвенные показания, которые говорят, что это действительно было решение Уральского областного Совета. Хотя бы в том, что они, например, перед этим фабриковали, писали письма на французском языке, якобы был заговор, для того, чтобы потом оправдаться перед Москвой. Отправили эти записки сами, что вот, видите, мы убили, мы были вынуждены убить из-за того, что существовал заговор вокруг царя, его хотели освободить. И поначалу же вообще было сообщение, что убили только царя и наследника. А остальная семья жива.

Панкин:
- Почему император, когда уже стало понятно, что это конец, не отправил всю семью за границу, когда еще была возможность бежать?

Пряников:
- Есть записки Керенского, есть беседа следователя Соколова с Милюковым, министром иностранных дел Временного правительства. Они делали запрос в Англию, чтобы царя отправить. Англичане отказались. Сказали, пока не закончится великая война, ни о какой отправке царя речи не идет.

Панкин:
- А сбежать-то он мог!

Пряников:
- Мы сейчас идем к новой теме – о том, что был немецкий заговор, чтобы освободить царя. И в этом принимал главное участие зять Распутина Борис Соловьев. И несколько офицеров, которые на деньги немецкого генштаба, Людендорф и другие, через посла в Москве Мирбаха, была идея освободить царя. Они сидели в Тобольске и в Тюмени. Было несколько групп. И это подтвердил на допросах Соколова уже в Париже в 1920 году, был такой полковник генштаба Свистунов, который был в курсе этих дел. Был Милюков, который общался очень много с немецкой оккупационной администрацией. Они говорили, что немцы хотели с помощью диверсионных групп офицеров освободить царя.

Панкин:
- Есть еще версии, кто же отдал приказ о расстреле царской семьи. Я подготовил несколько комментариев, в которых эти версии отображены. Прочту пару эсэмэсок. «Вадим. Деятельность Горбачева и Николая II одинаковая». Дмитрий из Москвы: «Террористы и их фамилии не должны быть на местах в городах России. Меня каждый раз коробит от фамилий убийц на карте столицы. Я также за замену памятников Ленину и другим адептам красного террора на монументы достойнейшим сынам и дочерям великой России, не запятнанным массовыми убийствами сограждан». Мнение сильное, с характером. Это крик души. У нас есть звонок.

Анатолий:
- Меня давно интересует этот вопрос, достаточно много информации известно. Из всего, что мне известно, следует, что приказ об убийстве царской семьи отдала управляющая сила, которая отдала приказ Парвусу обеспечить проезд Ленину в Россию через Германию. Из логики фактов складывается.

Панкин:
- Кто же виноват, по вашему мнению?

Анатолий:
- Вот эта сила, которая организовывала проезд Ленина через Германию.

Панкин:
- Вот еще одна любопытная эсэмэска: «Расстрел избавил Россию от позорища и преступника. Вадим». Есть у меня любопытное мнение представителя Ассоциации членов семьи Романовых Ивана Арцишевского.
Иван Арцишевский
Платонов:
Арцишевский:
- Я не историк. Разные члены семьи по-разному, наверное, думают и по-разному интересуются историей. Наверное, надо придерживаться официальной точки зрения, что это был Уральский Совет, который решил это все. И санкционировал. Бессмысленная, жестокая классовая ненависть, не основанная ни на чем, и желание остаться в истории, что я убил царя. Это все очень мелкое. Никаких высоких материй там не надо искать у этих людей. Я не думаю, вряд ли это было санкционировано из Москвы. Но это не позиция семьи. Для того, чтобы знать позицию семьи, нужно спросить семью. Но я абсолютно уверен, что они думают по-разному.

Панкин:
- Павел, солидарен с тобой господин Арцишевский. У меня есть еще два комментария. Говорит директор Института русской цивилизации, историк Олег Платонов.
Олег ПЛАТОНОВ
Платонов:
- Уральский облсовет состоял из довольно посредственных личностей. И достаточно дисциплинированных в партийном отношении. Безусловно, принять на себя решение никто из них не осмелился бы. И существуют документы о том, что решение было принято Свердловым и Лениным. Кроме этого, существует и другая версия. Самое первое решение было принято представителями мировой закулисы, которая еще с конца XIX века, существуют такие документы, поставила вопрос о ликвидации российской монархии. И об уничтожении ее главных представителей. Среди таких людей следует назвать Якова Шиффа и нескольких мировых банкиров, которые считали деятельность российского государства… Это семейство Ротшильдов и несколько других мировых банкиров.

Панкин:
- Надеюсь, я удивил тебя.

Пряников:
- С конспирологией я здесь абсолютно не согласен.

Панкин:
- Забавная версия. Это утопия?

Пряников:
- Утопия. У Платонова есть документы о том, что приказ Ленин отдал, а ни у кого больше такого нет.

Панкин:
- Вот еще один комментарий. По мнению нашего следующего комментатора, все было решено аж в 1903 году. Говорил адвокат главы Дома Романовых Великой княгини Марии Владимировны, поверенный в делах Российского императорского дома Герман Лукьянов.
Герман Лукьянов
Лукьянов:
- Когда в 1903 году возник большевизм, на II съезде РСДРП составлялась программа партии. Именно эта программа предусматривала захват политической и государственной власти в России. И вот большевики обсуждали, когда они придут к власти, отменят ли они смертную казнь. И Ленин писал об этом. Когда речь шла об отмене смертной казни для Николая II, даже меньшевики не посмели поставить вопрос об отмене смертной казни Николая II. То есть решение о казни, об уничтожении царской семьи было принято в 1903 году на партийном съезде. Большевики не могли оставить их в живых, чтобы, как они сами писали и говорили, не дать живого знамени контрреволюции.

Пряников:
- То, что я говорил в самом начале. И еще раз повторю: Ленин и вообще в целом ВЦИК, верхушка партии была заинтересована в том, чтобы царская семья была жива. Она была предметом торга. Сначала хотели ее судить показательно, а затем была предметом торга с немецкими силами. Так что здесь полностью разбивается что версия Платонова, то те же силы организовали, он имеет в виду, наверное, провоз пломбированного вагона организовал немецкий генштаб. А немецкий генштаб был заинтересован в том, чтобы семья Романовых оставалась живой.

Роман:
- Темная история. Может, там есть и конспирология. Тем более, что Колчак менял несколько следователей, чтобы добиться конкретного результата – виновности большевиков. Не надо забывать, когда началась гражданская война, он пришел в посольство Великобритании в Токио и в качестве рядового потребовал, чтобы его включили в Британский экспедиционный корпус. Затем переправили в Соединенные Штаты. А потом он вернулся Верховным правителем всего, что можно было перечислить до Москвы. Здесь есть данные корреспондентов Би-би-си, которые десятки лет изучали данную проблематику. Здесь точку ставить рано. Тем более, что в 90-е годы и архивы КГБ, благодаря Горбачеву, были проходным двором в том числе и для представителей Соединенных Штатов Америки.

Панкин:
- А нужно ли переименовать станцию метро «Войковская»?

Пряников:
- Я считаю, что переименовывать не надо. История есть история. Люди говорят, что это был убийца и террорист. На самом деле мировая история знает множество «убийц и террористов», имена которых носят и проспекты, и улицы. Во Франции Робеспьер, в Америке…

Панкин:
- Робеспьер – это великий революционер.

Пряников:
- Ну нет.

Панкин:
- Ты сравниваешь Робеспьера с каким-то Войковым. Тогда скажи мне, почему такая честь оказана Войкову, который прямого участия в убийстве не принимал, а по твоей версии – вообще не принимал. А господин Юровский, который лично расстрелял царскую семью, о нем ни слуху, ни духу?

Пряников:
- Потом что Войков – это такой мученик, который был убит белогвардейцами в 1927 году, это такой ореол мученика. А Юровский умер в 1938 году в кремлевской больнице своей смертью. Был троцкистом, тоже на нем такое пятно. Кстати, очень многие люди, участвовавшие в расстреле царской семьи, потом были репрессированы как троцкисты.

Панкин:
- Зачитаю еще пару эсэмэсок: «Имена убийц должны быть забыты. Татьяна». «Виталий из Перми. Имя Войкова нужно оставить. В назидание будущим поколениям, чтобы думали и не делали подобных ошибок».

Александр:
- Слышал такую версию, что Романовы были в десятке богатейших людей мира. И смысл их уничтожать – их никто не уничтожал, а просто вывезли куда-то. И в Италии…

Борис:
- У меня первый вопрос. Какова принципиальная разница, кто отдал приказ об убийстве?

Панкин:
- Это просто любопытно.

Борис:
- По поводу переименования. Я думаю, что это решение должны принимать те люди, которые живут на этих улицах, на этих станциях и так далее. Это только их желание. То ли жить там, то ли не жить. И все.

Панкин:
- Спасибо. Первый вопрос меня немножечко смутил: какая принципиальная разница? Разница принципиальная! Неужели не интересно? Если бы сегодня опубликовали документ какой-нибудь, в котором реально было бы расписано, кто, что, когда, где, почему и за что, я бы с удовольствием его читал взапой, даже если бы он занимал тысячу страниц уголовного дела. Я думаю, что многие с удовольствием читали бы. Это наша история. И ее нужно знать. Согласен ли ты, Павел, с тем, что решение должны принимать люди, которые живут там?

Пряников:
- Согласен, да.

Панкин:
- Москвичей это не волнует, по твоему мнению?

Пряников:
- На сайте «Активный гражданин» идет голосование. Насколько я знаю, сейчас лидируют те москвичи, которые не хотят переименований станции. Наверное, москвичи и в первую очередь жители Войковского района должны принимать такое решение.

Панкин:
- Пишет Ольга, журналист из Москвы: «Приказ, не документируя, озвучил Ульянов (Ленин). Он в 15 лет пообещал это матери». Вот такая версия.

Пряников:
- Историки не знают, а Ольга знает.

Панкин:
- Но версия любопытная. Интересно было бы еще узнать от Ольги, как она это узнала. «Главный палач – Ульянов (Ленин). С него все началось, все дальнейшие преступления. С его и начинать надо. Памятники убрать, улицы переименовать, тело прикопать. А потом за других браться. Убийц прочь!» Татьяна из Железногорска. «Имена убийц должны быть забыты», – пишет Татьяна.

Павел, давай подведем некий итог.

Пряников:
- Первый итог. Мое мнение, что приказа или санкции ВЦИК во главе с Ульяновым и Свердловым не было о расстреле царской семьи. Его жизнь была выгодно и Ленину, и ВЦИКу, как результат торга с немцами. Второе. Если говорить про имена убийц, вся история состоит из имен убийц. Войков не принимал непосредственного участия в расстреле царской семьи. Да, он санкционировал в Уральском областном Совете. Но в таком случае мы, например, должны избавиться или вычеркнуть из истории Екатерину II, которая своего мужа отдала приказ убить, Александра I, который согласился с тем, что его отца Павла I убьют заговорщики.

Панкин:
- Это были совсем другие нравы.

Пряников:
- История состоит из убийств.

Панкин:
- Это были дворцовые перевороты.

Пряников:
- Если брать американскую историю: Джордж Вашингтон, Франклин – вся история кровавая. Великая Французская революция – в процентном отношении погибло гораздо больше, на порядок больше людей, чем в Великой Октябрьской социалистической революции. Но французы не охаивают свою историю.

Панкин:
- Почему таким варварским образом решено было ликвидировать царскую семью?

Пряников:
- А время была варварское. Все происходило варварски. Баржи топили с красноармейцами, и белые топили, и красные топили. Первый концлагерь на территории России организовали англичане в Белом море, где погибло 80 % людей, находившихся там.

Панкин:
- Ты удаляешься от темы.

Пряников:
- Я говорю, что время кровавое. И все решения были такие же кровавые.

Панкин:
- Зачем убили дочерей? Зачем жену убили? Они же не могли взойти на престол.

Пряников:
- Общее ожесточение было. Время гражданской войны и потом 20-30-е годы – это общее ожесточение. Здесь нужно понимать, что четыре года идет кровавая война.

Панкин:
- Как иначе мог поступить Ленин?

Пряников:
- Устроить суд, как он хотел.

Панкин:
- Зачем?

Пряников:
- Для того, чтобы показать всему миру преступления этого человека.

Панкин:
- О каких преступлениях идет речь?

Пряников:
- В первую очередь – Кровавое воскресенье. Это революция 1905 года.

Панкин:
- Ой, ну хватит! Это получилось само собой. К тому же, это была провокация.

Пряников:
- Не само собой. В обществе жило тогда, надо просто понимать, окунуться в то общество, общество жило тем, что они хотели отомстить царю. Настрой рабочих что в Петрограде, что в Екатеринбурге, общий настрой был – быстрее покончить с царем. Революционные массы и левые эсеры, которые были гораздо левее большевиков, которые с самого начала хотели убить царя, анархисты хотели убить царя, большевики сдерживали еще эту толпу. Общее настроение было – избавиться от царя.

Панкин:
- Ладно, хорошо. Суд. А дальше что было бы?

Пряников:
- Мнения разделяются. Кто-то, как Свердлов, говорил: хорошо бы их на принудительные работы отправить. И вот чтобы все видели, как они таскают тяжести, строят дороги. Ленин говорил, что, наверное, суд должен приговорить их к расстрелу. Николая II к расстрелу, скорее всего.

Панкин:
- Имеется в виду вся семья?

Пряников:
- Нет. Николая II именно. А с Александрой Федоровной, они считали, что это агент немецкой разведки, который разваливал страну.

Панкин:
- Понятно. Иван Панкин и Павел Пряников были сегодня с вами. Толком никогда мы не узнаем правду, кто же отдал приказ о расстреле царской семьи.

Скачать передачу [mp3, NaN МБ]

Оригинал: Радио «Комсомольская правда»

Историк Павел Пряников и радиоведущий Иван Панкин разбираются в эфире программы «Совок» на Радио «Комсомольская правда»
Историк Павел Пряников и радиоведущий Иван Панкин разбираются
в эфире программы «Совок» на Радио «Комсомольская правда»

__________

См. также:
- 08.12.2015 00:50 Кадры: Павел Пряников и десяток его единомышленников оставили «Живой Журнал» эффективным менеджерам Rambler&Co и ушли // roem.ru.
- 13.12.2015 16:24 Уволенный из «Живого Журнала» шеф-редактор не держит обиду на владельцев: «у ЖЖ всё ещё есть будущее» // roem.ru.