April 15th, 2003

Voikov

Майкл Николсон. Солженицын на мифотворческом фоне (1)

Часть-1 Часть-2
 
V-logo-solzhenitsyn_ru
Майкл Николсон. Солженицын на мифотворческом фоне
(Вопросы литературы. 2003. № 2)
Вопросы литературы-2003-N2-обложка-с50
     И этот писатель, судьба которого,
     писательская и личная, была
     необыкновенно бурной, почти
     детективной, — теперь у пристани…
           Н.Д. Солженицына

«Отлитый в бронзе, положенный на музыку, танцуемый в балете, воспетый в стихах, герой шуток, романов и десятков научных работ, любимый объект американских диссертационных исследований, подвергнутый сортирным остротам в журнале «Хастлер», предмет многочисленных подражаний и пародий, цитируемый и интерпретируемый в бесконечных немыслимых сочетаниях, Солженицын произвел впечатление, которое по размаху, если не по силе воздействия, не удалось произвести ни одному современному писателю» [1]. Прошло уже более двадцати лет, с тех пор как мною были написаны эти слова в завершение обзора эксцентричных откликов на Солженицына, появившихся как на Западе, так и на Востоке. Безусловно, за прошедшие годы палитра вариантов значительно расширилась, включив неизбежно и восхищенные, и презрительные мнения.
Collapse )
Voikov

Майкл Николсон. Солженицын на мифотворческом фоне (2)

Часть-1 Часть-2
 
V-logo-solzhenitsyn_ru
Майкл Николсон. Солженицын на мифотворческом фоне
(Вопросы литературы. 2003. № 2)
Вопросы литературы-2003-N2-обложка-авторы
4

В жутковатой среде, где обитают детища Климова и редакторов «Нивы», излишними кажутся любые художественные вымыслы. Однако третий «Солженицын-роман», написанный Робертом Эспри, «Операция “Пророк”» (Нью-Йорк, 1977), также по-своему стремится определить, каков он — «реальный» Солженицын. Суперобложка романа столь же рекламно красноречива, как и обложка романа Солсбери «Врата ада». Зрительный образ, открывающий «Врата ада», представляет собой панораму зимнего пейзажа с луковками куполов на заднем плане и страстным офицером, обнимающим даму, на переднем фоне. На обложке романа Эспри фрагмент фигуры человека в костюме со шкиперской бородкой выплывает из серого фона и накладывается на более размытую ту же фигуру, за которой на запертой тюремной двери едва проступают американский флаг и советские символы — серп и молот.
Collapse )