?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
"Виктор Александров" (1)
Voikov
voiks
Часть-1 Часть-2 Часть-3
19.03.2016 12:43
Оригинал взят у Az Nevtelen в "Виктор Александров"
Первый пост о "Викторе Александрове". См. также: "Виктор Александров". Часть 2. Сказ о чудесном обретении 2 ящиков следователя Н.А. Соколова и "Виктор Александров". Часть 3. "Откровения" Пономаренко.


    Советские читатели впервые узнали о существовании Виктора Александрова из знаменитой книги М.К. Касвинова «Двадцать три ступени вниз», в источниках и литературе он приводит: Alexandrov V. The End of the Romanovs. New York — Boston — Toronto, 1966.
    Любопытно, что взгляд Касвинова на Александрова изменялся.
    Так, в журнальной публикации (журнал «Звезда», 1972 (№8-9), 1973 (№7-10)) своей книги он пишет:


Пресловутый «кремлевед», антисоветчик Виктор Александров повествует в своей книге о том, как он навестил в Нью-Йорке Керенского и взял у него интервью незадолго до его смерти.

    Зато в книге Касвинова (в изд. М.:Мысль, 1979, с. 367) характеристика Александрова выглядит иначе:


Нечто в этом роде о том, будто Керенский собирался потребовать судебного искупления грехов царя, повествовал пресловутый советолог Виктор Александров. Незадолго до смерти Керенского он нанес ему визит в Нью-Йорке.

    Таким образом, из «кремлеведа, антисоветчика» Виктор Александров был превращен в «советолога» (сиречь кремлеведа), но не антисоветчика.
    Надо сказать, это была не последняя метаморфоза.
    В 1984 г. в московском издательстве «Прогресс» вышла книга Виктора Александрова «Мафия СС» (пер. с франц. La mafia des SS. Paris, Editions Stock. 1978), с пред. и общ. ред. доктора исторических наук, профессора В.Д. Ежова. На радость читателям, историк в предисловии на с. 5-6 сообщил об Александрове следующее:


    Автор книги «Мафия СС» Виктор Александров — писатель, историк и публицист — русский по происхождению. Ребенком он был увезен родителями из Петрограда, ныне живет в Париже. Пишет на французском языке. В годы войны В. Александров — в рядах американской армии. В качестве военного корреспондента он воочию видит и остро воспринимает то величайшее зло, которое принес фашизм народам. Он присутствует на Нюрнбергском процессе, когда преступления нацизма предстали перед человечеством
во всей своей ужасающей обнаженности.
    В. Александров не ставит перед собой цель исследовать природу фашизма как социального явления. Главное направление его творчества — разоблачение человеконенавистнической, преступной сути нацизма. Он опубликовал ряд антифашистских книг, вместо с кинематографистами ГДР и Чехословакии создал несколько телевизионных лент о фашизме, которые увидели миллионы зрителей. Среди них — «Пожар рейхстага», «И Англия будет разрушена», «Дни предательства». Фашизм, овладевший государственной властью, предстает в этих фильмах во всей своей агрессивной, коварной и губительной сущности.
    В. Александров написал также сценарий для фильма «Кастро с острова Куба», получившего приз на одном из Московских кинофестивалей. Известный режиссер Рене Клеман снял по сценарию В. Александрова фильм «Проклятые», который был удостоен Золотой Пальмовой ветви — главного приза Каннского фестиваля. Создатели «Проклятых» рассказывают о бегстве нацистских преступников в Южную Америку. Эта же тема проходит красной нитью по книге В. Александрова «Мафия СС».

    Затем в 1987 г. в московском издательстве «Прогресс» вышла книга Виктора Александрова «На чужих берегах» (пер. с англ. On alien shores), с пред. и общ. ред. доктора исторических наук Л.К. Шкаренкова. Замечу, что мне не удалось обнаружить упоминаний об английском издании On alien shores; , что «На чужих берегах» суть сокращенная версия первой (насколько мне известно) книги Александрова Journey through chaos. New York, A Literary press publication, distributed by Crown publishers, 1945., доступной целиком на Hathitrust.
    В предисловии на с. 5-12 сообщается:


    Русский по происхождению, американец по паспорту, Виктор Александров родился в 1908 году в Петербурге и умер в 1984 году в Париже, где он жил в последнее время. С детских лет на чужбине, сначала очень недолго со своими родителями, а потом, предоставленный самому себе, он скитается по разным странам, меняя занятия и профессии.
    Еще до второй мировой войны он стал журналистом, корреспондентом нескольких балканских газет, был свидетелем многих событий, которые оказали заметное влияние на политическую жизнь Европы.
    Во время войны В. Александров служит в американской армии, сначала в разведке военно-морских сил, а потом военным корреспондентом. В этом качестве он присутствовал на Нюрнбергском процессе над главными нацистскими военными преступниками. Антифашистские настроения выливаются у него в открытые выступления в печати. Список его литературных произведений включает более 30 названий.
    Незадолго до смерти В. Александров впервые побывал в Советском Союзе и передал издательству рукопись своей книги «На чужих берегах», которая публикуется на русском языке с некоторыми сокращениями.
    Книга В. Александрова отличается от обычных воспоминаний. Автор, по его словам, стремился придерживаться подлинных фактов и вместе с тем изменил некоторые имена и ситуации. (...)
    Его отец — А.М. Александров — был известным адвокатом, членом кадетской партии, который выступал в IV Государственной думе (...)
    Таким же преуспевающим дельцом сумел стать за границей и отец Александрова. Он вел крупные дела в Германии и намеревался поселиться вместе с семьей в Швейцарии. Но этим планам не суждено было осуществиться: он неожиданно умер. (...) Судьба В. Александрова сложилась так, что ему пришлось провести детские годы в Германии.(...)
    Александрову не пришлось в то время соприкоснуться с политической жизнью русской эмиграции в Берлине. Он был еще слишком молод, и его мать, у которой еще оставались средства, поспешила отправить своего сына за 300 километров от Берлина, в немецкое учебное заведение в Шварцбурге (...)
    Александров рассказывает, как в начале 1929 года он сотрудничал в организации русской белой молодежи, которая была связана с поднимавшей в Германии голову национал-социалистской партией. (...)
    В жизни Александрова наступает перелом, когда он (в самом начале тридцатых годов) становится совладельцем книжного магазина Курта Вернера в Афинах [Kurt Werner, Курт Германович Вернер (1900-1938), член КПГ с 1920, в 1934 вместе с женой выехал из Греции в СССР, где они были расстреляны в 1938, реабилитированы в 1989]. Общение с Куртом Вернером — немецким коммунистом, — участие в политических дискуссиях, в политической жизни Греции, начало самостоятельной работы в качестве журналиста — все эти события и факты повлияли, конечно, на политический кругозор, весь уклад жизни Александрова. Он не стал коммунистом, но его взгляды, жизненная позиция все больше получают антифашистскую направленность. (...)
    В Греции он в течение нескольких лет издавал газету «Грихише пост» [Griechische Post] (...) С установлением фашистской диктатуры Метаксаса, который проводил прогерманскую политику, В. Александров покинул Грецию. (...)
    В 1937 году Виктор Александров стремится отыскать и представить общественному мнению доказательства организованного саботажа продажи оружия республиканской Испании. Он работал в то время в экспортно-импортной фирме «Эпштейн, Штерн и Ко» [Epstein, Stern & Co.], которая торговала оружием, и понял, что эта фирма занималась мошенническими операциями.
    До 1938 года автору книги часто, иногда даже под другим именем, приходилось бывать в Германии. (...)
    Теперь уже известно, что в Германии накануне и в первые годы второй мировой войны действовала подпольная организация немецких антифашистов — «Красная капелла», центр которой находился в Берлине. (...)
    В 1968 году в Париже вышла книга В. Александрова о «Красной капелле». Он сообщает там о своих связях с активными участниками этой организации. Жак Бержье — в прошлом один из руководителей так называемой сети Марко Поло, которая действовала в рамках «Красной капеллы», — написавший предисловие к книге В. Александрова, называет его участником антифашисткой борьбы. (...)
    В послевоенные годы В. Александров ведет активную деятельность по разоблачению немецко-фашистских военных преступников. В поисках скрывающихся от возмездия нацистов он ездит по разным странам, часто подвергая себя опасности. (...) В. Александров знает, что победа в войне досталась ценой огромных потерь. Пострадали и его близкие родственники в Ленинграде. Шестеро из них погибли во время ленинградской блокады.

    Кое-что об Александрове сообщает известный журналист и автор книг Л.П. Замойский в своей статье «Романовы. Журналистское расследование» (была опубликована в еженедельнике «Россия» от 21.05.2004):


Надо сказать, что В.Александров, труд которого основательно использовал М.Касвинов, был возмущен тем, что автор «23 ступеней» нередко старался изобразить из него некоего «западного политолога». (Посетив позже Москву, В.Александров попросил меня передать в «Литературную Газету», где я работал, письмо, адресованное главному редактору А.Б. Чаковскому. В нем он протестовал против подобных передержек и тенденциозности изложения содержания своей книги. Он отмечал, что при написании своих книг - вроде «Мафии СС», разоблачающей гитлеровских преступников (она у нас напечатана), повести о Тухачевском и других - руководствовался не просто желанием объективно отразить процессы истории, но и любовью к России. В том числе упоминал Петроград, где во второй мировой войне погибли его родственники. Ко мне он зашел, посетив Кремль, взволнованный, со слезами на глазах. До последнего не верил, что в Кремль всех пускают. Письмо его, к сожалению, так и не было опубликовано.)

    В Биографическом словаре «Российское зарубежье во Франции 1919-2000» находим:


АЛЕКСАНДРОВ-PERRY Виктор Александрович (1910 – 3 июля 1984, Франция, пох. на клад. Сент-Женевьев-де-Буа). Писатель. В эмиграции во Франции. Член Общества охранения русских культурных ценностей, в 1963 в Париже на годичном собрании Общества сделал доклад по истории Московского Кремля.

    Тем не менее, эти биографические сведения страдают известной неполнотой. На Западе Виктор Александров известен как псевдо-историк, соратник известного фальсификатора Г.З. Беседовского.
    В библиографическом справочнике The German occupation of the USSR in World War II: a bibliography. New York, 1955, p. 43:


"Vlasov, Andrei Andreevich." J'ai choisi la potence. Paris: Editions Univers, 1947.
[Vlasov is not the author. A more extensive text of this forgery exists as Victor Alexandrov, "Le général, ou le cas Vlasov," MS, introduction by Georges Bessedovsky.]

    В СССР продукция школы Беседовского, в т.ч. псевдо-мемуары генерала В.А. Власова «Я выбрал виселицу» были разоблачены позднее, см. Салов В.И. Современная западногерманская буржуазная историография. М., 1968, с. 330-331:


Именно к такого рода книгам относятся подложные мемуары Власова, которые появились под псевдонимом Кирилла Дмитриевича Калинова и назывались «Я выбрал виселицу»

    Надо отметить, что не только «Власов», но и книга «полковника Калинова» (Cyrille Kalinov. Les maréchaux soviétiques vous parlent. Paris, Stock, Delamain et Boutelleau, 1950), о которой я уже делал пост, была не без участия Александрова, он фигурирует как переводчик (Traduit du russe par Victor Alexandrov Perry et Catherine Perard):



    Опус «полковника Калинова» был разоблачен рецензентами в русской эмигрантской прессе в том же 1950 г., что не помешало коммерческому успеху книги на Западе.
    В 1958 г., после выхода книги Александрова о Хрущеве (Nikita Khrouchtchev (L'ukrainien Khrouchtchev). Paris, Plon, 1957; англ. изд. Khrushchev Of The Ukraine A Biography. London, Victor Gollancz Ltd, 1957 - фрагмент из нее оцифрован на Digital Library of India), в журнале Бориса Суварина вышла анонимная разгромная статья против Александрова (Un 'historien' de l'ecole Bessedovsky - V. Alexandrov. // Est et Ouest. Paris, 1958. №196, p. 9-10). Другие западные рецензенты приняли опус Александрова более сдержанно.
    Проблемы у Александрова начались спустя несколько лет после выхода книги The Tukhachevsky affair. London: Macdonald, 1963. Пол Блэксток в своей статье (Paul W. Blackstock. "Books for Idiots": False Soviet "Memoirs". // Russian Review. 1966, Vol. 25, № 3 (July 1966), pp. 285-296) пишет:


    Since 1955 Bessedovsky's pen and imagination have apparently been inactive. But his place has been taken by a gifted pupil of the same school, Victor Alexandrov.
    Like others of the Bessedovsky school, Alexandrov is also of Russian origin but a naturalized American citizen, reportedly a relative of the New York impresario, Sol Hurok. Alexandrov's literary production, like that of his model, has been prodigious (14 books), has had wide commercial success, and has served to further confuse fact with fantasy in the area of Soviet affairs. He frequently cites Bessedovsky as a source, and flattering praises of his patron saint are scattered from his earliest work, Journey Through Chaos (Les Apatrides, Flammarion, Paris, 1955), to his recent The Bear and the Whale (L'ours et la baleine, Paris, Librairie Stock, 1958). A number of his books have appeared in English, German, Norwegian and Swedish editions.
    In the prologue of his most recent fabrication, The Tukhachevsky Affair (Prentice Hall, 1964), Alexandrov describes his method in terms which apply to all his works:

In this account, in story form, I have included as far as possible only material supported by oral testimony or reliable documents. I have kept conjecture to a minimum. The conversations, though not necessarily verbatim in all cases, have been based as far as possible on actual records consistent with the characters and their situations. [11 Victor Alexandrov, op. cit., p. 13.]
    This sounds fair enough until one examines rather closely the kinds of sources Alexandrov consults and his use of them. Of the twenty works listed in his bibliography for The Tukhachevsky Affair, only one, John Erickson's authoritative The Soviet High Command, 1918-1941, gives a scholarly account based on a critical examination of the available evidence of Tukhachevsky and the Red Army purges.
    Briefly summarized, The Tukhachevsky Affair is the story of how the Nazi Security Service, the Sicherheitsdienst (SD), forged documents which implicated the Soviet Marshal in a plot against Stalin and thus touched off the massive Red Army purges of 1937-38. One of Heydrich's subordinates, SS Major Alfred Naujocks, was an action officer in the case. In his "Appendix 2: Sources," Alexandrov states that, "In Naujocks, L'homme qui declancha la guerre (Gunther Peis, The Man Who Started the War, London and Paris, 1960), I found the story of the forgery in Naujocks' own words." What he does not add is that the book is a lurid, journalistic pot-boiler by Gunther Peis, and that Naujocks' testimony even under oath at the Nuremburg trials has been proven false or misleading by recent historical research.'
    A comprehensive review article by Boris Souvarine, "V. Alexandrov, An 'Historian' of the Bessedovsky School" (Est et Ouest, №196, June 1-15, 1958) throws additional light on his historical methods. One technique which Alexandrov employs frequently is to cite as historical "witnesses" persons invented by Bessedovsky such as Martynov, "the private secretary of Malenkov." Another is the pseudo-scholarly сitation of non-existent sources such as a "Soviet newspaper" (without giving the title or date), "the Yugoslav press," or mysterious witnesses such as "a Russian refugee who arrived in Rio de Janeiro via West Berlin and designated only by an alias.
    A third technique used by Alexandrov is to call upon the dead as sources for many of his sensational revelations. Dead witnesses, of course, cannot set the record straight. Sometimes these defenseless spirits are called upon for impossible feats of "testimony." For example, in The Bear and the Whale, Alexandrov makes the late Yugoslav Communist, Pijade, reveal "confidential information" to "a French Socialist friend in Paris a few days before his sudden death." Unfortunately, Pijade was not in Paris during the period preceding his death. He arrived by plane from London at Le Bourget airfield on March 15, 1957, at 2:00 P.M., and died in Paris four hours later without having the leisure time to reveal confidential information to anyone.
    Souvarine concludes his evaluation with observations on the role which the "Bessedovsky school" has played in the Cold War:

    If the fabrication factory, Bessedovsky, Alexandrov and Company were motivated only by commercial considerations, no great harm would be done. But these Pimosters do not lie by chance, and in fabricating what Bessedovsky as called "books for idiots" they observe one invariable rule: Never attack the Soviet Union and always present the master of the Kremlin in a sympathetic and favorable light.
    A close scrutiny of the content of their works (which is beyond the scope of this study) will support the accuracy of Souvarine's observations.

    Позднее с Александровым судилась Лени Рифеншталь:

    — Вам не знакома книга «Шесть миллионов мертвых», которая сейчас появилась в Париже? О жизни Адольфа Эйхмана?
Я ошеломленно смотрела на непрошеного гостя.
    — Там, — заикаясь, в полном смущении рассказывал француз, — содержится глава, в которой подробно рассказывается о вашей деятельности во время войны. Вы, должно быть, надежно спрятали эксклюзивные пленки и ни за что не скажете, где они находятся.
    — Господи, как все ужасно.
    — Вы что, ничего не знаете об этом?
    — Нет, — прошептала я и откинулась в кресле.
    Француз начал понимать: что-то не сходится. Затем, приободрившись, сказал:
    — Глава называется «Секрет Лени Рифеншталь».
    — Неужели существует такая книга? — спросила я обескураженно.
    — Она вышла недавно в Париже, в издательстве «Плон».
(...)
    Сочинителем этого опуса был некий Виктор Александров. Процитирую лишь один пассаж:

    В ходе первых допросов режиссера Лени Рифеншталь, проведенных французскими службами, выяснилось, что при упоминании имени Эйхмана, последняя не захотела да­вать какую-либо точную информацию. Лени Рифеншталь сняла один из своих докумен­тальных фильмов в концентрационных лагерях в сотрудничестве с шефом «Юденрефе — ратес» отдела А 4. Без его подписи и конкретного разрешения высокого чиновника было невозможно попасть в концлагерь и снимать там фильмы. Опрошенная французскими, английскими и американскими службами, она ни в том, ни в другом, ни в третьем случае не захотела выдать место, где спрятала материалы, которые сняла для Гитлера и Геббель­са. Эту тайну Лени Рифеншталь унесет с собой в могилу.

    Как только серьезное издательство, дорожащее своей репутацией, могло распространять такие ужасные вещи о еще живом человеке, не выяснив предварительно истину?

    Стоит отметить, что что Шкаренков ошибается, и вряд ли В. Александров сын депутата IV Госдумы, кадета, адвоката Александра Михайловича Александрова (1868 г.р.), т.к. адвокат Александров видимо в 20-х жил в Харькове, в 1932 печатался в Каторге и ссылке, кажется, арестован в 1936.
    Пока выяснение реальной биографии Александрова видится непростой задачей.