July 15th, 2002

Voikov

Борис Пильняк как ключевая фигура советско-японских культурных отношений, 1926 - 1937 (1)

Часть-1 Часть-2
Пильняк Борис Андреевич - русский советский писатель
«Вестник Евразии». Выпуск № 2 / 2002

Дани Савелли
Борис Пильняк как ключевая фигура советско-японских культурных отношений (1926 - 1937)

     Дани Савелли (Dany Savelli), научный сотрудник университета "Париж-I" (Paris-I), Париж.
     Статья написана при финансовой поддержке Японского общества развития науки, предоставившего необходимую стипендию факультету русской литературы Университета Васэда (Токио). Автор благодарит за помощь: в Москве — Виталия Шенталинского, дочь Бориса Пильняка Наталью Соколову и безвременно ушедшую Марианну Цын; в Токио — Ёнэкава Тэцуо, сына Ёнэкава Масао.
     На французском языке статья была опубликована под названием "Boris Pilniak: une figure essentielle des relations culturelles sovieto-japonaises (1926—1937)" в журнале "Ebisu" (1999, № 20), издаваемом Французско-японским домом в Токио. При подготовке русского перевода первоначальный текст был исправлен и дополнен автором.


Япония не принесла удачи Борису Пильняку, хотя поначалу казалось, что принесет. 6 марта 1926 года автор «Голого года», культовой книги в России 1920-х годов, автор, приветствовавшийся Троцким и Бухариным, друг Пастернака, Платонова и едва ли не всех, кто в то время творил русскую литературу, стал первым «красным» писателем, посетившим Японию с официальным визитом. Об этом событии сообщали передовицы газет. Затем, уже в мае 1932 года советское и японское правительства разрешили Пильняку новую поездку, на этот раз частную. Благодаря ей, он смог внести в книгу «Корни японского солнца»[1], сурово раскритикованную после ее выхода в свет в 1927 году, давно ожидавшиеся исправления.
Collapse )
Voikov

Борис Пильняк как ключевая фигура советско-японских культурных отношений, 1926 - 1937 (2)

Часть-1 Часть-2
Пильняк Борис Андреевич - русский советский писатель
«Вестник Евразии». Выпуск № 2 / 2002

Дани Савелли
Борис Пильняк как ключевая фигура советско-японских культурных отношений (1926 - 1937)

Окончание.

Вместе с тем приезжавшие в Москву японцы оставили неоспоримые свидетельства интереса Пильняка к Японии, его жажды общения со всем японским. Акита рассказывает, как во время встречи с актерами Качаловым и Лужинским Пильняк с увлечением вспоминал постановки Малого театра Цукидзи, показывал фотографии[80]. Когда художник Кониси Кэндзо пишет о растущем интересе писателя Владимира Лидина к Японии, он тут же замечает, что происходит это, «видимо, под влиянием рекламы, сделанной Пильняком»[81]. Эта ремарка многое говорит о теме тогдашних разговоров Пильняка. Наконец, от русиста Одзэ Кэйти мы узнаем, что Пильняк любил окружать себя японскими вещами — лакированными палочками, фарфором Кутани и Киёмицу, да и сам по случаю надевал куртку фасона кимоно[82].
Collapse )