?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Почему я против переименования той самой станции метро
Voikov
voiks
Святой благоверный князь Андрей Боголюбский. Икона месячной минеи. (Государственный Эрмитаж)
29.03.2016 23:34
Оригинал взят у nikolay_zaikov в Почему я против переименования той самой станции метро

1. Переименование есть самосуд над Войковым. У нас же нет достоверных данных о причастности Войкова к казни Николая II.

2. В честь Войкова станцию назвали не в связи с расстрелом царской семьи, как, к примеру, Андрей Боголюбский причислен к лику святых не из-за того что взял и разграбил Киев. Он взял и сжег много городов, но для адептов правила "нельзя сохранять имена людей, запятнавших себя невинной кровью" думаю, будет достаточно Киева:
и два дня грабили весь город, Подол и Гору, и монастыри, и Софию, и Десятинную Богородицу, и не было помилования никому и ниоткуда. Церкви горели, христиан убивали, других вязали, жен вели в плен, разлучая силою с мужьями, младенцы рыдали, смотря на матерей своих. Взяли множество богатства, церкви обнажили, сорвали с них иконы, и ризы, и колоколы, взяли книги, все вынесли смольняне, и суздальцы, и черниговцы, и Ольгова дружина
Если "запятнавшие невинной кровью" не имеют права остаться в памяти, надо сначала разобраться с бревном в собственном глазу, деканонизировать святых, убрать из топонимики названия вроде "Боголюбово", а уже потом браться за метро.

3. Устраивая самосуд над Войковым, мы солидаризируемся с уже имевшим место самосудом (с той же аргументацией) Коверды, за который он по приговору польского суда (которого уж никак нельзя заподозрить в симпатиях к коммунистам) получил пожизненное заключение, и этот приговор никто не отменял. Мы становимся соучастниками преступления, которое было уже осуждено и патриархом Сергием:
Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас.
Тем, кто утверждает, что эти слова ничего не стоят - мол, митрополит возможно испытывал политическое давление со стороны властей - советую хорошо подумать. Ведь так, во-первых, можно отмахнуться и от недавних слов патриарха - ведь он тоже испытывает политическое давление со стороны уже либеральной власти. А во-вторых и и всю нашу Церковь признать ложной.

4. Мы оправдываем преступника Коверду, который помимо всего прочего служил в контрразведке гитлеровской армии, то есть был идейным фашистом. Что вместе с последними событиями на Украине заставляет нас рассматривать проблему переименований намного шире.

5. Компания по переименованию станции метро слеплена по правилам, выдуманным специально для этой кампании. Так, например, не выдерживает критики правило "нельзя прославлять убийц", потому что "войковоборцы" сами его нарушают, когда прославляют убийц-белогвардейцев и власовцев, и когда пытаются "вычеркнуть из топонимики" людей, не запятнавших себя убийством. Красноармеец Тутаев не сделал ничего плохого, но его имя почему-то тоже надо "вычеркнуть из топонимики". Эти и другие обстоятельства указывают на то что организаторы переименования станции нас обманывают, и преследуют цели, отличающиеся от декларируемых.