?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Л. Д. Троцкий. Архив в 9 томах: Том 1 (выдержки)
Voikov
voiks
Архив Троцкого, т1-1999
Архив Л. Д. Троцкого. Том 1
Редактор-составитель Ю.Г.Фельштинский
Вступительная статья, предисловие, примечания, указатели Ю.Г.Фельштинского и Г.И.Чернявского


Архив Троцкого и проблемы социально-политической истории в 20-30-х годах XX века
<...>

В политической борьбе объединенной оппозиции против правившей группы весьма важное место занимали международные дела, к которым обе стороны были весьма чувствительны.

В 1927 г. особое внимание привлекали события в Китае - развертывавшаяся там национальная революция. Большую часть первого тома данного издания занимают документы, связанные с характером, конкретными перипетиями, перспективами китайской революции, места в ней компартии, курса Коминтерна в китайском вопросе. Немало документов о Китае во втором, третьем и четвертом томах. Если оппозиционеры брали курс на углубление китайской революции, далеко не полностью учитывая глубокую национальную специфику, преувеличивая сходство между Китаем и предреволюционной Россией, то сталинская группа занимала более осторожную позицию, стремясь обеспечить советское влияние в этой гигантской стране независимо от "классового характера" происходивших там потрясений.

А калейдоскоп китайских событий менялся с головокружительной быстротой.
<...>

Но в руководстве Гоминьдана вновь вызрел конфликт между левой группой, доминировавшей в правительстве, и Чан Кайши. 12 апреля Чан Кайши устроил в Шанхае, только что взятом его войсками, резню коммунистов. ЦИК Гоминьдана, находившийся под контролем левых, отдал приказ об аресте Чана. Последний в свою очередь возложил ответственность за события на компартию, которая создала в Гоминьдане "царство террора", оторвала его от рабочих и крестьянских организаций, привела к созданию единого фронта империалистических держав против национально-патриотических сил. Чан образовал альтернативное правительство в Нанкине.

В этих условиях в конце мая 1927 г. последовало распоряжение Сталина, весьма рассерженного тем, что ему не удалось использовать Чан Кайши, а затем выбросить его, как выжатый лимон (выражение генсека), чтобы компартия начала конфискацию земли и формирование независимой рабоче-крестьянской армии. Секретная инструкция попала в руки левых гоминьдановцев во главе с Ван Цзинвэем. В июле 1927 г. коммунисты были изгнаны из правительства, утвердившегося в Ханькоу, начались их аресты. Бородин и его группа были отозваны в СССР. Попытка коммунистического путча в Кантоне в декабре 1927 г. и создания совета в этом городе потерпела провал и завершилась новым кровопролитием.

В феврале 1928 г. несколько гоминьдановских групп объединились в новом правительстве, сформированном в Нанкине Чан Кайши. Был предпринят поход на Пекин, который держал в своих руках Чжан Цзолин - руководитель северной и центральной группы милитаристов. Пекин был взят. Началось постепенное примирение Гоминьдана с западными державами.

В конце июня 1927 г. Коминтерн возложил вину за собственные просчеты в китайском вопросе, а точнее за провал сталинского курса, на компартию Китая. Вскоре ее руководство было обвинено в "правом оппортунизме". Генеральный секретарь партии Чэнь Дусю был вынужден уйти со своего поста. Компартии начала создание "советских баз".

В критике курса Сталина и сталинского руководства Коминтерна со стороны Троцкого и других оппозиционеров было немало точных и тонких наблюдений. Соглашаясь на сотрудничество коммунистов с левыми гоминьдановцами, они предсказывали предательство Чана, понимая, что, содействуя превращению Гоминьдана в централизованную партию по советскому образцу в противовес парламентской западной модели, Бородин и его помощники сами куют поражение коммунистов. Троцкий призывал к созданию рабочих и крестьянских советов под коммунистическим руководством в Китае еще тогда, когда продолжался "медовый месяц" в отношениях между компартией и Чан Кайши. Впрочем, в отношении Китая многие полемические материалы напоминали схоластические трактаты - таковыми, в частности, были дискуссии Радека - Бухарина о степени капиталистического развития Китая, сохранении в нем феодальных элементов (эти споры основывались на эмоциях и в лучшем случае логических предположениях, а не на скрупулезном анализе фактов), о том, создавать ли советы в этой стране сразу или брать курс на их организацию при определенных условиях, и т.п. "Доводы Троцкого... были сильнее, когда он высказывался за уменьшение зависимости коммунистов от Гоминьдана, как правого, так и левого, а, следовательно, за усиление их самостоятельности; однако и он впадал в абстракцию, когда в качестве панацеи предлагал создавать и распространять советы".

Провал политики СССР и Коминтерна в Китае был не единственной их неудачей на международной арене. Приближалась к печальному концу история Англо-русского профсоюзного комитета - органа связи между ВЦСПС и Британским конгрессом тред- юнионов, который ставил своей целью преодоление раскола в международном профсоюзном движении. Комитет был порождением тех сил в ВКП(б), которые чуть более по-деловому, хотя бы в тактическом отношении, с позиции момента, относились к проблеме единства действий в рабочем движении, нежели, скажем, Зиновьев, рассматривавший лозунг единого фронта лишь как средство разоблачения реформистов, а рабоче-крестьянское правительство как символ пролетарской диктатуры, или переведенное на язык масс название пролетарской диктатуры. Видимо, наибольшая заслуга в создании комитета принадлежала Бухарину и близкому к нему председателю ВЦСПС М.П.Томскому.

Сталин до поры до времени поддерживал его существование. Троцкий же со своими сторонниками встретил создание комитета профсоюзного единства в штыки. Он не без основания отмечал верхушечный характер соглашения, участие в нем лишь небольшой группы британских профсоюзных лидеров, которые представляли в основном левое Движение меньшинства, тот факт, что левые тредюнионисты не смогли оказать влияния на ход так называемой всеобщей забастовки в Великобритании в начале мая 1926 г. (на самом деле она всеобщей не была), завершившейся поражением рабочих. В то же время со свойственным ему догматизмом Троцкий толковал пороки Англо-русского комитета расширительно, в принципе выступая против каких бы то ни было соглашений с "оппортунистическими" лидерами западноевропейского рабочего движения.

В дискуссиях вспоминались и другие неудачи: провал коммунистических путчей в Германии и Болгарии в 1923 г., в Эстонии в 1924 г. Обе стороны - и оппозиционеры, и правившая группа - искали субъективные причины этих поражений. Оппозиционерам в этом смысле было легче - они обвиняли сталинско-бухаринское руководство Коминтерна (забывая, что в 1923-1924 гг. во главе Коминтерна стоял один из лидеров теперешней оппозиции Зиновьев). Сталинцы-бухаринцы находили виновников в компартиях, особенно в тех группах, которые поддерживали оппозицию в СССР или в какой-то мере сочувствовали ей. Обвинения в "правом оппортунизме", "ликвидаторстве" или же, наоборот, в "ультралевизне" сыпались, как из рога изобилия.

И правившая команда, и борцы против нее в равной мере необоснованно и спекулятивно непрерывно твердили об опасности "империалистического" военного нападения на СССР. Декларирование "военной опасности" стало особенно навязчивым после того, как в мае 1927 г. последовала серия международных инцидентов, из которых наиболее значительными были разрыв Великобританией дипломатических отношений с СССР (это произошло после того как во время обыска в помещении Англо-русского кооперативного общества /АРКОС/ были обнаружены неопровержимые свидетельства советского шпионажа) и убийство советского полпреда в Польше П.Л.Войкова русским белоэмигрантом. Никакого "единого фронта империалистических держав против СССР", готовившего "новую интервенцию", на самом деле не существовало, и в советском истеблишменте это прекрасно сознавали.

Как и прочие рычаги, резкое преувеличение военной угрозы играло на руку Сталину, использовавшего его против оппозиции, более того - заявившего о существовании "единого фронта от Чемберлена до Троцкого". О том, что это было именно так, свидетельствовал нарком иностранных дел Г.В.Чичерин, заявивший в 1929 г. американскому журналисту Луису Фишеру: "В июне 1927 г. я вернулся из Западной Европы. Все в Москве говорили о войне. Я старался разубедить их. `Никто не планирует нападения на нас'. Я настаивал. Тогда коллега меня просветил. Он сказал: `Мы это знаем. Но это нам нужно для борьбы с Троцким'". Чичерин и позже решительно отрицал опасность нападения капиталистических стран на СССР, причем во внутренней переписке попросту высмеивал этот пропагандистский трюк. Он писал Сталину 22 марта 1930 г., "В наших московских выступлениях говорится, что обострилась опасность войны между капиталистическими государствами, а, следовательно, и нападения на нас. Что за вздор, как можно говорить такие вещи!!"

Остается вновь и вновь поражаться, как такой опытный политик, каковым был Троцкий, оказался на поводу мошеннической игры Сталина. Но ведь, вступим в спор с самими собой, если бы лидер оппозиции пожертвовал своими догмами, начал по тактическим соображениям полемику со Сталиным, отрицая военную опасность, это был бы совершенно другой человек, не тот, чья позиция доминировала в оппозиционной среде.
<...>



К РЕЗОЛЮЦИИ О МЕЖДУНАРОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ197
<...>

Поправка No 4

Прибавить к резолюции следующие практические выводы:

1. Необходимо прежде всего целиком и полностью подтвердить и укрепить курс на международную революцию и дать решительный отпор всем "стабилизационным" "мнимогосударственным" настроениям, сводящимся к тому, что вообще не надо-де было "лезть в Китай", что надо "поскорей уйти из Китая", что если мы будем вести себя "разумно", то "нас оставят в покое" и т.д. "Теория" социализма в одной стране теперь играет уже прямо разлагающую роль и явно мешает сплочению сил международного пролетариата вокруг СССР -- ибо убаюкивает рабочих других стран, притупляя у них сознание опасности.

[Раскрыть ТЕКСТ]
Некоторые товарищи, мнящие себя "реальными политиками" и мудрыми "государственными деятелями", напуганные англо-русским разрывом и внутренними трудностями, вынашивают такой "план": 1. признать долги; 2. более или менее ликвидировать монополию внешней торговли; 3. "уйти из Китая", т. е. отказаться от поддержки китайской революции и вообще национально-революционных движений; 4. внутри страны -- правый "маневр", т.е. еще некоторое расширение нэпа. Этой ценой надеются уничтожить опасность войны, улучшить международное положение СССР и устранить (или ослабить) внутренние трудности. Все это строится на той же оценке, будто стабилизация капитализма обеспечена на десятки лет.

На деле это означало бы не "маневр", а при нынешней обстановке полную капитуляцию советской власти, возврат через "политический нэп", "неонэп" к капитализму.

Империалисты приняли бы все уступки и тем скорее перешли бы к новому натиску, вплоть до войны. Кулак, нэпман и бюрократ, приняв к сведению сделанные уступки, тем настойчивее стали бы организовывать все антисоветские силы против нашей партии. Такая "тактика" с нашей стороны дала бы теснейшую смычку нашей новой буржуазии с буржуазией иностранной. Экономическое развитие СССР попало бы под полный контроль международного капитала: займов на грош, а кабалы на целковый. А рабочий класс и основная масса крестьянства стали бы утрачивать веру в мощь советской власти, веру в то, что соввласть знает, куда она ведет народ.

Попытаться "откупиться" от войны, если это будет возможно, мы обязаны. Но именно для этого мы должны быть сильны, едины, незыблемо отстаивать тактику мировой революции, укреплять Коминтерн. Только тогда есть серьезные шансы добиться возможно длительной отсрочки войны такой ценой, которая не губит советской власти, а в случае неизбежности войны получить поддержку международного пролетариата и победить.

Ленин допускал известные экономические уступки империалистам, в целях откупиться от войны или привлечь на приемлемых условиях иностранный капитал. Но ни при каких условиях, ни даже в самые тяжелые моменты Ленин не допускал и мысли об отмене монополии внешней торговли, о предоставлении политических прав буржуазии, об ослаблении поддержки мировой революции, об ослаблении тактики мировой революции вообще.

2. Столь же важное значение имеет задача -- сплотить ряды нашей партии, положить конец прямой спекуляции империалистской буржуазии и вождей социал-демократии на раскол,откол, "отсечение" и т. п. Это имеет самое прямое отношение к вопросу о войне, ибо теперь "прощупывание" нас
империалистами идет более всего по этой морально-политической линии. Все органы международной буржуазии и социал-демократии проявляют ныне необыкновенный интерес к нашим внутрипартийным спорам и открыто толкают и поощряют нынешнее большинство ЦК на исключение оппозиции из руководящих органов партии, а если можно, то и из партии, а если можно, то и на прямую расправу. Начиная с богатейшей буржуазной газеты "Нью-Йорк Тайме" и кончая наиболее изворотливой газетой II Интернационала "Венской рабочей газетой"202 (Отто Бауэр) -- все органы буржуазии и социал-демократии приветствуют "правительство Сталина" за борьбу против оппозиции и призывают еще раз доказать свой "государственный разум" решительным отсечением оппозиционных "пропагандистов международной революции". При про-чих равных условиях война наступит тем позднее, чем меньше мы оправдаем надежды врага на откол, отсечение и т. п. И "откупиться" от войны (если возможно), и победить в войне (если воевать придется) можно только, если мы сохраним полное единство, если прежде всего обманем надежды империалистов на раскол, откол, отсечение. Этот последний путь нужен только капиталистам.


3. Необходимо выправить нашу классовую линию в международном рабочем движении, прекратить борьбу против левогокрыла Коминтерна, вернуть в Коминтерн тех исключенных,которые признают решения пяти конгрессов Коминтерна(например, группа Урбанса)203 -- и раз навсегда положить конец политике "сердечных соглашений" с предательскими вождями английского Генсовета. Разрыв блока с Генсоветом в нынешней обстановке имеет такое же значение как в 1914 г.разрыв с Международным социалистическим бюро204. Этого разрыва Ленин требовал тогда ультимативно от каждого революционера. Не разорвав с предателями, нельзя по-настоящему организоваться для революционной борьбы. Генсовет предал английскую всеобщую забастовку, затем стачку горняков; Генсовет предал СССР в феврале 1927 г. (первая нота Чемберлена)205; Генсовет предал китайскую революцию, когда английские империалисты начали против нее прямую войну; Генсовет предал английских рабочих, когда английское правительство проводило реакционный закон против профсоюзов206; Генсовет предал СССР, когда Чемберлен порвал дипломатические отношения с нами207; Генсовет увенчал свою деятельность тем, что вынес протест против расстрела нами 20 белогвардейцев и английских шпионов в ответ на убийство тов. Войкова208; Генсовет выступает, таким образом, вернейшим агентом английских империалистов, прямым пособником убийц Войкова. Оставаться в блоке с таким Генсоветом означает помогать контрреволюционным вождям II Интернационала.

4. Необходимо решительно выправить нашу линию в национально-революционном движении -- прежде всего в Китае,но также и в ряде других стран, ликвидировать линию Марты-нова--Сталина--Бухарина -- вернуться к линии Ленина, к постановлениям II и IV Всемирных конгрессов Коминтерна.Иначе мы
из двигателя станем тормозом национально-революционных движений и неизбежно потеряем симпатии рабочих и крестьян на Востоке.

5. Необходимо последовательно, систематически, упорно вести борьбу за мир. Предотвратить войну, отсрочить войну,"откупиться" от войны -- все, что возможно и допустимо(см. п. 1), необходимо сделать для этого. В то же время -- готовиться, не покладая рук, к войне, уже сейчас и первым делом положить конец идейно-политическому разнобою и разброду в вопросе о том, существует ли близкая опасность войны.

6. Решительно выправить классовую линию нашей внутренней политики. Если война неизбежна, то победить может только строго большевистская линия: рабочий и батрак с опорой - бедняком, в союзе с маломощным середняком - против кулака,нэпмана, бюрократа.

7. Всемерная подготовка всего хозяйства, бюджета и пр.на случай войны.

Г. Зиновьев
/Август 1927 г./
<...>



ПРИМЕЧАНИЯ
<...>

     197. Зиновьев. Поправки к резолюции одного из пленумов ЦК1927 г. Более точную дату можно установить по резолюциям пленумов. [Прим. Л. Троцкого].
Сокращения и поправки в тексте Зиновьева, сделанные Троцким, взяты в
квадратные скобки.
<...>

     202. "Нью-Йорк Таймс" -- ежедневная газета США, основаннаяв 1851 г. Выходит по настоящее время. "Арбайтерцайтунг" -- ежедневная газета социал-демократической партии Австрии.
     203. Урбанс Гуго (1890--1946) -- участник социал-демократического и коммунистического движения в Германии. В 1917--1920 гг. был членом Независимой социал-демократической партии, с 1920 г. коммунист. Один из
руководителей коммунистического восстания в Гамбурге в октябре 1923 г. В
1925 г. подверг резкой критике руководство компартии. В марте 1926 г. был
исключен из партии. Через два года совместно с Р. Фишер и А. Масловым основал
организацию Ленин-бунд, вначале поддерживавшую оппозицию в ВКП(б). В 1929 г.
порвал с Троцким. В 1933 г. эмигрировал. Умер в Швеции.
     204. Речь идет о прекращении контактов большевиков во главе с Лениным с Международным социалистическим бюро -- информационно-координационным органом II Интернационала после того, как большинство партий Интернационала высказалось за поддержку своих правительств в мировой войне. Ленин объявил эти партии "социал-шовинистскими", предательскими, а II Интернационал распавшимся.
     205. Речь идет о "ноте предупреждения", направленной правительству СССР 23 февраля 1927 г. Нота содержала обвинения в анти-британской пропаганде и угрозы разрыва дипломатических отношений и расторжения торгового соглашения.
     206. Закон о конфликтах в промышленности и о профсоюзах был принят парламентом Великобритании в 1927 г. Закон запрещал всеобщие стачки, забастовки с целью оказания давления на правительство, забастовки служащих правительственных учреждений, пикетирование. Профсоюзам запрещался сбор средств на политические цели.
     207. Речь идет о разрыве дипломатических отношений, последовавшем 27 мая 1927 г.
     208. Войков Петр Лазаревич (настоящие имя и фамилия Пинкус Вайнер) (1888--1927) -- деятель российского социал-демократического движения с 1903 г., меньшевик. В 1917 г. вступил в большевистскую партию. В 1918 г. был комиссаром по снабжению Уральского округа в Екатеринбурге и непосредственно участвовал в организации убийства бывшего царя Николая II и его семьи. С 1924 г. полпред СССР в Польше. Был убит белоэмигрантом в Варшаве.
     209. Написано, видимо, Зиновьевым и мною. Л. Тр. [Приписка Л. Троцкого].
b><...></b>

Источник: www.eunet.lv
Редактор-составитель Ю.Г.Фельштинский
Email: Yuri.Felshtinsky@verizon.net
Date: 29 Sep 2005




Архив Троцкого
Том I
Харьков "ОКО" 1999


ББК 63.3(2)714
А 87
УДК 93/99


Материалы публикуются с любезного разрешения администрации
Хогтонской библиотеки Гарвардского университета
и Гуверовского института при Стенфордском университете.


Документы для публикации подобраны и подготовлены к печати
д-ром ист. наук Ю.Г.Фельштинским.


Р е д а к ц и о н н а я  к о л л е г и я :
д-р ист. наук Юрий Георгиевич Фельштинский (Бостон, США);
д-р ист. наук, проф. Георгий Иосифович Чернявский (Балтимор, США);
канд. ист. наук, доц. Михаил Георгиевич Станчев (Харьков, Украина);
канд. ист. наук, доц. Владимир Михайлович Духопельников (Харьков, Украина);
д-р ист. наук Валерий Васильевич Лантух (Харьков, Украина);
д-р ист. наук, проф. Аркадий Исаакович Эпштейн (Харьков, Украина);
д-р ист. наук, проф. Любомир Найда (Гарвардский университет, США);
канд. ист. наук, доц. Юрий Петрович Волосник (Харьков, Украина).

АРХИВ ТРОЦКОГО: Т. 1—3 / Научные редакторы тома Ю. Г. Фельштинский,
М. Г. Станчев.— Харьков: Око, 1999.— [Коммунистическая оппозиция в СССР].—
ISBN 966—526—031—6.
Т. 1.— 1999.— 456 с.— ISBN 966—526—054—5 (т.1)
УДК 93/99

     В первую книгу 3-томного собрания документов из Архива Л.Д.Троцкого, хранящегося в Хогтонской библиотеке Гарвардского университета (США), вошли материалы, относящиеся к 1927 году. В издание включены также несколько документов из Архива Гуверовского института войны, революции и мира (Паоло-Альто, США). Данный трехтомник продолжает документальную серию публикаций «Коммунистическая
оппозиция в СССР 1923 — 1927 гг.».
     Подавляющая часть документов данного издания публикуется впервые, абсолютно все — впервые на русском языке.


© Подготовка документов.
Ю. Г. Фельштинский, 1999.
© Оформление обложки.
Издательство «ОКО», 1999.


Подписано к печати 03.01.99.

Источник: lib.ru
PDF