?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Когда версия выдается за факт
Voikov
voiks
10.04.2016 21:55
Оригинал взят у igorkurl в Когда версия выдается за факт.

Яков Юровский. Руководитель расстрела царской семьи в 1918. Потом – председатель Уральской ЧК. С 1921 г. – руководитель золотым отделением Гохрана.



Перегудова З.И. Сталин не бы агентом охранки. Ленин не приказывал расстрелять царскую семью

http://istorex.ru/page/peregudova_zi_stalin_ne_bi_agentom_okhranki_lenin_ne_prikazival_rasstrelyat_tsarskuyu_semyu

Доктор исторических наук Зинаида Ивановна Перегудова из ГА РФ (бывщий ЦГАОР) – очень хороший историк царской полиции. По этой тематике ее труды и почтенны и уважаемы. Но, когда она обратилась к истории советской эпохи, ею были озвучены вещи странные. Интервью, данное ей «Исторической экспертизе», распадается на две части. В первой на тему, что Сталин не был агентом охранки, ее рассуждения фундированы и нареканий не называют. Давно были разоблачены существовавшие фальшивки на эту тему. Историки вопроса, в том числе и антисталински настроенные (как Б.С. Илизаров), действительно, по итогам многолетних архивных разысканий, не нашли подтверждения этому подозрению, и, более того, согласились с тем, что это и не могло иметь места (прежде всего, невозможно было произвести подобную чистку архивов, - об этом убедительно и у работника ГА РФ О. Эдельман, несмотря на проявленное ею некорректное, если не сказать «хамское», отношение к трудам своих предшественников, о чем я уже писал). Сам по себе факт неслужбы в охранке, замечу вскользь, ничего в известном людоедском облике Сталина не меняет.

Но вот вторая часть интервью З.И. Перегудовой – о том, что Ленин якобы не давал приказа убивать царскую семью, - представляет из себя явление умозрительной публицистики. Прежде всего, вызывает удивление, что ОДНУ ИЗ БЫТУЮЩИХ ВЕРСИЙ этой трагедии историк (З.И. Перегудова) и автор интервью с ней в «Исторической экспертизе» Сергей Эрлих (в заголовке) ВЫДАЮТ ЗА УСТАНОВЛЕННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ. Но именно доказательств непричастности к этому преступлению Ленина с компанией в центре в Москве в интервью нет, если не считать таковыми некоторые голословные утверждения. Ленин хотел судить бывшего царя. Ну, правильно, - раньше хотел. Но из чего следует, что он не мог изменить свою прежнюю позицию? Например, под влиянием известия о наступлении врагов. Каких-то моральных сдерживающих факторов у Ильича не было. Он был жестоким прагматиком, отрицал внеклассовую мораль и был готов на преступления для достижения целей. Какие-то прежние свои планы мог корректировать, менять. Почти одновременная ликвидация другой части царской семьи в Алапаевске, - это что, просто совпадение такое или косвенное подтверждение того, что установка на уничтожение царской семьи из центра БЫЛА? Есть и известное мемуарное свидетельство Троцкого, от которого нельзя так просто отмахнуться (Свердлов - «Решали мы с Ильичем. Не хотели оставлять им живого знамени…»). Пишут, что Троцкий был в это время в Москве, а, следовательно, позднее этот разговор выдумал, а если он был все-таки в отъезде по каким-то надобностям? Зачем ему наговаривать на Ленина и Свердлова, к которым он после Октября относился неизменно хорошо, как до изгнания, так и после него? Троцкий мог выдумать именно свое отсутствие в тот период в Москве, чтобы дистанцироваться от такого жестокого решения, но верно передать сам факт. Технические возможности передать указание или санкцию у центра реально БЫЛИ – и когда Голощекин ездил в Москву (как вариант возможного решения в чрезвычайных обстоятельствах) и просто потому, что работала телефонная и телеграфная связь между Москвой и Екатеринбургом. Может быть, была прямая связь (установить это наверняка теперь невозможно). Но если не было прямой связи, то она была через Пермь. Сохранилась записка непосредственного организатора расстрела Юровского (подлинность ее признана и современным следователем Соловьевым), которая начинается с того, что накануне расстрела была получена телеграмма из Перми (из центра) об истреблении Романовых. Но "телеграмма" - в печатном варианте этой записки. А в рукописном варианте записки было сказано: «Была получена телефонограмма на условном языке». Историк Г.З. Иоффе комментирует это так: "Разница для данного случая весьма существенна: телефонограмма может и не оставить следа. На этом основании некоторые историки склонны считать, что московский приказ о расстреле в письменном виде вообще не существовал, кремлёвские вожди не пожелали «расписаться» в своём преступлении". Далее размышления Иоффе небесспорны и интересны. Но окончательного вывода он не делает.
(Подробнее см.:
http://www.nkj.ru/archive/articles/18458/ (Наука и жизнь, «ФИЛИППОВ СУД». ПО ЧЬЕМУ РАСПОРЯЖЕНИЮ БЫЛА РАССТРЕЛЯНА ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ?).

Поскольку известно, что такие записи переговоров с руководством (телфоннограммы) были выборочными, значительная их часть не записывалась. В данном же случае, по условиям конспирации решения, НЕЗАПИСЬ была бы вполне понятна и объяснима. В беседе же с Голощекиным в Москве могли обсуждаться именно разные варианты решения этого вопроса – от суда над бывшим царем на месте до бессудного расстрела всех пленников, если этого потребуют обстоятельства. Непосредственно перед решением Совета могли получить санкцию Ленина – либо по телефону, либо телефонограммой через Пермь (как сказано об этом в записке Юровского). «Варварский настрой» (!) членов Урал-Совета историк выдает за объяснение причины самого убийства. Но последнее выглядит несерьезно. (Почему же тогда этого «варварского настроя» не могло быть у Ленина и Свердлова?). Не лишне напомнить, что екатеринбургские «самовольники» не только не понесли никаких наказаний за свое «самоуправство», но сделали в дальнейшем удачные партийные и советские карьеры, получили крупные должности.

В сухом остатке, если отбросить умозрительные упражнения (что теперь у историка Перегудовой, что и прежде у следователя Соловьева), - только ОДНО: не сохранилось письменного подтверждения приказа или санкции Ленина уничтожить царскую семью. Это не позволяет утверждать, что такой приказ (или санкция) был. Но ведь невозможно утверждать и обратное. Я, например, как историк, считаю, что, скорее всего, такое указание или санкция-разрешение Центра получено УралСоветом было, т.е. что это - не их местная самодеятельность. Самовольство в таком деле – вещь маловероятная. Но говорить об этом, как о факте, я не могу, потому что свидетельств мемуаров (в данном случае Троцкого и Юровского) недостаточно. Здесь можно говорить только в сослагательном наклонении. Однако, некоторые мои оппоненты в данном случае просто заняты тем, что выдают свои догадки за факты. Это некорректно с научной, исторической точки зрения.