August 15th, 1996

Voikov

По озеру Селигер с А.И.Солженицыным (1)

Часть-1 Часть-2
 
V-logo-russkije_lv
"Даугава" №4, 1996 | Надежда Фелдман-Кравченок
По озеру Селигер с А.И.Солженицыным
1996-N4-По озеру Селигер с А.И.Солженицыным-pic1
Имя Александра Исаевича Солженицына мне посчастливилось услышать уже в третий послевоенный год, в Москве. И не только услышать имя, но и увидеть его. Зимой 1948/49 года я возвращалась вечером из библиотеки им. В.Ленина домой, в наше университетское общежитие на Стромынке,32. В десять вечера мы обычно запирали нашу комнату на ключ, а через час, невзирая на поднимавшиеся время от времени девичьи протесты, тушили электричество. Вообще, в общежитии у нас было строго. Честно говоря, такой режим мне был по душе занимаешься себе и занимаешься, я и так потеряла год из-за канцелярской волокиты, а времени до окончания аспирантуры оставалось мало, предстояли еще экзамены, открытые лекции в университете, работа над диссертацией. Иду по длинному коридору нашего довольно мрачного здания общежития МГУ. Вот и наша аспирантская комната — N 415. Мои соседки уже готовятся ко сну. Едва успела я разоблачиться и накинуть халатик, как ко мне подошла Наташа Решетовская, одна из обитательниц нашей комнаты, и протянула фотографию. Я увидела мужчину, лицо его было необычайно сосредоточенным, пытливый взгляд исподлобья, глубокие складки на переносице, густые брови. Все это придавало ему несколько неординарный и трагический вид. Могла ли я тогда думать, что передо мной будущий Александр Исаевич Солженицын, третий русский писатель, удостоенный Нобелевской премии, человек, чью роль в истории России, да и не только России еще только предстоит понять, осмыслить. Collapse )
Voikov

По озеру Селигер с А.И.Солженицыным (2)

Часть-1 Часть-2
 
V-logo-russkije_lv
"Даугава" №4, 1996 | Надежда Фелдман-Кравченок
По озеру Селигер с А.И.Солженицыным
1996-N4-По озеру Селигер с А.И.Солженицыным-pic6
Вернулись к лодке, обошли Коровий мыс и вошли в Троицкий плес. Красота, особенно после разоренной деревни. А.И. фотоаппарат вытаскивает, щелк-щелк. По случаю нашего бракосочетания устроили на лодке свадебный пир — был у нас с собой вафельный торт, купленный еще в Москве, а вчерашнее молоко превратилось во вкуснейшую простоквашу. Попировали, мужья наши налегли на весла, а мы с Наташей возлегли: одна на корме, другая на носу лодки — и предались воспоминаниям о нашей аспирантской комнате в общежитии, вспоминали наших девочек. Когда Наташа с мужем были в прошлом году на Кавказе, то в Кисловодске встретили отдыхавшую там Шуру Попову. В конце ноября 1948 года она, уже кандидат исторических наук, уезжала по распределению в Горьковский университет. Она долго советовалась с нами, что купить на подъемные: шляпку или что-нибудь теплое, из белья. Остановилась все же на шляпке, с вуалыо. Провожали Шуру очень торжественно — она первая при мне вылетала из нашего гнезда. Тут же вспомнили, как два года назад, при нашей первой встрече в Москве с Александром Исаевичем (Саня — представился он, Надя — назвалась я), мы все, в том числе и Шура, которая к тому времени уже вернулась в Москву, пошли к Дмитрию Александровичу Панину (в романс "В круге первом"прототип Сологдина), другу А.И. по заключению. Александр Исаевич повел нас к Сологдину на Сивцев Вражек, где Шура под аккомпанемент Наташи пела. Мы с Наташей всегда переживали за Шуру, у которой не сложилась семья.
Collapse )