?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Наглая ложь в СМИ и десоветизация
Voikov
voiks
16.11.2015 01:25
Оригинал взят у jenya_ogon в Наглая ложь в СМИ и десоветизация



В воскресном выпуске федеральных новостей от 06.11.15 Д.Киселев нагло соврал, назвав Войкова убийцей царя. В течение недели было написано множество материалов, ясно доказывающих, что Войков не причастен к расстрелу царской семьи. Примеры статей на эту тему:

http://friend.livejournal.com/2081880.html

http://jenya-ogon.livejournal.com/13948.html

В очередном выпуске «Вести недели» Киселев отпрыгнул и начал оправдываться, бормоча что-то невнятное по поводу писателя Юрия Мамлеева и размахивая фиговым листком – «Справкой следственного комитета Российской Федерации о Петре Войкове». Ссылка на новость в передаче:

https://www.youtube.com/watch?v=-Rjb4T_O7jo&feature=player_detailpage#t=4661

Предлагаю скорее ознакомиться с материалами, представленными в качестве доказательств причастия Войкова к расстрелу царя.
Вот обращение к президенту РФ и мэру Москвы о переименовании ст. Войковская, подписанное 24 учеными и историками.

http://vozvr.ru/tabid/248/ArticleId/2766/aktivnaya-rol-voykova-v-detoubiystve-nesomnenna.aspx

Название текста громко гласит: АКТИВНАЯ РОЛЬ ВОЙКОВА В ДЕТОУБИЙСТВЕ НЕСОМНЕННА.
Ученые в данном выводе ссылаются на справку следственного комитета РФ, подписанную Соловьевым. Ознакомиться с данным документом можно по ссылке:

http://vozvr.ru/tabid/248/ArticleId/2763/spravka-sledstvennogo-komiteta-rossiyskoy-federatsii-o-petre-voykove.aspx

Справка подписана старшим следователем-криминалистом ГУК СКРФ, полковником юстиции, В.Н. Соловьевым. Это тот самый Соловьев, который занимался уголовным делом №18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918-1919 годов» с 19.08.1993 г. по 17.07.1998 г. Тогда было выпущено постановление о прекращении уголовного дела, в котором во всех деталях описано убийство царя:

http://www.nik2.ru/documents.htm?id=266

Стоит отметить, что в тексте данного постановления ни разу не встречается фамилия Войков.
Как видно из справки, представленной выше, Войкова обвиняют лишь в том, что он принимал негласные и иные решения по убийству царя. То есть Войков точно не является исполнителем убийства. Отметим, что в день расстрела на месте убийства – в доме Ипатьева – его также не было. Процитируем выжимку из постановления Соловьева, приведенного выше:

Из воспоминаний участников расстрела видно, что сам Юровский Я.М. (организатор расстрела царя – прим. авт.) и лица, принимавшие участие в акции ясно не представляли как будет осуществляться казнь. <…>
По просьбе Александры Федоровны в комнату внесли два стула. На один села она, на другой цесаревич Алексей. Остальные расположились вдоль стены. Я.М. Юровский ввел в комнату «расстрельную» команду и прочитал приговор, в котором конкретно не указывались причины казни и фамилии приговоренных. Кроме лиц, официально назначенных для расстрела, в нем приняли участие еще несколько человек, вошедших в команду по собственной инициативе, а часть чекистов, назначенных Юровским Я.М., не принимала участия в расстреле. Запланированная Юровским Я.М. акция, когда один человек должен был расстрелять одну жертву, не состоялась. У лиц, привлеченных к расстрелу, кроме револьверов системы Наган были пистолеты различных моделей. Николай II, услышав приговор, попытался получить объяснения, но Я.М. Юровский дал команду, после чего началась беспорядочная стрельба. Следствием достоверно установлено, что в расстреле принимали участие Яков Михайлович (Янкель Хаимович) Юровский, его заместитель Григорий Петрович Никулин, чекист Михаил Александрович Медведев (Кудрин), начальник 2-й Уральской дружины Петр Захарович Ермаков, его помощник Степан Петрович Ваганов, охранник Павел Спиридонович Медведев, чекист Алексей Георгиевич Кабанов. Не исключается участие в расстреле охранника Виктора Никифоровича Нетребина, Яна Мартыновича Цельмса и красногвардейца Андрея Андреевича Стрекотина.

Итак, Войкова нет на месте расстрела. Следовательно, крики наших ученых и историков об «активном участии Войкова в убийстве царя» – наглая ложь. Но он участвовал пассивно, в виде согласия с линией, проводимой Екатеринбургскими большевиками. Давайте разберемся, мог ли комиссар снабжения Уральского совета, в сложившихся обстоятельствах вести себя по другому? А обстоятельства к тому моменту сложились следующие: в то время на Уралсовет оказывало значительное влияние левых эсеров.

В своей кандидатской диссертации «Левые эсеры на Урале 1917-1918 гг.» историк М.И. Люхудзаев пишет: «На Урале левые эсеры являлись внушительной политической силой, а представительство их в советах стало значительным, особенно к концу весны 1918, когда наметился рост их фракций в губернских и уездных исполкомах». <…>

Левые эсеры имели на Урале большое влияние не только в Советах, но и в массах, действительно раскачанных на «царской» теме. Известно, что в Екатеринбурге в тот период собирались значительного размера митинги, требующие расстрела Романовых».

Итак, непротивление Войкова действиям Уралсовета можно назвать политической живучестью. Не утверждаю, что Войков пользовался именно этим мотивом, когда высказывался за убийство царя, но и заносить Войкова в ряды активных убийц Николая II также не верно.

Еще один момент, который необходимо осмыслить. Что значит вопиющая ложь в федеральных новостях? Зачем Киселеву нужно рисковать своей репутацией, безосновательно обвиняя Войкова в убийстве царя? Все дело в том, что переименовании ст. «Войковская» – лишь повод. Цель – крещение Войкова террористом, а следом крещение террористом и В.И. Ленина. Ведь не зря же еще в первом выпуске «Вести недели», в котором поднялся вопрос о переименовании станции, Киселев заявил, что в нашей стране слишком много памятников Ленину! Все это звенья одной цепи – новой преступной десоветизации.

В связи с этим считаю нужным оговорить, что принятое Уралсоветом решение об убийстве царя не было поддержано центром. Скажу еще больше – центр всячески препятствовал расстрелу, и, еще в апреле 1918 г. пытался вывести царскую семью в Москву. Вот что об этом говорится в постановлении, которое я цитировал выше:
Ценные указания о позиции кремлевской власти и большевиков Урала к решению судьбы царской семьи содержатся в воспоминаниях участника расстрела Медведева (Кудрина) М.А.: «…Когда я вошел [в помещение УралЧК вечером 16 июля 1918 г. (С.В.)], присутствующие решали, что делать с бывшим царем Николаем II Романовым и его семьей. Сообщение о поездке в Москву к Я.М. Свердлову делал Филипп Голощекин. Санкции Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета на расстрел семьи Романовых Голощекину получить не удалось. Свердлов советовался с В.И. Лениным, который высказывался за привоз царской семьи в Москву и открытый суд над Николаем II и его женой Александрой Федоровной, предательство которой в годы первой мировой войны дорого обошлось России… Я.М. Свердлов пытался приводить [В.И. Ленину. С.В.] доводы Голощекина об опасностях провоза поезда царской семьи через Россию, где то и дело вспыхивали контрреволюционные восстания в городах, о тяжелом положении на фронтах под Екатеринбургом, но Ленин стоял на своем: «Ну и что же, что фронт отходит? Москва теперь – глубокий тыл! А мы уж тут устроим им суд на весь мир». На прощанье Свердлов сказал Голощекину: «Так и скажи, Филипп, товарищам: ВЦИК официальной санкции на расстрел не дает». <…>

О том, что о планах расстрела царской семьи большевиками Урала еще 16 июля 1918 г. не было известно руководству страны, свидетельствует телеграмма В.И. Ленина в редакцию датской газеты «National Tidente» на запрос о возможном убийстве царя: «Слухи не верны, бывший царь жив. Все слухи только ложь капиталистической прессы. Ленин 16/7 – 16 ч.»

То есть Ленин был категорически против расстрела царя и всячески пытался перевезти Николая II в Москву для предания его суду. Далее в материалах следствия позиция центра описывается еще подробнее:

Следствием проанализировано отношение верховного руководства партии и правительства РСФСР к решению вопроса о судьбе царской семьи в июле 1918 года. Июль 1918 г. характеризуется крайним обострением во внешней и внутреннеполитической обстановке страны. 5 июля 1918 г. левый эсер Блюмкин Я.Г. убил в Москве, германского посла в Москве при правительстве РСФСР, графа Вильгельма Мирбаха. Террористический акт был рассчитан на разрыв Брестского мира и возможное возобновление войны с Германией. Одновременно, 6 июля 1918 г., в Москве и ряде крупных российских городов произошло восстание левых эсеров. Положение усугублялось тем, что возникла реальная возможность германской оккупации РСФСР и падения власти большевиков. Германия требовала от Кремля дать разрешение на ввод в Москву батальона германских войск для охраны своих подданных. В этих условиях расстрел царской семьи мог негативно повлиять на развитие отношений с Германией, поскольку бывшая императрица Александра Федоровна и великие княжны являлись германскими принцессами. Учитывая сложившуюся обстановку, при определенных условиях не исключалась выдача одного или нескольких членов царской семьи Германии с целью смягчить серьезный конфликт, вызванный убийством посла. –
Совершенно другую позицию в этом вопросе занимали большевики Урала, УралЧК и советские руководители Екатеринбурга. Намерение уничтожить всех членов царской семьи явно проявилось еще во время миссии Яковлева В.В. (Мячина) при переводе царской семьи в апреле 1918 г. из г. Тобольска в Екатеринбург, когда Президиум Уралсовета ради убийства бывшего царя готов был провести акцию по уничтожению вместе с ним отряда красногвардейцев. Предложение В.И. Ленина, высказанное Голощекину в июле 1918 г. – перевезти царскую семью в Москву, перечеркивало планы уральских большевиков об уничтожение царской семьи. Неудачи на фронте и скорая перспектива сдачи Екатеринбурга войскам Сибирской армии и белочехам давали повод для оправдания перед центром немедленного уничтожении Николая II и членов его семьи. Одним из поводов служило наличие фальсифицированных документов – инспирированная чекистами переписка с «офицером», провоцировавшим царскую семью на побег.

Вывод, который можно сделать после ознакомления с материалами следствия:
- обвинение Войкова в убийстве царской семьи – ложь;
- обвинение верховного руководства партии в убийстве царской семьи – ложь;
- В.И. Ленин был против убийства Царя, т.к. понимал, что это осложнит отношения с Германией.