?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Аналитический полугодовой отчёт за апрель – октябрь 2011 (1)
Voikov
voiks
Часть-1 Часть-2
V-logo-Уроки истории - XX век
7 мая 2012
Аналитический полугодовой отчёт за апрель – октябрь 2011
20120507-Аналитический полугодовой отчёт за апрель – октябрь 2011
Жители Петербурга читают стихи Бродского у мемориальной доски председателю ленинградского обкома Романову

Введение

Восприятие обществом своего прошлого и различные версии прошлого – не только предмет обсуждения историков и социологов, но и «горячая» тема общественно-политических дебатов. Обращение к определенному образу прошлого и использование исторического ресурса в конкретных целях и контекстах – мощный политический инструмент. К нему прибегают не только представители власти, различные политические партии и группы, но и общественные организации, частные лица. Изучению феномена исторической политики в современной России посвящен мониторинговый проект, который Международный Мемориал начал в октябре 2010 года[1].

В первом полугодовом отчёте по материалам его работы мы будем говорить о новостях апреля-сентября 2011 года. Сейчас, глядя на прошедшие события уже весной 2012 года, нельзя не признать, что позиции, с которых мы начинаем анализ материалов мониторинга, отчасти противоречивы и двусмысленны: говоря о весне, лете и начале осени прошлого года мы очевидно будем держать в уме и декабрьские события, последовавшие за выборами в Государственную думу и новые протестные выступления в 2012-м. Все они в большой степени разрушили представления о единомыслии и всобщей, массовой поддержке политики власти.

О гипотезах происхождения и основных принципах функционирования исторической политики в России мы уже отчасти говорили во введении к сравнительному тексту об взглядах на историю в «Единой России» и КПРФ[2]. В этом отношении для нас остаются значимыми работы А. Миллера[3], Б. Дубина[4], Н. Копосова[5], статьи и выступления А. Рогинского[6] и А. Зорина[7]. Все они прежде всего основываются на материале российской истории и исторической политики.

В проекте используется широкое понимание исторической политики – это совокупность действий (заявлений, инициатив) в сфере формирования и продвижения в общественном пространстве исторических сведений и их интерпретаций. Критерий участия в исторической политике – способность вынести свою интерпретацию в публичное пространство; осуществляется это посредством разных форм и инструментов, таких как памятники, музеи, энциклопедии и т.п.[8]

В качестве субъектов исторической политики в России рассматриваются не только политики и крупные партии, не только важные государственные и общественные институты – но и обычные граждане, которые в своём личном качестве или, в сообществе со своими единомышленниками, образуя негосударственные объединения, также могут корректировать общую картину. Идея мониторинга исходит из того, что частные, иногда малозаметные проявления ответной реакции общества на историческую политику, регламентируемую властью, могут быть значимы для понимания ситуации в современной России. Важнейшую функцию производства и воспроизводства смыслов играют средства массовой информации, которые не только выполняют прямую функцию медиа, информационного канала, но и стремятся формировать сознание, закреплять определённые оценки, образы прошлого[9].

Возникающая в конечном счёте картина, безусловно, противоречива и нецелостна – в ней сталкиваются течения и тенденции разной степени историко-социальной и политической значимости. Однако, как в том числе показали протестные выступления последних месяцев, выплеснувшиеся из интернет-пространства на улицу (митинги на Болотной площади, проспекте Сахарова, Якиманке, акции «Белое кольцо», майские «народные гуляния», «Оккупай Абай» и пр.) – апелляция к главенствующей позиции власти, опора на «мнение большинства» не всегда может служить надёжным индикатором общественных настроений.

Институциональная историческая политика: Государство, политические партии, Церковь.

Официальная точка зрения на историю (то, что в классификации историка Марка Ферро называется «институциональной историей»[10]), задающая направление государственной исторической политики, стремится опереться на общественный консенсус, те позиции и подходы в отношении прошлого, с которыми «все согласны». В то же время, парадоксальным образом, предполагаемое «общее для всех» понимание, которого на практике нет – само является поводом для более жёсткого введения в оборот норм исторической политики[11]. Власть декларирует задачи воспроизводства и порождения «нормативной истории», но в то же самое время «нормативность» сводится к пустым формам, не подкрепленным реальным содержанием. Это не мешает власти в рамках своей программы исторической политики ограждать, защищать свою плохо сформулированную версию, от фальсификаторов, которые на эту норму покушаются. (Вкратце её можно свести к лозунгам «патриотизм, гордость за великую державу» и т. д.)[12].

В анализируемый период мониторинга наибольшее число новостей было связано с реакцией разных групп и общественных институтов на значимые даты, связанные с историей XX-го века – Великая Отечественная война, сталинские и постсталинские государственные репрессии, распад СССР. Как правило, вектор исторической политики 2011г. был сопряжен с юбилейными датами – 50-летие полёта Гагарина в космос, намечающееся 200-летие Отечественной войны с Наполеоном, 1150-летие российской государственности, 150-летие со дня рождения Петра Столыпина, 25-летие аварии на Чернобыльской АЭС (и множество других более локальных юбилеев: 425-летие Воронежа (http://historypolitics.livejournal.com/86820.html), 700-летие Сергия Радонежского (http://urokiistorii.ru/1599) и т. д.). Все эти события, внимание к обсуждению которых благодаря «памятной дате» на время возрастает, активно проговариваются, переопределяются, трактуются властью по-своему для того, чтобы сохранить за государством монополию на правильную интерпретацию.

«Фундаментальные» исторические вопросы акцентируются в выступлениях президента и премьер-министра мая-июня 2011 (так, в контексте 22 июня Владимир Путин говорит о фальсификации истории войны как о посягательстве на «принципы мироустройства» [13]).

Победа в Великой Отечественной войне – центральное событие в истории российского государства. Прежде всего, по логике власти, за «правильное» знание и понимание исторических проблем должно отвечать школьное образование – отсюда, в частности, неоднократно повторяющийся тезис на тот момент единоросса, члена комиссии по борьбе с фальсификацией истории, а ныне министра культуры Владимира Мединского, о необходимости унификации учебников истории. По его мнению, в идеальной ситуации учебник должен быть один – для каждой отдельной возрастной ступени, и история в нём должна быть рассказана чётко и непротиворечиво («не нужно в голове пятиклассника порождать плюрализм» http://urokiistorii.ru/2405). Об охватившем мир «историческом склерозе» и необходимости бороться с ним говорит министр иностранных дел Сергея Лавров – http://urokiistorii.ru/2476, его же заботит «защита» «нашей исторической памяти» – которая может быть выражена в том числе в общих подходах к совместным учебникам истории (идут консультации по создании общих российско-украинских и российско-латвийских пособий). Идеи унификации и контроля знаний распространяются также и на выпуск исторических фильмов, они лежат в основе разговоров об «усовершенствовании» единого государственного экзамена: http://urokiistorii.ru/2491,

Официальная историческая политика дополняется и другими формами «работы с прошлым»: митинги и специальные акции к памятным датам («митинг-реквием», «солдатский завтрак», бесплатные автобусные экскурсии http://urokiistorii.ru/2052, http://urokiistorii.ru/2055), плановая установка и переустановка военных памятников, памятных досок и стел (приоритет в тематике для которых – ВОВ (http://urokiistorii.ru/2935)).

Парламентские партии, составлявшие в апреле – октябре 2011 в госдуме «системную оппозицию» «Единой России» в основном опираются на сходное понимание задач истории, что и партия власти, но есть отличия.

Так, у КПРФ значительную роль играет фигура Сталина и апология сталинизма. Ленин также не остаётся без внимания коммунистов – в то же самое время разные регионы России реагируют на имя Ленина по-своему (об этом – см. текст http://urokiistorii.ru/2833) –памятники Ленину где-то сносятся и оскверняются, где-то реставрируются и даже устанавливаются новые, обострились и общественные дискуссии о целесообразности выноса тела «вождя» из Мавзолея.

Анализируя риторику КПРФ, становится очевидно, что апелляция к образу Сталина не только является обращеним к прошлому и защитой проектов «КПСС» и «СССР», но содержит элементы полемики и критики современной власти. Когда КПРФ помещает фотографию Сталина на свои партийные плакаты в Самаре и Тольятти и подписывает их «Коррупция? Нет, не слышал» http://urokiistorii.ru/2020 – для заинтересованного наблюдателя отсылка к деятельности современных чиновников может быть вполне очевидной.

В Москве же избражение на плакатах Сталина за плечом Геннадия Зюганова http://urokiistorii.ru/2145 как будто бы было призвано осветить в нужном свете фигуру лидера КПРФ. Впрочем, баннеры быстро становятся предметом полемики и, в конце концов, их демонтируют (http://urokiistorii.ru/2145), используя для этого удобный предлог. Вероятно, те, кто принимал решение о снятии плаката, почувствовали в них не только продвижение Зюганова, но и критику в адрес власти.

Наконец, ещё одно сталинское орудие КПРФ – «сталинобусы». Разговоры об их появлении на улицах больших городов возникают каждый раз в канун крупного советского военного праздника. Собрав деньги через систему пожертвований в интернете, организаторы представляют свою акцию как «неполитическую» и раз за разом пытаются разместить Сталина как рекламу на бортах коммерческих маршрутных такси. В Москве, однако, им это не удаётся – так как сама рекламная компания, неизвестно, по подсказке «сверху» или самостоятельно заключает, что Сталин – это всё же политическая реклама http://urokiistorii.ru/1631. Тем не менее, изображения Сталина на общественном транспорте появляется в нескольких крупных городах (например, в Омске http://urokiistorii.ru/1618).

В то же время Сталин и преступления сталинизма, в первую очередь, массовые репрессии 1930–1950 гг. официально осуждаются представителями власти – главным образом, в специальные памятные даты (День памяти жертв политических репрессий 30 октября (http://urokiistorii.ru/2522)), или в связи с внешнеполитическим аспектом (Катынское дело http://historypolitics.livejournal.com/16362.html) Осуждение государственного террора советского времени звучит со стороны представителей локальной власти во время церемоний перезахоронения репрессированных, установки памятников жертвам террора ит.д (http://www.urokiistorii.ru/2518, http://urokiistorii.ru/2322).

Однако одобрение сталинизма продолжает подспудно присутствовать в исторической политике власти, являясь некой грандиозной фигурой умолчания – использовать которую в связи с победой в войне или с «успехами» советской экономики (коллективизация, индустриализация) вроде бы неуместно, однако гордиться этими успехами по-прежнему можно и нужно. Образ Великой Отечественной войны у «Единой России» и у КПРФ роднит то, что память о войне подмеяется дискурсом Великой Победы[14], понимаемой таким образом, что слова «Сталин», «государство» или «советская власть» оказываются в ней взаимозаменяемыми.

Кратко остановимся на двух других думских партиях, прибегающих к патриотической риторике в связи с Великой Отечественной войной. Почти дословно повторяя программы ЕР, активисты «Справедливой России» посещают ветеранов (это сопровождается соответствующей пиар-кампанией, совместными фотографиями, etc.). Иногда СР импровизирует с формой – в частности, они устраивают «автопробег» по ветеранским местам http://historypolitics.livejournal.com/13435.html. С другой стороны, иногда кажется, что СР копирует уже действия коммунистов, дабы продемонстрировать свою поддержку соответствующим электоральным группам (пенсионеры, ветераны), используя бюрократизм и невнимание официальных властей. Если КПРФ следит за случаями невыплаты пенсий, невыдачи квартиры ветерану (а таковых случаев по-прежнему немало, и коммунисты играют лишь на самых известных из них), то СР обращает особое внимание на категорию «детей войны» и заявляет о необходимости приравнять эту категорию к «полноценным» ветеранам ВОВ – с соответствующими льготами, пенсиями и памятными медалями http://urokiistorii.ru/2111 (в некоторых регионах эту работу ведет и КПРФ).

В обоих случаях эти программы «системной оппозиции» чаще всего сталкиваются с экономическими проблемами в конкретных регионах, бюджеты которых не в состоянии (в силу внешних или внутренних причин) поддержать эти инициативы. С этих позиций представители КПРФ и «Справедливой России» атакуют власть, выступая борцами за социальную справедливость (Межпартийную борьбу КПРФ и СР «кто левее» и «кто по-настоящему левый» можно проследить по следующим примерам: http://urokiistorii.ru/2332, http://historypolitics.livejournal.com/40232.html).

Программные заявления ЛДПР, артикулируемые, главным образом, лидером партии Владимиром Жириновским, прежде всего отличается тем, что они меньше обращены к историческому опыту. Война, Сталин, репрессии слабо присутствуют в риторике лидера ЛДПР, который всегда определял свою партию партию как строго антикоммунистическую. Исторические высказывания ЛДПР-овцев отличаются крайней поверхностью, порой абсурдностью. В партийной прокламации «Русские, жёстче взгляд!» Владимир Жириновский убеждает своих читателей, что Россия (СССР, Российская империя) никогда не вела завоевательных войн, «русские» – как «сердце империи» всегда были миролюбиво настроены в отношении всех народов, входящих в её состав и, напротив, зачастую становились жертвами вероломства со стороны своих сателлитов http://www.urokiistorii.ru/2471. С другой стороны, на фоне таких высказываний лидера ЛДПР даже позиция «Единой России» кажется объективной и взвешенной.

Позиции этих парламентских партий отчётливо проявились в отношении к предложениям Президентского совета по правам человека «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении»[15].

Программа (или то, что понимается под программой – часто полемика ведётся представителями КПРФ и ЕР с воображаемым противником, чей внешний вид ими и вольным образом реконструируется) осуждается, ведь в результате её проведения может стереться грань между «тоталитарными» сталинским СССР и гитлеровской Германией, Россия утратит моральное право гордиться своей победой во Второй мировой войне, произойдёт крупный раскол общества, возможные меры по осуждению сталинской идеологии и виновников репрессий приведут к нарушениям прав и свобод деятелей современных партий и их сторонников и т. д. Наконец, выдвигается ещё одно обвинение со стороны «ЕР» и КПРФ: якобы в современной ситуации авторы Программы просто пытаются отвлечь общество от актуальных и злободневных проблем.

Вероятно крупнейшим событием в контексте исторической политики 2011 г. (помимо ежегодных помпезных мероприятий, приуроченных к 9 мая) весной 2011 года стала серия мемориальных торжеств, связанных с 50-летием полёта Гагарина в космос. Место приземления Гагарина в Саратовской области стало объектом культурного наследия (http://urokiistorii.ru/1672), бюст Гагарина был включён в серию исторических персонажей «Аллеи российской славы» (http://www.urokiistorii.ru/1657), на DVD были выпущены образовательные пособия http://urokiistorii.ru/1775, в классических советских традициях были устроены конкурсы детских рисунков http://urokiistorii.ru/1702 (а также чтения, автопробег, «просветляющий душу тур по гагаринским местам» http://urokiistorii.ru/1907).

На фоне праздничных торжеств не было заметно настоящей рефлексии, обращающей внимание на мифологизацию образа, его идеологическую инструментализацию.

В поисках образа идеального политического деятеля в российской истории власть остановилась на фигуре Петра Столыпина – одного из последних премьер-министров императорского правительства (1906-1911 гг.). В традиционной советской историографии Столыпин представал как министр, жестоко подавивший Революцию 1905 г. (устойчивым стало словосочетание «столыпинские галстуки», то есть виселицы) и осуществивший полунасильственную программу переселения крестьян в Сибирь (ср. «столыпинские вагоны»). Сегодня же Столыпин выступает, прежде всего, как образец твёрдой руки, настоящий державник, перославившийся своиими думскими выступлениями о том, что нам «не нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».

Два года подряд – 2011 и 2012 отмечены столыпинскими «памятными датами» – 100-летие со дня гибели и 150-летие со дня рождения (любопытно, что первыми 2011 год «годом Столыпина» провозгласили в партии ЛДПР – http://historypolitics.livejournal.com/28097.html).

Столыпинская кампания набирает обороты ближе к лету – когда премьер Путин анонсирует открытие в Москве памятника царскому министру – это должно было символизировать как бы продолжение определённой политической традиции. Интересно, что Путин предлагает депутатам госдумы пожертвовать деньги на такой памятник. Позже официально публикуются реквизиты «Сбербанка» для сбора средств http://urokiistorii.ru/2198 – однако ближе к концу года становится понятно, что памятник в срок открыть не удастся, так как собранных пожертвований оказалось недостаточно http://urokiistorii.ru/2548.

Активно используют образ Столыпина и в регионах России – например, на его родине, в Саратовской области (http://www.urokiistorii.ru/2358) прошла конференция «Столыпинские чтения. П. А. Столыпин: традиции реформирования России» с участием высшей региональной власти. В Омске местный аграрный университет переименовывается в «столыпинский» http://urokiistorii.ru/2161, на Алтае открывается специальная кафедра для изучения столыпинского наследия (прежде всего реформ) http://urokiistorii.ru/2460. В Пензе и Краснодаре открываются, соответственно памятная доска и памятник http://www.urokiistorii.ru/2428, http://urokiistorii.ru/2338. На Алтае находится место и для памятника столыпинским переселенцам, которые «своим подвижническим трудом преобразили этот суровый край», по словам губернатора Алтая Александра Карлина http://urokiistorii.ru/2220.

С весьма характерной инициативой выступают представители фонда «Возвращение» – после долгих споров вокруг переименования станции московского метро «Войковская» и всего Войковского района столицы (П. Л. Войков – большевик, один из организаторов и участник расстрела царской семьи, подробнее см.: http://hrono.ru/biograf/bio_we/voykov_pl.php) они предлагают новый вариант – назвать её «Столыпинская» http://urokiistorii.ru/2185. Очевидно, что никакого отношения к конкретно этому району города и этой станции метро Пётр Столыпин не имеет, однако повсеместное насаждение его образа даёт возможность активистам переименования попробовать и этот вариант, который «на общей волне» внимания к фигуре премьер-министра, мог бы сработать. Впрочем, никаких официальных подвижек с переименованием «Войковской» пока нет.

Мемориальные мероприятия в честь Столыпина, наряду с памятными акциями к 200-летию войны 1812 года, обещают стать одними из самых масштабных в 2012 году, об этом в своих тезисах к «году Российской истории» ещё летом говорил президент Медведев http://urokiistorii.ru/2180.

***

1812 год, даже в большей степени, чем юбилей Столыпина стал главной темой 2012 года. Однако подготовка к готовящимся торжествам в честь юбилея победы над Наполеоном началась уже весной-осенью 2011-го.

Празднования должны затронуть прежде всего Москву и те города, через которые проходил путь наполеоновской армии к столице. Так, в Смоленске собираются отреставрировать и открыть новые памятники, выпустить памятную медаль к 200-летию войны, «обновить музейные экспозиции», провести ремонтно-строительные работы (чтобы город мог принять большее количество туристов) http://urokiistorii.ru/2096. Возможность дополнительного финансирования (летом, например, стало известно, что московский бюджет праздника увеличен сразу в два с половиной раза http://urokiistorii.ru/2169) привлекает к юбилею повышенное внимание – во время посещения президентом Медведевым Вязьмы представители местной администрации и историки обращают внимание Медведева на то, что их город – входил в театр военных действий Отечественной войны 1812 года, но «не вошёл в программу празднования». В ответ президент обещает ещё раз внимательно посмотреть программу, однако просит местных историков самим добиваться ответов от своих властей: «Надо побуждать своих начальников этим заниматься, чтобы они выкраивали деньги даже в скромном бюджете для того, чтобы восстановить, например, памятную доску. И, простите, нужно бизнес иногда к этому тоже стимулировать» http://urokiistorii.ru/2406.

Своеобразным символом событий 200-летней давности[16] стал бородинский хлеб – материальное воплощение горечи , которую испытывали близкие павших в сражении (бородинский хлеб впервые испечён как поминальный[17], кориандр в нём – символ картечи). Созданием памятного знака «Хлеб нашей памяти» занялись в Екатеринбурге, объявив об учреждении всероссийского проекта, в который будут вовлечены около 150 городов http://urokiistorii.ru/2610.

Из всех героев войны 1812 года наиболее сложна меморализация генерала Ермолова – «покорителя Кавказа», ключевой фигуры кавказской военной кампании (1816-1827). В Минеральных Водах памятник генералу забрасывают яйцами http://urokiistorii.ru/2510, что, очевидно, вызывает поддержку части кавказского общества. В 2008 г., перед открытием памятника, даже некоторые официальные лица города в пылу полемики публично называли Ермолова «тираном» и выражали уверенность, что памятник ему, в конце концов, «будет снесён».

В то же самое время, несмотря на такие настроения (которые демонстрировались и ранее), РПЦ еще в 2010 году заявила о возможной канонизации генерала http://historypolitics.livejournal.com/13592.html.

РПЦ также включилась в подготовку празднования юбилея войны 1812 г. Так, её екатеринбургская епархия выпускает DVD-диск с игрой-викториной для школьников 5-7 классов по материалам истории войны с Наполеоном. Диск носит название «Помнит вся Россия про день Бородина» и, по словам разработчиков, «носит скорее не религиозный, а культурно-исторический уклон» http://urokiistorii.ru/2431.

***

Окончание.

Оригинал: urokiistorii.ru
Скриншот
___________

См. также:
- Российская историческая политика в декабре 2011 г. (на примере топонимики) // urokiistorii.ru. voiks