?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
И. Курганов: Три цифры
Voikov
voiks
V-Logo-rusidea_org
Издательство Русская Идея | 01.04.2013
20130401-Три цифры-анонс
Три цифры
И. Курганов.

В Советском Союзе начинается подготовка к пятидесятилетию коммунистической революции; задумана, в частности, большая коллективная работа «книга-эпопея». Идея ее обсуждалась в секретариате Союза писателей СССР с участием Федина, Твардовского, Тихонова, Суркова, Грибачева и др., и, конечно, будет осуществлена. Будет создана, вероятно, даже не одна «книга-эпопея».

Мы решили предложить вниманию авторов намечающейся работы три цифры, которые будут полезными для любой «книги-эпопеи».


ЦИФРА ПЕРВАЯ

Речь идет о людских потерях в процессе революционного переустройства России.

Девяносто с лишним лет назад Достоевский, стремясь проникнуть своим умственным взором в будущее и представить то новое общество, во имя которого в прошлом столетии началась борьба крайних элементов России, высказал в романе "Бесы" ряд соображений, касающихся, в частности, и возможных людских потерь. Напомним одно место из романа. На небольшом собрании Шигалев, написавший книгу о социальном устройстве будущего общества, делает соответствующий доклад. Из одной реплики, связанной с докладом, выясняется, что Шигалев в своей книге

     «...предлагает, в виде конечного решения вопроса, разделение человечества на две неравных масти. Одна десятая доля получает свободу личности к безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться вроде как в стадо... Меры, предлагаемые автором для отнятия у девяти десятых человечества воли и переделки его в стадо, посредством перевоспитания целых поколений – весьма замечательны...»

Значит, границу или канавку, отделявшую тогдашнее общество от будущего шигалевского общества, предполагалось перескочить при помощи перевоспитания людей и вообще мер «весьма замечательных». Конечно, эта меры могут вызвать и некоторые жертвы, но другая реплика по докладу Шигалева говорит, что, в конце концов,

     «...как мiр ни лечи, все равно не вылечишь, а срезав радикально сто миллионов голов и тем облегчив себя, можно вернее перескочить через канавку...» (Ф. М. Достоевский. Собр. соч., ГИХЛ, Москва, 1957. Том 7. Роман "Бесы", стр. 421-424).

Таким образом, Достоевский еще в 1871 году высказал предположение, что социальное переустройство общества может обойтись народу в сто миллионов голов. Цифра эта казалась в прошлом крайне несуразной. Но так ли уж она несуразна?

Революция в России началась восстанием 1917 года, затем развернулась в гражданской войне, индустриализации, коллективизации и в полном переустройстве общества, продолжающемся вплоть до наших дней. Народ за это время понес действительно крупные потери, особенно в начальный период революции и период дикатуры Сталина. Вот некоторые цифры:

а) Численность населения России в 1917 году в границах до 17 сентября 1939 года была 143,5 млн.

б) Естественный прирост населения за 1919 -1939 годы нормально должен быть 64,4 млн.

в) Механический прирост населения в 1940 году вследствие присоединения к СССР новых территорий 20,1 млн.

г) Естественный прирост населения за 1940 - 59 гг. в современных границах нормально должен быть 91,5 млн.

д) Следовательно, общая численность населения в современных границах нормально в 1959 году должна быть 319,5 млн.

е) В действительности по переписи 1959 года оказалось 208,8 млн.

ж) Общие потери населения 110,7 млн.

Таким образом, население СССР потеряло в связи с событиями 1917-1959 гг. сто десять миллионов человеческих жизней.

Такова наша первая цифра. Чтобы читатель мог ее проверить, укажем источники и порядок вычисления отдельных ее элементов.

а) Численность населения России в 1917 году – 143,5 млн. чел. – цифра официальная. См. «Итоги всесоюзной переписи населения 1959 года», М., 1962, стр. 13.

б) Естественный прирост населения – 64.4 млн. чел. исчислен по коэффициенту 1,7. В статистических материалах прошлого коэффициент прироста населения России, скажем, для 1900-1910 гг., указывается 1,7. В официальных сборниках «Народное хозяйство СССР» коэффициент для 1913 г. указывается 1,68, то есть при округлении то же 1,7. Коэффициент 1,7 принят и в основу демографических расчетов Госплана. Скажем, в книге «Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР» население на 01.01.1933 г. указано 165,7 млн. чел., а на 01.01.1938 г. запланировано 180.3 млн. человек., то есть ежегодный прирост 1,7 проц.

Для ряда лет советского времени фактический коэффициент указывается выше. В сборнике «Народное хозяйство СССР в 1956 году» (стр. 289) коэффициент для 1928 года указывается 2,37. Правда, в последних сборниках этот коэффициент выброшен, очевидно, потому, что относится к периоду нэпа, характеризует наступившее тогда процветание и компрометирует последующие периоды. В сборнике «Народное хозяйство СССР в 1961 году» (стр. 28) коэффициент указывается для 1954 г. – 1,77, для 1958 – 1,81 и для 1960 г. – 1,78.

В будущем возможно (и уже намечается) некоторое снижение этого коэффициента. Но приведенные здесь расчеты касаются не будущего, а прошлого. Для прошлого же, как в дореволюционной России, так и в более или менее спокойное время пятидесятых годов в СССР, коэффициент 1,7 был нормальным и (подчеркиваем) минимальным. Он несомненно был бы таковым для всего спокойного времени первой половины нашего столетия.

в) Механический прирост населения в 1940 году – 20,1 млн. чел. – цифра официальная и неоднократно уточнявшаяся. Она включает теперь как население присоединенных территорий в 1940 г., так и последующие присоединения (900 тыс. населения Карпатской Руси, 100 тыс. населения Тувы и население уточненных в 1945 г. границ с Польшей).

г) Естественный прирост за 1940-1959 гг.– 91,5 млн. исчислен по коэффициенту 1,7.

Цифры 319,5 млн., 208,8 млн. и 110,7 млн, пояснений не требуют.

20130401-Три цифры-pic1
Трупы умерших от голода, собранные за несколько декабрьских дней 1921 г. на кладбище в Бузулуке


ЦИФРА ВТОРАЯ

Население СССР потеряло за время с 1917 но 1959 гг. сто десять миллионов человек. В СССР людские потери объясняют военными событиями. Конечно, военные события имели очень большое значение. Сталин назвал цифру погибших во Вторую мiровую войну – 7 млн. чел. В американской статистике называется цифра военных потерь СССР – 7,5 млн. чел. Хрущев назвал свою цифру, заявив, что «...германские милитаристы развязали войну против Советского Союза, которая унесла два десятка миллионов жизней советских людей». (См. журнал «Международная жизнь», 1961 г., № 12, стр. 8).

В действительности потери во Вторую мiровую войну были еще больше. Вот некоторые цифры:

а) Численность населения СССР к началу войны – 197,1 млн.

б) Естественный прирост населения за 1941-45 гг. – 15,4 млн.

в) Должно быть населения к началу 1946 г. – 212.5 млн,

г) К началу 1946 г. было примерно 168,5 млн.

д) Значит, людские потери СССР, связанные с войной, составили 44,0 млн.

Население СССР потеряло во вторую мiровую войну сорок четыре миллиона человек. Такова наша вторая цифра.

В эту цифру входят: боевые потери на фронте убитыми и умершими от ран; гражданские потери в тылу от бомбардировок, голода, болезней и террора оккупантов; специальные потери на территории противника, связанные с гибелью людей в лагерях военнопленных и лагерях остарбайтеров; змиграционные потери, связанные с беженством и невозвращенчеством; и естественные потери, связанные с падением рождаемости во время войны. Общую сумму этих потерь и составляет цифра 44 млн. человек. Чтобы читатель мог ее проверить и уточнить, укажем источники и порядок вычисления отдельных ее элементов.

а) Численность населения к началу войны 197,1 млн. исчислена так. Населения по переписи 1939 года было 170,6 млн. чел. Прирост населения по коэффициенту 1,7 за время с 17 января по 31 декабря 1939 г. – 2,9 млн. Плюс население присоединенных территорий 20,1 млн. Плюс прирост населения в 1940 г. по коэффициенту 1,3 за время с 1 января по 1 сентября – 1,5 млн. и за время с 1 сентября по 31 декабря 0,8 млн. Плюс прирост населения за первую половину 1941 г. – 1,2 млн.

Проф. Тимашев для начала войны предложил (см. «Новый журнал», кн. 19, стр. 202) более высокую цифру населения СССР – 202,2 млн. чел., так как естественный прирост за 1939-1941 гг. исчислен по коэффициенту 2,0. Но, очевидно, в обстановке войны с Финляндией рождаемость в 1940 г, снизилась, а на присоединенных территориях она, как отмечает и сам проф. Тимашев, не превышала одного процента в год. Мы прирост населения за 1940-1941 гг. исчисляли по официальному коэффициенту – 1,32 (см. «Народное хозяйство СССР в 1961 году», стр. 28). Этот коэффициент в то время, когда проф. Тимашев писал свою работу, опубликован еще не был.

Советская статистика указывает (см. «СССР в цифрах в 1962 году», стр. 11) численность населения к началу войны 190,7 млн. Эта цифра получена, очевидно, путем простого сложения 170,6 плюс 20,1; она не учитывает прироста населения за 1939-1941 гг. и является поэтому неправильной.

б) Естественный прирост населения за время с 1.7.1941 по 1.1.1946 исчислен по коэффициенту 1,7. Эта цифра отвечает на вопрос: на какое количество могло бы увеличиться за это время население СССР, если бы не было войны и тяжелой обстановки.

г) Цифра населения к концу войны, вернее – к началу 1946 года в официальных источниках отсутствует. Она исчисляется обычно на основе косвенных показателей. Лоример в своей книге «Население Советского Союза» предложил для этого момента цифру 188 млн. чел. Советский профессор Алексадров назвал (в 1946 г.) цифру 193 млн. На Западе такую цифру назвал В. Леонтьев и очень близкую к ней называли А. Зайцев, Е. Куишер и др. Эта цифра приводилась и в статистическом ежегоднике ООН. Еще более высокую цифру – 197 млн. чел. – назвал А. Марков в книге «Россия сегодня». Но цифра 197 млн. – уже совершенная нелепость, т. к. получается, что СССР во время войны не потерял ни одного человека.

Проф. Прокопович в своей работе «Народное хозяйство СССР» назвал цифру 180,5 млн. Проф. Тимашев со свойственной этому ученому добросовестностью проанализировал эту цифру (см. «Новый журнал», кн. 19, стр. 201-210) и на основе своих расчетов пришел к заключению, что население СССР к началу 1946 г. было 180,0 млн. чел. К цифре 180 млн. пришел при помоши иных расчетов и автор этой работы в своей книге «Нации СССР и русский вопрос». Однако с тех пор появились новые официальные материалы, которые дают возможность сделать новый расчет, а именно: население СССР в 1956 году по новым официальным данным было 197,9 млн. чел. (Раньше советская статистика называла для этого года цифру 200,2 млн.). На XX съезде партии Хрущев заявил, что «прирост населения нашей страны составил за годы пятой пятилетки 16 млн. 300 тыс. человек» (см. его доклад, стр. 84).

Принимая во внимание эту цифру и численность населения в 1954, 1955, 1956 годах, впервые указанную в сборнике «СССР в цифрах в 1962 году», можно путем ретроспективных расчетов установить прирост населения и за 1946-1950 годы. Он будет 13,1 млн. чел. Обычно после войны прирост населения временно повышается, но мы это повышение не учитываем, так как в СССР оно было нейтрализовано продолжавшейся разрухой и страшным голодом 1946-1947 гг. По нашим расчетам население СССР к 1946 году было: 197,9 – 16,3 – 13,1 равно 168,5. Предыдущие расчеты давали повышенную цифру, так как исходили из пониженного прироста.

Таков наш расчет военных потерь СССР, который может быть в отдельных своих частях и потребует еще уточнений. Но возможные уточнения вряд ли сколько-нибудь существенно изменят общую величину этих потерь.

Сорок четыре миллиона человек – величина, конечно, большая, но величина эта во многом связана с особой сталинской тактикой ведения войны, порой совершенно не считавшейся с потерями "людского материала". По данным американской статистики военные потери союзников можно представить, например, в следующих цифрах:

а) Тринадцать государств: США, Англия, Франция, Бельгия, Дания, Греция, Голландия, Норвегия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Южно-Африканский союз – во время Второй мiровой войны потеряли 940 707 чел.

б) Два государства: Польша и Югославия – потеряли 730 000 чел.

в) Одно государство – СССР – потеряло 7 500 000 человек.

По советской статистике (см., в частности, «Итоги всесоюзной переписи населения 1959 года», стр. 14) в Первую мiровую войну естественный прирост населения перекрывал военные потери, и население России в Первую мiровую войну не сократилось, а, наоборот, несколько увеличилось. Во Вторую мiровую войну, согласно приведенным выше расчетам, население СССР не увеличилось, а, наоборот, сократилось на 28,6 млн. чел. (197,1 – 188,5). В процентах это выглядит так:

Первая мiровая война:

     Население к началу войны – 100 %
     Население к концу войны – 102 %

Вторая мiровая война:

     Население к началу войны – 100 %
     Население к концу войны – 85 %

Как видим, население СССР за время Второй мiровой войны потеряло весь свой естественный прирост (15,4 млн,) и, кроме того, 28,6 млн. или 14,5 % своего довоенного количества. Это потрясающие итоги. Такова наша вторая цифра.


ТРЕТЬЯ ЦИФРА

И тем не менее распространенное в СССР убеждение, что все или большая часть людских потерь в СССР связаны с военными событиями, неправильно. Потери, связанные с военными событиями, грандиозны, но они далеко не покрывают всех потерь народа за время советской власти. Они, вопреки распространяемому в СССР мнению, составляют лишь часть этих потерь. Вот соответствующие цифры (в млн. чел.):

Общее количество людских потерь в СССР за время диктатуры коммунистической партии с 1917 по 1959 гг. 110,7 млн. – 100 %.

В том числе:

     Потери в военное время 44,0 млн, – 40 %.
     Потери в невоенно-революционное время 66,7 млн. – 60 %.

Таким образом, в невоенное время, во время революции и революционного преобразования России народ потерял шестьдесят шесть миллионов семьсот тысяч человек. Такова наша третья цифра.

Приведенные цифры, несомненно, достойны упоминания в любой «книге-эпопее», если «книга-эпопея» будет составлена честно.

И. Курганов
"Посев", 1977, № 12
Статья И. Курганова впервые была опубликована в 1964 г. в газете "Новое русское слово" (Нью-Йорк).




Справка об авторе
20130401-Три цифры-pic2
Иван Алексеевич Кошкин (1.1.1895–16.9.1980) – экономист и демограф, доктор экономических наук (1940). Родился в дер. Займище Шалаховское Троицкой волости Яранского уезда Вятской губернии. В 1911 г. окончил коммерческие курсы бухгалтерии, работал бухгалтером. В 1915г., закончив экстерном Курганскую гимназию, занял должность главного бухгалтера Уральского союза потребительских обществ.

В 1916–1917 гг. служил в армии, окончив Чистопольскую школу прапорщиков, участвовал в Первой мiровой войне на Кавказском и Западном фронтах. После демобилизации вернулся в Курган, где работал бухгалтером в городской управе. Некоторое время служил офицером в Белой армии адмирала А.В. Колчака, затем работал в кооперации и Томском продовольственном комитете «Упродукт», недолго учился на историко-филологическом факультете Томского университета. В мае 1920 г. был арестован как бывший колчаковский офицер, и до октября того же года содержался в концлагере в Омске.

В октябре 1920 г. вместе с другими офицерами был отправлен в Петроград, где содержался в тюрьме «Кресты», но через месяц был освобождён. Поступил на работу бухгалтером на центральный карантинный пункт, затем являлся заместителем уполномоченного Сибирского краевого союза потребительских обществ, главным бухгалтером, заместителем управляющего Ленинградской областной конторы «Маслоцентр». В 1921 г. его вновь арестовали, но освободили как служившего в Белой армии по мобилизации, как происходившего из крестьянской семьи и не представлявшего угрозы для советской власти.

С 1924 г. – доцент Ленинградского института народного хозяйства имени Ф. Энгельса. С 1927 г. – доцент факультета советского права Ленинградского государственного университета. Также преподавал во Всесоюзной академии потребительской кооперации. До 1930 г. совмещал педагогическую деятельность с бухгалтерской работой.

С 1930 г. – преподаватель, в 1934–1935 гг. – профессор Ленинградского института советской торговли имени Ф. Энгельса. С 1936 г. – профессор Ленинградского финансово-экономического института (ЛФЭИ), одновременно с 1937 г. профессор Московского института советской кооперативной торговли. Также руководил секцией планирования в Ленинградском научно-исследовательском институте потребительской кооперации. С 1940 г. – декан финансового факультета ЛФЭИ, с декабря 1941 г. – заместитель директора ЛФЭИ по научной работе.

С 1940 г. – доктор экономических наук. Всего в советский период издал свыше 60 работ по бухгалтерскому учёту и около 10 книг. По оценкам современников, его труды отличались простотой и четкостью изложения, связью теории с практикой, анализом практически всех проблем, имевшихся в то время в бухгалтерском деле.

Весной 1942 г. вместе с институтом был эвакуирован из Ленинграда в Ессентуки, был назначен исполняющим обязанности директора ЛФЭИ.

В августе 1942 г., перед занятием немецкими войсками Ессентуков, будучи антикоммунистически настроенным, принял решение остаться в городе и сотрудничать с оккупационными властями. В декабре 1942 г. покинул Ессентуки вместе с отступавшими немецкими войсками. Добрался до Берлина, где работал сварщиком на заводе. Участвовал в деятельности Власовского движения в качестве члена национального совета Комитета освобождения народов России (КОНР).

В 1945 г. бежал от советских войск на запад, но был отправлен американскими властями в советский репатриационный лагерь, откуда совершил побег; вновь был задержан американцами, но на этот раз выдан не был.

Жил в Германии, а с 1949 г. – в США, где вначале работал упаковщиком на спичечной фабрике. Под новой фамилией Курганов (выбранной в 1950-е гг. в память о жизни в Кургане) с 1951 г. активно участвовал в деятельности Народно-трудового союза, в 1957 г. выступал с основным докладом на Гаагском конгрессе «За права и свободу в России», публиковался в журналах "Посев", "Грани", "Новый журнал", "Мосты" и других эмигрантских изданиях.

Опубликовал ряд советологических трудов, в которых значительное место уделялось демографической проблематике. Среди них в издательстве "Посев" вышли: «Нация в СССР и национальный вопрос» (1961), «Семья в СССР» (1967), «Женщины и коммунизм» (1968). Первым занялся подсчетом потерь населения СССР за период советской власти, используя при этом официальные источники.

Умер в Нью-Йорке.

Данные исследований Курганова (Кошкина) получили известность в среде эмиграции, на них ссылался А.И. Солженицын.

Оригинал: rusidea.org
Скриншот Web.archive.org Скрин-20130420



          «...как мiр ни лечи, все равно не вылечишь, а срезав радикально сто миллионов голов и тем облегчив себя, можно вернее перескочить через канавку...» (Ф. М. Достоевский. Собр. соч., ГИХЛ, Москва, 1957. Том 7. Роман "Бесы", стр. 421-424).
     Таким образом, Достоевский еще в 1871 году высказал предположение, что социальное переустройство общества может обойтись народу в сто миллионов голов. Цифра эта казалась в прошлом крайне несуразной. Но так ли уж она несуразна?
 
     ...Таким образом, население СССР потеряло в связи с событиями 1917-1959 гг. сто десять миллионов человеческих жизней.
     Такова наша первая цифра. Чтобы читатель мог ее проверить, укажем источники и порядок вычисления отдельных ее элементов.
 
     ...Население СССР потеряло во вторую мiровую войну сорок четыре миллиона человек. Такова наша вторая цифра.
 
     ...Таким образом, в невоенное время, во время революции и революционного преобразования России народ потерял шестьдесят шесть миллионов семьсот тысяч человек. Такова наша третья цифра.

 
     И. Курганов. Три цифры. // "Посев", 1977, № 12
     Статья И. Курганова впервые была опубликована в 1964 г. в газете "Новое русское слово" (Нью-Йорк).




КОНФЕРЕНЦИИ НАРОДОВ, ПОРАБОЩЕННЫХ КОММУНИЗМОМ
Страсбург, 27 сентября 1975
КОНФЕРЕНЦИИ НАРОДОВ, ПОРАБОЩЕННЫХ КОММУНИЗМОМ
Шлю мою дружескую поддержку вашей попытке выразить слитный голос Восточной Европы в парламентском центре Западной, ещё удерживающей свою шаткую свободу. Единство народов Восточной Европы, быть может, последняя надежда этого континента. Ещё не рухнувший Западный мир в своей устоявшейся надменности не замечает, как опускается и опускается он со всех ступеней реальной силы и умственного влияния, развиваясь в провинциальный угол планеты. Вот уже и голоса Восточной Азии добавились к голосам Восточной Европы, но мир, не изведавший глубин страдания,— глух, пока удары этого истребления не поразят его самого наповал.

Мы с вами знаем, что коммунизм не есть чьё-либо национальное изобретение, но — органическая гангрена, заливающая всё человечество. Беспечной и безграмотной подменой слова «советский» на слово «русский» ещё и сегодня относят преступления и новые замыслы мирового коммунизма к народу, пострадавшему от коммунизма раньше всех, дольше всех и вместе со своими тесными братьями по горю, народами СССР, потерявшему от насилия шестьдесят шесть миллионов человек! (Не считая сорока четырех миллионов — от пренебрежительного ведения войны. — Курганов.) Наученные муками, не дадим нашим национальным болям превзойти сознание нашего единства! Настрадавшись от лютого насилия — никто из нас никогда да не применит его к соседям; будем искать формы отношений выше, чем знает современный мир: не взаимного терпения, но — взаимного великодушия.

Я желаю вам успеха в этом сплочении угнетённых наций и в расширении числа тех, кого вы представите в будущем. Даже только Эмиграция из порабощённых стран составляет — миллионы. Соединись друг с другом при полном Доверии не позволяя себя усыпить расслабляющей эмигрантской безопасностью, никогда не забывая наших братьев в метрополиях, — мы составим и голос и силу, влияющую на ход мировых событий.

Источник: Солженицын А. И. Публицистика: В 3 т. Т. 3. — Ярославль: Верхняя Волга, 1997. — Т. 2: Статьи, письма, интервью, предисловия. — 1996. С. 307–308.
PDF



См. также:

- Новое русское слово // Википедия Скриншот
     «Но́вое ру́сское сло́во» — газета на русском языке, издававшаяся в Нью-Йорке в 1910—2010 годы.
     Газета печатала новостную информацию и художественные произведения русских эмигрантов.


Посев, 1977, № 12
- И. Курганов. Три цифры // "Посев", 1977, № 12. PDF
     В этом номере статьями И. Курганова (впервые была опубликована в «Новом русском слове» и Е. Кожевниковой мы открываем рубрику «60 лет советской власти». В следующих номерах будут помещеный статьи И. Глазенапа, Н. Кожевникова, М. Назарова, Г. Рара и др. Ред.
 
     В Советском Союзе начинается подготовка к пятидесятилетию коммунистической революции; задумана, в частности, большая коллективная работа «книга-эпопея». Идея ее обсуждалась в секретариате Союза писателей СССР с участием Федина, Твардовского, Тихонова, Суркова, Грибачева и др., и, конечно, будет осуществлена. Будет создана, вероятно, даже не одна «книга-эпопея».
     Мы решили предложить вниманию авторов намечающейся работы три цифры, которые будут полезными для любой «книги-эпопеи». <...>
     Таким образом, в невоенное время, во время революции и революционного преобразования России народ потерял шестьдесят шесть миллионов семьсот тысяч человек. Такова наша третья цифра.
     Приведенные цифры, несомненно, достойны упоминания в любой «книге-эпопее», если «книга-эпопея» будет составлена честно.

 
Посев-1977-N12-с01 Посев-1977-N12-с54 Посев-1977-N12-с55 Посев-1977-N12-с56
Посев-1977-N12-с57 Посев-1977-N12-с58 Посев-1977-N12-с59 Посев-1977-N12-с64


Курганов-Нации СССР и русский вопрос-1961
- Курганов И.А. Нации СССР и русский вопрос // Франкфурт-на-Майне: Комитет за права и свободу в России, 1961. — 266 с. PDF
     “Автор книги — эмигрант "второй волны". В. Самарин (журнал "Мосты") отмечал в рецензии на эту работу: "Большой фактический материал, собранный автором, всесторонний анализ и объективные выводы, завершающие работу, определяют значимость книги проф. И. А. Курганова. Книга эта ценна и интересна как для русского, так и для иностранного читателя, владеющего русским языком, и можно только пожелать, чтобы она была переведена на иностранные языки".”
 
     …Общая численность населения СССР на январь 1961 года составит около 216 миллионов человек.
     На основе приведенных цифр легко подсчитать, что население СССР с 1926 по 1939 увеличилось на 23,6 млн. человек и общий прирост населения был около 2 млн. человек в год. С 1939 по 1959 год население СССР увеличилось на 18,1 млн. человек и среднегодовой прирост был 905 тыс. человек. Следовательно, общий прирост населения в 1939–1959 гг. сравнительно с предыдущим периодом 1926–1939 гг. снизился в два раза. Но надо иметь в виду, что и предыдущий период по сравнению с докоммунистическим временем имел также пониженный прирост.
     В статистике естественный прирост населения в России и СССР на 1000 человек указывается для: 1913 года 16,8 человек, 1926 года 23,7, 1950 года 16,9, 1955 года 17,2.
     Принимая за основу среднегодовой прирост на 1000 челове — 17 человек, или коэффициент прироста 1,7%, мы можем сделать следующий подсчет за время с 1926 по 1959 год: а) прирост населения за 1926–1939 гг. по коэффициенту 1,7% должен был бы быть 36 млн. человек, б) в 1939–1945 годах, вследствие присоединения Прибалтики, Западной Белоруссии, Западной Украины и других территорий, население п СССР механически увеличилось на 20 млн. человек, в) с 1939 по 1959 гг. прирост населения, по коэффициенту 1,7%, должен был быть 81 млн. человек. Следовательно, общая численность населения СССР в 1959 году должна была быть 284 млн. человек, а оказалось – 209 млн. человек. Страна потеряла с 1926 по 1959 год семьдесят пять миллионов человек. Это, в сущности, огромная демографическая катастрофа.
     В СССР все потери в людском составе, которые нельзя замолчать, объясняются исключительно военными событиями. Конечно, военные события имели очень большое значение. Проф. С. Н. Прокопович, внимательно изучавший соответствующие материалы, пишет:
     «…в годы войны Союз ССР (в новых границах) потерял не только весь естественный прирост своего населения, но так же 14 млн. человек сверх того».
     Следовательно, людские потери в военном и гражданском составе за время войны равнялись, примерно, 16 млн. человек. Если к этим потерям прибавить дефицит рождаемости за 4 года, скажем, 8 млн. человек, то общие потери СССР, связанные с войной, будут, примерно, 24 млн. человек. Но размер этих потерь — следствие специфического для коммунизма бесчеловечного отношения власти к народу, которое проявилось во время войны, и которое проявляется в СССР непрерывно. Как бы велики военные потери ни были, они, как видим, составляю все же не более одной трети всех людских потерь в СССР. На две трети эти потери связаны, прежде всего, с непрерывным террором коммунизма, непрерывным полуголодом в стране, непрерывной нуждой и жилищной скученностью населения, непрерывными мобилизациями, разрушающими нормальное соотношение полов, нормальный семейный и общественный быт народа. Вот почему СССР с 1926 по 1959 год потерял семьдесят пять миллионов человек.

 
Курганов-Нации СССР и русский вопрос-1961-оглавление Курганов-Нации СССР и русский вопрос-1961-c29 Курганов-Нации СССР и русский вопрос-1961-c30 Курганов-Нации СССР и русский вопрос-1961-c31


Семинар по изучению наследия А.И.Солженицына-pic1
- 19.09.2017 Семинар по изучению наследия А.И.Солженицына (19.09.2017) // voiks
     19 сентября 2017 года в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына после летнего перерыва возобновил работу семинар отдела по изучению наследия А.И.Солженицына. <...>
     Именно Кошкин-Курганов осуществил одну из первых попыток подсчета потерь населения СССР за период советской власти. В 1964 года вышла его статья «Три цифры» (Курганов И. Три цифры // Новое русское слово. 1964. 12 апр.; перепечатка: Посев. 1977. № 12). Эти цифры: 66,7 миллиона (общие потери в процессе революционного переустройства России в 1917–1959 годах), 44 миллиона (потери в годы Великой Отечественной войны, включая эмиграционные потери, связанные с беженством и невозвращенчеством, а также естественные потери, связанные с падением рождаемости во время войны), то есть 110,7 миллионов (всего). <...>
     Статистика Курганова была критически исследована М.С.Высоковым, который привел в докладе результаты собственных самостоятельных вычислений. Основываясь на опубликованных данных переписей населения, которые проводились в СССР в указанный период, он получил цифру демографических потерь 103 миллиона. Подчеркнув, что точность вычислений не может быть признана безукоризненной ввиду приблизительности исходных данных, докладчик, тем не менее, убежден, что порядок конечного результата верен. <...>


- 31.03.1990 Социальные катаклизмы унесли многие десятки миллионов жизней. "Три цифры" из нашей истории // voiks
- Александр Солженицын. Выступление по испанскому телевидению (20.03.1976) // voiks

Демографическая модернизация России 1900-2000
- Демографическая модернизация России: 1900-2000. Под редакцией Анатолия Вишневского. Серия "Новая история". - Москва, Новое издательство, 2006, 601 страница // www.demoscope.ru PDF
     Книга, подготовленная коллективом исследователей под руководством крупнейшего российского демографа Анатолия Вишневского, представляет собой первый масштабный опыт осмысления противоречивой демографической истории России XX века. Авторы видят ее как историю демографической модернизации, в корне изменившей многие важнейшие стороны частной и публичной жизни россиян, но все еще остающейся незавершенной. Детальное исследование огромного статистического материала, представленного в книге в нескольких сотнях графиков и таблиц, позволяет показать, как и почему в течение последних ста лет менялось матримониальное, прокреативное, сексуальное, семейное и жизнеохранительное поведение жителей России и в чем сегодня сказывается незавершенность этих перемен.

J. Arch Getty, Gabor T. Rittersporn and Viktor N. Zemskov(1993)
- J. Arch Getty, Gábor T. Rittersporn and Viktor N. Zemskov. Victims of the Soviet Penal System in the Pre-War Years: A First Approach on the Basis of Archival Evidence // The American Historical Review Vol. 98, No. 4 (Oct., 1993), pp. 1017-1049. PDF
     THE GREAT PURGES OF THE 1930S were a maelstrom of political violence that engulfed all levels of society and all walks of life. Often thought to have begun in 1934 with the assassination of Politburo member Sergei Kirov, the repression first struck former political dissidents in 1935-1936. It then widened and reached its apogee in 1937—1938 with the arrest and imprisonment or execution of a large proportion of the Communist Party Central Committee, the military high command, and the state bureaucracy. Eventually, millions of ordinary Soviet citizens were drawn into the expanding terror. <...>

- 01.01.2018 Безумный мир цифр публицистики Солженицына // voiks