?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
К 100-летию Керченского металлургического комбината имени П.Л. Войкова
Voikov
voiks
V-Logo-kerch_name
Ю.Ю. Черемовский
Русская рулетка
Историко-публицистические очерки к 100-летию Керченского металлургического комбината имени П.Л. Войкова

Эта книга посвящена юбиляру – одному из старейших предприятий Крыма. В ней речь не только о важнейших вехах в жизни комбината, но и его предыстория. Как известно, ничто не рождается и не возникает вдруг.

В форме историко-публицистических очерков автор попытался отобразить не только ключевые события столетнего бытия предприятия, но и причинно-следственную связь между ними.

Наверное, не все бесспорно в отдельных выводах автора по причине дефицита исторических материалов, оказавшихся в его распоряжении. Поэтому он и приглашает читателя к совместному размышлению над известными ему датами и событиями.

ОБ АВТОРЕ

Ю.Ю. Черемовский окончил факультет журналистики Украинского госуниверситета. Больше двадцати лет работал в Свердловской областной молодежной газете «На смену!», где прошел путь от литсотрудника до ответственного секретаря редакции, и ответственным секретарем в газете «Вечерний Свердловск».

После переезда в Крым работал в городской газете «Керченский рабочий» и Сакской горрайонной «Красное знамя». С 1988 года – редактор многотиражной газеты «Войковец» Керченского металлургического комбината.

ВВЕДЕНИЕ

Приятно раскрывать юбилейные издания, рассказывающие об истории убеленных сединами, маститых, уверенных в своей значительности грандов отечественной промышленности. Что ни страница, – свидетельство славных свершений, трудовых побед, иллюстрации с орденами на знаменах предприятий, золотыми звездами на груди директоров, передовиков производства.

Завидная, счастливая судьба, вылепленная собственными мозолистыми руками. Что ж, по труду и честь.

Столетняя же история Керченского металлургического комбината скорее располагает к невеселым размышлениям о превратностях судьбы. Посулив сначала златые горы, судьба заставила его сыграть с ней в русскую рулетку, вложив ему в ладонь револьвер с барабаном, заряженным не одним, несколькими патронами.

Били ОНИ без осечки. Не раз предприятие едва ли не чудом возвращалось к жизни, чтобы испытать короткие мгновения триумфа и снова вести тяжелую, порой изнурительную борьбу за существование, несмотря на несомненную талантливость и работолюбие сменяющихся на нем трудовых коллективов.




I. РЕДКОЕ РУДНОЕ БОГАТСТВО

ПРЕДНАЧЕРТАНО СВЫШЕ

Как ни странно это прозвучит, явление миру завода было предопределено миллионы лет назад. Когда-то на месте Керченского полуострова было неглубокое море...
<...>

ЛИХА БЕДА – НАЧАЛО

И вот без всяких проволочек в 1845 году под руководством горного инженера полковника А.В. Гурьева, подвигнувшего отцов Керчи на прошение к генерал-губернатору, у поселка Катерлез (ныне Войково) приступили к строительству домны. Оборудование для нее доставлялось с Луганского механического завода (были россияне и тогда не лыком шиты), и всего-то через год домна была задута. Судя по всему, работала она без особых сбоев, выдав на первых порах из 1092 пудов руды 107 пудов чугуна. По одним данным, плавка велась на антраците, по другим – на дровах. Это делало чугун дорогим. К тому же большое содержание фосфора в металле затрудняло его переработку в хорошее железо.
<...>

И ВСЕ-ТАКИ ЗАВОДУ БЫТЬ

Вопрос об использовании местных руд был перенесен на конец века, когда в Европе получило развитие томасирование – передел жидкого фосфористого чугуна в сталь продувкой сжатым воздухом или другой окислительной газовой смесью. Тогда керчанин, молодой ученый, будущий академик Николай Иванович Андрусов своими исследованиями привлек внимание к местным рудам деловых людей не только России, но и Западной Европы. 12-17 мая 1895 года прошло экстренное заседание Керчь-Еникальской городской думы. Отцы города порешили уважить ходатайство гражданина Франции горного инженера П. Баяра и отдать ему в руки сроком на 35 лет исключительное право на производство разведок и разработку железных руд на принадлежащих городу землях.
<...>

Весной 1896 года Баяр обратился в керченскую управу с предложением заключить соглашение на аренду им рудных земель сроком на 72 года. То ли городские власти усомнились в возможности столь длительного сохранения им работоспособности, то ли руководствовались другими доводами, но этот срок урезали ровно вдвое. Француз не возражал и даже со своей стороны скостил еще шесть лет.

Однако окончательного решения еще не было. В управе нашлись и противники договора с чужестранцем. Чашу весов в его пользу склонило прошение на имя градоначальника Колтовского, которое подписали больше тысячи керчан. Вот отрывок из этого исторического документа, напечатанного газетой «Южный курьер»: «... Мы, мещане, ремесленники, природное население Керчь-Еникальского градоначальства, а также среднее и мелкое торгово-промышленное население г. Керчь-Еникале, все труженики, работники, несущие на себе тяготы, не имеем и не станем отнимать у Вашего Превосходительства дорогого времени, но ...


Новокарантинный рудник. 1899 г.

позвольте бесхитростно, прямо, чистою, святою русскою правдою сказать, что у нас болит и чего мы просим. В Керчи есть всё решительно для процветания. Но счастливой и в то же время несчастной родной нашей Керчи не везет. Везде и кругом все идет вперед, одна лишь Керчь катится назад... Мы, простаки, знаем…, что спасение Керчи лишь только в заводе и доке, железная дорога явится сама собой...».

Что правда, то правда. Завод, действительно, открывал завидные перспективы для развития забытого Богом уголка на самой окраине Крыма.

13 апреля 1896 года Баяр заключил с городской управой контракт на право разработки руды на 14500 десятинах земельной площади в пределах Керчь-Еникальского градоначальства. Затем прихватил еще 300 десятин выгонных земель у Змеиного мыса для строительства завода.

Остается загадкой, почему он это сделал, поскольку строить предприятие не стал и уступил эти сотни десятин Брянскому обществу рельсопрокатных, железоделательных и механических заводов. То ли его интересовала только коммерция, желание сорвать за землю хороший куш? То ли исследования керченской руды за рубежом не убедили его в целесообразности ее использования? Допустим, из-за пылеватости, доставившей множество хлопот и больших финансовых затрат и десятилетия спустя. На эти вопросы ответа уже не получить, поскольку истина скрылась под слоем полуторавековой пыли времени.

Деньги за землю Баяр взял не малые. Сделку 14 декабря того же 1896 года высочайшим повелением утвердил сам Николай Второй.

Руководители же Брянского общества и не подозревали, что их ожидает со строительством завода, и готовы были приступить к нему, не откладывая дело в долгий ящик.
<...>
[Раскрыть]

У ЗМЕИНОГО МЫСА
<...>

НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА
<...>

РАБОТАЛ В УБЫТОК В УБЫТОК И ПРОСТАИВАЕТ
<...>

РОЗОВОЕ ИНТЕРВЬЮ
<...>

И ГРЯНУЛА ЗАБАСТОВКА

Огромные расходы на технологию, понятно, не стимулировали дополнительные затраты на социальные нужды: охрану труда, налаживание производственного быта, заработную плату, наконец.

А труд металлурга, конечно, не сахар. Десятичасовой рабочий день выжимал все соки, а на заводе даже столовой не было. Для того чтобы перекусить в перерыв, рабочие прихватывали из дому «тормозок». Пока не оборудовали артезианские скважины, болезненно остра была проблема с питьевой водой. Особенно в горячих цехах. Половина рабочих жила в пяти – десяти верстах от завода и тратила на ходьбу в один конец до двух часов. Заступиться за рабочих, не охваченных профсоюзом, было некому. Зато уже по традиции социал-демократия здесь не дремала. Распространялись большевистская газета «Правда», меньшевистская «Луч», прокламации. В общем, не успели еще запустить завод, а у администрации уже появилась сильная оппозиция.
<...>

АКЦИОНЕРЫ БЕСПОКОИЛИСЬ НЕ ЗРЯ

Что побудило Клейна уйти с завода сразу же после вступления России в войну с Германией, остается только гадать. Его пребывание во главе предприятия могло стать нежелательным просто с точки зрения официальных российских властей. Как-никак военные заказы не могли миновать КМЗ. Можно ли было в этом случае доверить руководство заводом представителю воюющей с Россией стороны? Наверное, нет. Вполне возможно, что уведомить его об этом даже не успели, поскольку патриотические чувства Клейна к фатерлянду перевесили его, можно сказать, фантастический по тому времени пятитысячный оклад. Вместе с директором отбыли из России многие иностранные специалисты.

Неизвестно, на что ушел полученный на третью доменную печь кредит. Строительство ее так и не продвинулось дальше закладки фундамента. Завод не был достроен, металлургический цикл остался несбалансированным.
<...>

ГОДЫ ПРОЗЯБАНИЯ

Нужно сказать, что и после консервации на заводе сохранялись признаки жизни, тлевшей, как потухшее, но не успевшее остыть пепелище. Помимо 36 сторожей, которым была вверена охрана заводского имущества и территории, проходную как ни в чем не бывало, пересекала дважды в день добрая сотня рабочих и служащих во главе с оставшимся при исполнении директором В. В. Федоровым. Не опустели и бараки для военнопленных из числа братьев-славян. Их руки были не лишними. Работала электростанция, которая давала свет не только заводу, но и Колонке, водокачка, котельная, механическая, кузнечная, деревообрабатывающая, брикетная мастерские. На КМЗ был налажен ремонт военной техники. А в 1920 году сюда завезли из США детали для сборки паровозов и железнодорожных вагонов. Судя по всему, Владимир Викторович был руководителем с хорошей деловой хваткой.

Какое-то время заводская территория напоминала военный лагерь, когда здесь расквартировался полк драгун. Но 16 ноября 1920 года в Керчь ворвалась красная конница под началом комдива А. Е. Карташова, и «квартиранты» были изгнаны. Зато вскоре на КМЗ обосновались военный арсенал и полевой госпиталь.

Всего через полмесяца после того как над городом вскинулось красное знамя, завод перешел в общенародную собственность.

2 декабря первый председатель Крымского ревкома Бела Кун, известный как видный деятель венгерского и международного революционного движения, подписал приказ № 63. В нем говорилось следующее: «Настоящим доводится до сведения владельцев земель, на которых расположен Керченский металлургический завод и железные рудники: Керченский, «Эльтиген»... а также до сведения владельцев и арендаторов этих предприятий, что перечисленные предприятия вместе с недрами земли являются с сего числа национализированными и переходят в ведение горного отдела Крымского совнархоза.

Все означенные предприятия с недвижимым и движимым имуществом, запасами сырых материалов, полуфабрикатов и готовых изделий должны быть переданы горному отделу.

Вся администрация поименованных предприятий должна оставаться на местах и подчиняться распоряжениям горного отдела Крымского совнархоза».

Перемена формы собственности на деятельности КМЗ не отразилась. Здесь по-прежнему собирали паровозы и вагоны, ремонтировали военную технику...
<...>





II. ПЕРВЕНЕЦ СОЦИНДУСТРИИ

И ВСЕ-ТАКИ ВСПОМНИЛИ

Год 1925 был знаменателен подготовкой к XIV съезду ВКП (б), вошедшему в историю как съезд индустриализации. Размышляя над планами развития металлургии, в Главметалле ВСНХ СССР вспомнили о крупнейшем месторождении в стране железных руд, залегающем в Крыму, а заодно и о злополучном заводе. Вопрос о восстановлении КМЗ был практически решен на местном заседании правления «Югостали», принявшем вердикт: незамедлительно приступить к работе по использованию дешевых керченских руд.
<...>

ПАЛАТОЧНЫЙ ГОРОД ПЛЫВЕТ...

Металла нужно было побольше и поскорей. Страна, несмотря на царившую в ней разруху, была беременна грандиозными планами развития своей экономики. В Кремле прекрасно понимали, что, грозя капиталистическому окружению мировой революцией, легкомысленно рассчитывать на его помощь. Советскому Союзу предстояло превратить шестую часть суши в своеобразное натуральное хозяйство, где себе на потребу можно было бы производить решительно всё – от гвоздя до океанского лайнера.
<...>

Вот и приступили в 1925 году к проектированию двух таких гигантов – Магнитогорского и Керченского. Новый КМЗ решено было созидать на базе старого...
<...>

Однако стройка катастрофически отставала от спущенного ей сверху графика. Впрочем, иного и быть не могло. Год, ушедший на подготовку фронта работ, которая почему-то не была учтена проектировщиками, спутал все карты. Первую домну заложили только в феврале 1927 года, хотя согласно первоначальному плану в апреле уже должно было состояться великое торжество по случаю пуска всей первой очереди завода. Вдобавок ко всему вставила палки в колеса стройки ее штатная вдохновительница «Югосталь». Трестом было твердо заявлено, что конструкции домен будут делаться в Днепропетровске, а в Керчи только монтироваться. Но, как говорится, промашка вышла. Пришлось с опозданием налаживать производство таких конструкций на самом КМЗ, соорудив для этого котельно-сборочный, механический и кузнечно-литейный цехи. Спущенные сметы уже затрещали по швам. Позднее пришлось раскошеливаться и на строительство четвертого конвертера, который в спешке был забыт заводскими проектировщиками. Потом выяснится, что и четырех мало... Стройка требовала все новых и новых финансовых вливаний.

В ноябре заложили фундаменты новых коксовых печей. Этим было положено начало коксохимическому заводу.

Тот месяц был отмечен еще одним событием. По просьбе трудящихся завода ему было присвоено имя П. Л. Войкова, погибшего от руки террориста в Польше, где бывший керчанин, известный деятель революционного движения в Крыму, нес свои нелегкие обязанности посла Советского Союза. Именем Войкова была названа и улица, ведущая к проходной КМЗ.
<...>

СМЕНА КОРМЧЕГО
<...>

МАССОВЫЙ ГЕРОИЗМ
<...>

БЫТЬ АГЛОФАБРИКЕ
<...>

ПОБЕДА ИЛИ БЕСЧЕСТИЕ...
<...>

ЭТОТ ДЕНЬ НАСТАЛ

За ходом стройки в Керчи следила вся страна. Шутка ли – первенец советской металлургии! КМЗ, как и строившийся в одно время с ним Сталинградский тракторный, был Меккой корреспондентов центральных газет. Информация с двух первых ударных строек пятилетки распространялась по всей стране практически изо дня в день. Это, конечно, питало энтузиазм созидателей вздымающихся гигантов. И все-таки пустить домну 1 апреля не удалось. Затяжные морозы не позволили в срок закончить бетонные работы, которые велись в тепляках. Они были завершены к концу марта, но требовалось время, чтобы лучше схватился бетон. Торжество перенесли на 20 апреля, приурочив к открытию XVI Всесоюзной конференции ВКП (б). Не тогда ли родилась традиция приурочивать трудовые победы к знаменательным датам?


Митинг, посвященный пуску первой домны. 20 апреля 1929 г.
<...>
[Раскрыть]

ПРИЕЗД В.В. КУЙБЫШЕВА
<...>

ЕСЛИ БЫ НЕ ПРОВОЛОЧКИ...
<...>

МОСКВА, МОСКВА – КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ...
<...>

НА ВОЛНЕ ЭНТУЗИАЗМА

1930-й был годом пуска двух первенцев советской индустрии – Сталинградского тракторного и Керченского металлургического заводов. Если для СТЗ вводом его в строй действующих был сход с конвейера первого трактора, то для КМЗ – получение первого проката, конечного продукта созидателей металла.
<...>

НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ
<...>

ТОРЖЕСТВО ВДВОЙНЕ

Пятнадцатому мая 1930 года суждено было стать красным днём в биографии КМЗ. Он вместил в себя сразу два крупнейших события: пуск второй домны и аглофабрики.
<...>

ЭХ, АМЕРИКА...
<...>

ЖАРКИЙ АВГУСТ 1930-ГО

Весь огромный заводской механизм закрутился в начале августа. С блюминга и рельсобалочного стана «850» сошла первая продукция. Случилось это спустя полтора месяца после пуска Сталинградского тракторного завода. Первенцем советской индустрии суждено было стать ему. КМЗ вошел в ее историю под номером два...
<...>

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ ТРАХТЕРА
<...>

СМЕНА КАРАУЛА
<...>

ЧУДА НЕ ПРОИЗОШЛО
<...>

ОХ, УЖ ЭТА КЕРЧЕНСКАЯ ПРОБЛЕМА...
<...>

НА ОШИБКАХ УЧАТСЯ

В 1932 год завод шагнул с решительностью пролетария, которому, как давно известно, нечего терять, кроме собственных цепей.
<...>

ПОБЕДА ИЛИ ПОРАЖЕНИЕ?
<...>

ГОД НА ГОД НЕ ПРИХОДИТСЯ

Неадекватная оценка труда (кому не известно?) вредит делу. Завышенная - оборачивается переоценкой собственных возможностей и ненужным благодушием. Заниженная – может лишить уверенности в своих силах, а то и вообще отбить охоту добиваться максимума, породить психологию аутсайдера, неудачника. Не исключено, что причины провала КМЗ в 1933 году лежали в плоскости психологии.
<...>

ЕЩЕ НЕМНОГО, ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ
<...>

И ПРИШЛА ПОБЕДА

Нужно сказать, что не железом единым жил КМЗ. С ростом и становлением коллектива он делался признанным в городе центром культуры и спорта, в клубе им. Энгельса работали восемнадцать кружков, в которых коротали свой досуг многие сотни войковцев.
<...>

И СНОВА ЧЕРНАЯ ПОЛОСА

Казалось бы, широкая, ясная, грудью проложенная дорога вела КМЗ в светлую, безоблачную даль. Но игра в русскую рулетку, видать, написана была ему на роду. Волею рока ему выпала судьба-тельняшка в узкую светлую и широкую черную полоску. На завод снова повесили план, который, наверное, мог быть ему по плечу только в том случае, если бы его оборудование, технологии действовали с точностью хронометра.
<...>

МАССОВЫЕ АРЕСТЫ

Атмосфера недоверия, тайных доносов, пересудов и страха захлестывала завод. Можно ли было в такой обстановке подвигнуть коллектив на успешное решение замучивших его технологических и производственных проблем?
<...>

ОДИН ИЗ СТА СЕМИДЕСЯТИ
<...>

ТРУДНЫЕ ШАГИ НАВЕРХ

Сохранились крохи сведений о заводе предвоенных лет. После расправы НКВД над руководством КМЗ в пик борьбы с троцкистско-зиновьевским блоком и с «повсеместным» вредительством на промышленных предприятиях Керченский металлургический не был обласкан вниманием центральных средств массовой информации...
<...>





III. НА СМЕРТНЫЙ БОЙ

МАССОВЫЙ ПАТРИОТИЗМ

Войковцы узнали о вражеском нашествии, когда шла дневная смена. Встревоженные, помрачневшие, затаившие дыхание, слушали они знакомый голос Юрия Левитана с непривычными для слуха торжественно-металлическими нотками. Вряд ли кто-нибудь сознавал тогда всю глубину обрушившейся на советский народ трагедии. Преобладала уверенность: мы им покажем...
<...>

ИЗ ОДНОГО МЕТАЛЛА ЛЬЮТ

В августе войковцы вызвались помочь военным строителям укрепить оборонительную линию западнее так называемого Турецкого вала, что у Перекопа...
<...>

«ВОЙКОВЕЦ» СТОЯЛ НАСМЕРТЬ

Как уже говорилось, 21 августа бронепоезд, который вел Аким Полежай, пересек в первый и последний раз заводские ворота. Сормовский паровоз 4209, упакованный в броню, торопил к Джанкою тяжело постукивающий на стыке рельсов состав. На этом локомотиве опытный машинист проработал больше семи лет. В Симферополе войковский экипаж был доукомплектован кадровыми военными.

Боевое крещение бронепоезд принял у Перекопа. 24 августа враг на себе ощутил его боевую мощь. Нужно сказать, что придуманная на КМЗ трехслойная броня была надежной защитой. Из первого боя «Войковец» вышел практически без потерь. Затем дрался на подступах к Джанкою, Симферополю, Севастополю...

25 октября бронепоезд принял на борт нового командира – майора СП. Баранова. До этого майор отличился под Перекопом, где командовал танковым полком.

«Войковец» получил новое боевое задание – охранять железнодорожную линию на участке Симферополь – Альма, вдоль которой под натиском врага отходили красноармейские части.

Особенно горячим выдалось утро 31 октября. Бронепоезд был атакован батальоном фашистов. Артиллеристы и пулеметчики экипажа били метко. Атака на него стоила врагу двух рот. Дождавшись подхода 25-й Чапаевской дивизии, «Войковец» двинулся к Севастополю. Здесь у станции Шакул его ожидал последний бой, трудный самый. Бронепоезд был атакован не только с земли – с воздуха. Ярость врага удесятеряла стойкость экипажа. Вражескую пехоту он к себе не подпускал. А вот бомбы и снаряды остановить был не в силах. Не раз Полежаю приходилось включать экстренное торможение при виде разрушенного взрывами пути. Под лавиной огня команде доводилось чинить его и двигаться дальше до следующей остановки. Враг вцепился в бронепоезд бульдожьей хваткой. Восемь минометов, двенадцать орудий, около батальона пехоты уничтожил экипаж, но и сам понес ощутимые потери. Тяжело раненный командир продолжал руководить боем, пока не потерял сознание. Бойцы покинули «борт» только тогда, когда был подбит паровоз. Оставшимся в строю удалось пробиться к своим. Есть сведения, что часть из них вышла на соединение с крымскими партизанами, другая добралась до Севастополя, куда доставила командира. Хирург извлек из его тела двенадцать осколков. Придя в себя, майор Баранов дал самую высокую оценку стойкости войковцев и сделанной на КМЗ броне.

В АДЖИМУШКАЙСКИХ КАМЕНОЛОМНЯХ
<...>

ИДЕТ В РАЗВЕДКУ КОЧУБЕЙ
<...>

НО НАШ БРОНЕПОЕЗД...

И двух месяцев не похозяйничали гитлеровцы на побережье пролива. 25 декабря началась Керченско-Феодосийская десантная операция. К Новому году Керчь была освобождена. А сколько ужаса и страданий пережила за это время она. Больше семи тысяч ее жителей полегло в Багеровском рву. Кровавую вакханалию устроили гитлеровцы и на КМЗ. Ворвавшись на завод, они расстреляли всех оказавшихся там мужчин. Об этом, не сдерживая слез, поведала автору этих строк керчанка Людмила Яковлевна Гулько. Среди расстрелянных в тот день войковцев был и ее отец Яков Васильевич Лысенко.
<...>

[Раскрыть]
КЕРЧЕНСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Наверное, май 1942-го, когда Керчь была оккупирована во второй раз, и следует считать последними днями того КМЗ, что входил в обойму крупнейших предприятий черной металлургии СССР...
<...>

КОМБАТ, БАТЯНЯ...
<...>

СЛАВА ВАМ, ГЕРОИ!

Девять Героев Советского Союза и один полный кавалер ордена Славы прошли школу трудового и патриотического воспитания на КМЗ...
<...>

МЕТАЛЛУРГИ УХОДЯТ В НЕБО...

Кто-то спросит: «А почему среди Героев Советского Союза, работавших или учившихся на КМЗ, столько летчиков? Ведь профессия металлурга авиатору не сродни»...
<...>

НАШИ ТАГИЛЬЧАНЕ

Победа над врагом ковалась не только на фронте. Война требовала много металла. Сделанная из него боевая техника быстро превращалась в металлолом. Она требовала не только замены, но и расширенного воспроизводства...
<...>





IV. ВОССТАВШИЙ ИЗ ПЕПЛА

ВЕРДИКТ ДЛЯ ВСЕХ ЕДИН

Заводы, что люди. Каждый со своей судьбой, лица не общим выраженьем. Завод у Змеиного мыса не родился в рубашке – это уж точно. Ущерб, нанесенный ему войной, исчислялся четвертью миллиарда предвоенных рублей...
<...>
[Раскрыть]

ЧТО ПОКАЗАЛА РЕВИЗИЯ?
<...>

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ
<...>

ПРЕЗЕНТ ОТ НАРКОМАТА
<...>

НА ВТОРОМ ПЛАНЕ
<...>

КТО ХОТЕЛ, ТОТ СТРОИЛ
<...>

СНОВА ЗА ДВА ГОДА?
<...>

ЗАПОЗДАЛЫЙ РАЗНОС
<...>

ПРОЩАЙТЕ, АМЕРИКАНКИ!
<...>

ВЕРСИЯ ПОСЛЕДНЯЯ
<...>

И ВСЕ-ТАКИ НЕ СТОЯЛИ НА МЕСТЕ
<...>

ПЯТИТЫСЯЧЕГОЛОСЫЙ ХОР

Благополучный для КМЗ 1951-й плавно перекатился в 1952 год...
<...>

ОСВОИЛИ ЛИШЬ ЧЕТВЕРТЬ

Как утверждает В. А. Брагута, работавший тогда инженером ОКСа, на строительство завода в 1953 году министерство отвалило фантастическую сумму – 100 миллионов рублей...
<...>

ПОЛОСКА ЧЕРНАЯ, ПОЛОСКА БЕЛАЯ
<...>

ГОД ПРОТИВОРЕЧИЙ

Замышляемое как сверхскоростное, строительство механического цеха в 1956-м, спустя восемь лет после его начала, наконец-то вышло на финишную прямую...
<...>

БЕЗУМСТВУ ХРАБРЫХ
<...>

ИЗ ТЮТЕЛЬКИ В ТЮТЕЛЬКИ

Денег на строительство КМЗ Госплан Украины не нашел ни в 1957-м, ни в 1958-м, ни в 1959 году. И все-таки войковцы верили: если не в этом, то в будущем году затянутая бурьяном промпло-щадка завода взорвется невиданной для Крыма стройкой...
<...>

ПРИЕЗД «ГЕНСЕКА»

В общем-то, ожидание правительственного решения о начале строительства нового КМЗ были и в самом деле не беспочвенны. Войковцам удалось заручиться поддержкой самого 1-го секретаря ЦК КПСС...
<...>

СУПЕРГИГАНТУ БЫТЬ?

Проектное задание на строительство КМЗ «Гипросталь» выполнила в срок. Оно было рассмотрено в первой половине 1963 года Государственным комитетом по черной и цветной металлургии при Госплане СССР и Госстроем СССР. Заданием предусматривалось создание истинного Гулливера социндустрии...
<...>

«ВРЕМЯ, ВПЕРЕД!»

В 1963 году, кажется, подходила к концу работа над проектированием нового КМЗ...
<...>

СНОВА ЗАГОВОРИЛИ О РУДЕ

Кажется, в 1964 году вновь стал муссироваться вопрос о целесообразности использования в черной металлургии керченской руды...
<...>

СКОРЕЕ ХОРОШО, ЧЕМ ПЛОХО
<...>

ЕЩЕ ОДИН ЭКЗАМЕН
<...>

ИХ ЗНАЛИ В ЛИЦО
<...>

ГРЯДЕТ СТРОЙКА
<...>

УДАРНАЯ КОМСОМОЛЬСКАЯ
<...>

НУ НЕ ПАРАДОКС ЛИ?
<...>

ЗА ГОДОМ ГОД
<...>

ПУСК СНОВА ОТОДВИНУЛСЯ
<...>

НОВЫЙ ГОД – ПОРЯДКИ НОВЫЕ
<...>

НО ПРОЧНА ЛИ ПОБЕДА?
<...>

И СНОВА НА КОНЕ
<...>

УВЕРЕННОЙ ПОСТУПЬЮ
<...>

ЕСТЬ СТО МИЛЛИОНОВ!
<...>

ДАЕШЬ ВЫСОКОМАРГАНЦОВИСТУЮ СТАЛЬ!
<...>

КРУПНЕЙШИЙ В ЕВРОПЕ
<...>

И СНОВА ПОДЪЕМ
<...>

ПОД КУМАЧОМ ЗНАМЕН
<...>

И ДИРЕКТОРОВ ЗАКАЗЫВАЮТ
<...>

НОВЫЙ ПОВОРОТ
<...>


ЧТО НИ ГОД – НОВАЯ МОДЕЛЬ

КМЗ продолжал оставаться передовым предприятием отрасли и при новом руководстве. По итогам поквартального социалистического соревнования 1988 года переходящее Красное знамя Минчермета СССР и ЦК профсоюза заводу присуждалось трижды. План по валу и реализации товарной продукции был выполнен 22 декабря. Задание союзного Министерства черной металлургии по выпуску стрелочных переводов для горнодобывающей промышленности войковцы намного перекрыли. При плане пятьсот собрали больше шестисот комплектов.

В новый 1989 год КМЗ вступил предприятием, уже работающем по второй модели хозрасчета. Эта новация позволяла увеличить фонд оплаты труда. Поэтому решение о переходе на новую модель было принято руководством завода без каких-либо колебаний.

[Раскрыть]
За первый квартал КМЗ выпустил сверхплановой продукции на полтора миллиона рублей. А это дополнительная прибыль. Экономическая перестройка давала вполне конкретные результаты, открывающие новые перспективы, в том числе и технического перевооружения предприятия. Ведь без него нечего было и думать о завоевании своей ниши на мировом рынке, что Я. М. Аптер продекламировал при избрании его на пост директора.

И вот по приглашению западногерманской фирмы БАСФ в ФРГ отправились начальник цеха деколи А. Д. Петроченков, его заместитель В. А. Сурков, а также замначальника цеха стальной эмалированной посуды Б. С. Синицин. В фирме «Шмитц и Апельт» они знакомились с выпускаемым ею новейшим оборудованием: эмалировочными автоматами, роботехникой, печами обжига.

Но, судя по всему, с внедрением новейших технологий на КМЗ решили не спешить. Руководство больше занимал поиск более эффективной системы хозяйствования и управления. В июне, когда после перехода на вторую модель хозрасчета не прошло и полгода, совет трудового коллектива обсудил вопрос о переходе на арендный подряд.

В тот месяц в фонд развития производства науки и техники было переведено лишь 300 тысяч рублей. Несоизмеримы с этим были вложения в фонды оплаты труда и социального развития предприятия – соответственно 5 млн. 594 тыс. и 2 млн. 274 тыс. рублей.

Максимализм Аптера, его неистребимая жажда деятельности и быстрого достижения цели торопили события. Тем более что новая модель открывала заманчивые перспективы. В июне, выступая на заседании совета трудового коллектива, заместитель директора по экономике Б. В. Перестюк заявил следующее:

– Когда мы выяснили, что такое арендный подряд, то поняли, что он не что иное, как более совершенная вторая модель хозрасчета и особых изменений в расчете дохода у нас не будет. Уже подготовлены проект договора об аренде между заводом и Министерством черной металлургии СССР и соответствующие внутризаводские решения. А какие будут перемены? Сегодня чем лучше работаем, тем больше отчисляем в централизованные фонды и госбюджет. С переходом на арендный подряд будем выплачивать фиксированную договором сумму, а все остальное оставлять себе. Коллектив, перешедший на арендный подряд, приобретает подлинную самостоятельность. Сам себе устанавливает продолжительность и распорядок рабочего дня, сменность работы, льготы, формы и системы оплаты труда.

На этом же заседании Я. М. Аптер сообщил о заключении контракта на поставку деколи родственному предприятию ГДР.

В июле для всеобщего обсуждения в газете «Войковец» был напечатан проект устава арендного предприятия «Керченский металлургический завод имени «Войкова». 27 июля прошла конференция трудового коллектива, которая утвердила документы арендного предприятия, избрала заводской совет арендаторов. Осталось только ждать благословения сверху принятых решений.

Возрастающее благосостояние заводской кассы делало возможным расширение контактов с заграницей не только по линии деловых связей. Весной в турне по дунайским странам отправился ансамбль «Керчанка». В Югославии, Болгарии, Венгрии и Румынии она была принята на «бис» на ряде промышленных предприятий, в учреждениях и учебных заведениях. Причем, своему успеху танцевальный ансамбль был немало обязан певицам Лилии Олейник и Марине Галкиной. Что, в общем-то, неудивительно при их вокале и прочих данных.

Но вернемся к делам производственным. В августе в адрес предприятия «Файнкерамик» (ГДР) было отправлено больше ста тысяч листов деколи. Конечно, не много, но все же...

А всего в тот год полиграфисты КМЗ выдали 12 миллионов листов своей продукции, на два «лимона» перекрыв проектную мощность цеха.

Торжество ждало войковцев осенью. Поздравление министра черной металлургии СССР С. В. Колпакова и председателя ЦК профсоюза рабочих металлургической промышленности И. И. Костюкова с победой в социалистическом соревновании пришло накануне Октябрьского праздника.

Год был отмечен повышением эффективности хозяйственной деятельности предприятия и соответствующим ему ростом заработной платы.

Не обошлось, как обычно, без проколов. Не удалось реализовать в полной мере жилищную и продовольственную программы года. Но ведь в январе новый 60-квартирный дом все-таки заселили да еще закончили монтаж коробки 119-квартирной девятиэтажки. Вот только не удалось сдвинуть с мертвой точки затянувшееся с 1982 года строительство свинокомплекса на тысячу голов. Однако выход все равно был найден. Зимой завезли на завод семь или восемь тонн говядины из Белоруссии. Тонну свинины закупили у частников, по договоренности откармливающих «хавроний» для завода.

Не сложилось с техническим перевооружением производства. Эмальпосуде и литью, способным потеснить конкурентов на международном рынке, предстояло еще дожидаться своего часа. И всё-таки была сделана попытка хотя бы зацепиться там. В Италию отправили образцы канализационных люков с надеждой на успех. И, как оказалось, не зря. В феврале 1990 года был заключен контракт на поставку этой продукции на полмиллиона долларов.

Как говорится, не все сразу. Сверхзадачи за один присест не решаются. Однако какие-то подвижки уже были по всему их спектру.

Правда, Я. М. Аптер был результатами недоволен. Давая интервью «Войковцу» весной нового года, он говорил:

– Намечать цели, планировать мы научились. Осталось научиться реализовывать намеченное. Не располагая средствами, которые позволили бы реализовать какой-то многомиллионный проект, мы отошли от программирования глобальных реконструкций, требующих больших капитальных затрат. С другой стороны, есть четкое представление того, что предприятие, которое не развивается, – это умирающее предприятие. Поэтому есть у нас программа технического обновления производства, реконструкции цехов.


На состоявшихся в апреле выборах в Верховный Совет Украины был избран Я. М. Аптер. Его авторитет уже вышел за территорию, ограниченную периметром предприятия. А что? Завод постоянно был в передовиках, а зарплата войковцев вызывала всё большее уважение горожан. Это был весомый аргумент в пользу директора КМЗ. При том Яков Михайлович был, как говорится, записным оратором, легко находил общий язык с любой аудиторией и с охотой шел на контакт. Это тоже импонировало людям.

Было в апреле одно событие, мимо которого войковцы пройти не могли. Живущей в Москве вдове П. Л. Войкова, чье имя носит завод, исполнилось сто лет. В день ее юбилея посланцы КМЗ вручили Аделаиде Абрамовне памятный адрес, многочисленные поздравления, подарки и огромный букет цветов. Юбилярше также было объявлено, что ей установлена персональная заводская пенсия. Поздравительные подношения Аделаида Абрамовна с благодарностью приняла, а от пенсии отказалась. Да и вряд ли она могла в чем-то нуждаться. Между прочим, и в сто лет эта высокообразованная незаурядная женщина сохраняла определенную работоспособность и светлый острый ум.

Но вернемся к производству.
<...>

ПЕРВЫЙ ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК

Нестабильность в экономике страны выражалась не только дефицитом сельхозпродуктов. 1990 год был отмечен взрывом цен на сырье и материалы, который взвинтил себестоимость продукции...
<...>

ЗАРПЛАТА ПРЕВЫШЕ ВСЕГО
<...>

ЗАВОД ПРЕВРАЩАЕТСЯ В КОМБИНАТ
<...>




V. БАЛАНСИРОВАНИЕ НАД ПРОПАСТЬЮ

ВЫНУЖДЕННЫЕ ПРОСТОИ
<...>
[Раскрыть]

ВИЗИТ Л. Д. КУЧМЫ
<...>

ТРАГЕДИЯ НА ШОССЕ
<...>

БЕЗ АПТЕРА...
<...>

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО БАРТЕР
<...>

ВСЕМ ПРОСТОЯМ ПРОСТОЙ
<...>

МЫ – АКЦИОНЕРЫ
<...>

СОБРАНИЕ АКЦИОНЕРОВ
<...>

ОГОНЬ, ВОДА И СТАЛЬНЫЕ ТРУБЫ...
<...>


ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Итак, в год своего столетия комбинат шагнул вслед за розовым шлейфом Ее Величества Надежды. Шагнул, как и год назад, покачиваясь под тяжестью всеобъемлющего Дефицита, без сопровождения юридических лиц, сформированных на базе основных производств. Дочерние предприятия «Литейно-стрелочное производство», «Эмальпосуда» и «Декор принт», не успев как следует осознать свою экономическую самостоятельность, приказом по комбинату были возвращены в отцовское лоно по причине своего несоответствия законодательным актам эксперимента.
<...>

А пока, на старте 2000 года, всё та же головная боль: как наскрести денег на материалы и сырье из собственных скудных ресурсов.
<...>

Что ждет комбинат на втором веку его бытия? Устоит ли он в эпоху раздирающих экономику, промышленность страны катаклизмов или, как уже с ним бывало, шагнет в новую жизнь обновленным, помолодевшим, набирающимся сил?

В общем-то, настоящие заводы живут долго. И столетний юбилей КМК – тому подтверждение. Кризисы же приходят и уходят.

Войковцы, удостоенные высоких наград СССР в годы работы на КМК
(список не полон)
<...>

Оригинал: kerch.name
Палаточный город плывет
«Войковец стоял насмерть»
Что ни год - новая модель