?

Log in

No account? Create an account
Voikov

voiks


Войковский журнал

"И на обломках самовластья напишут наши имена!"


Previous Entry Share Next Entry
Почему организатор расстрела царской семьи так дорог патриарху Кириллу
Voikov
voiks
V-Лого-812-online
ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ | 13/11/2015
20151113-Почему организатор расстрела царской семьи так дорог патриарху Кириллу
Когда ничего толком сделать нельзя, люди ударяются в частности. Теорию малых дел не вчера придумали: чем устраивать бессмысленные покушения на государя императора, лучше работать в земстве. На минувшей неделе весь российский Фейсбук кинулся помогать московскому земству.

У них там есть станция метро «Войковская» (на которой добрая половина участников дискуссии никогда не бывала, потому что она далеко), и ее уже лет 25 хотят переименовать. Но 25 лет назад было не до малых дел, потому что еще можно было делать крупные, потом настала эпоха всеобщего довольства, а недавно вдруг обнаружилось, что власти Москвы не просто не собираются стирать «Войковскую» с карт метрополитена, но планируют добавить на карту города новый пересадочный узел – и тоже под названием «Войковская».

Сделать это очень просто: за 25 лет непереименования «Войковской» выросло целое поколение, которое понятия не имеет, за какой подвиг товарищ Петр Войков удостоился в свою честь целой станции. Поэтому можно устроить голосование на городском сайте, инструменте электронной демократии «Активный гражданин», и спросить: вы за или против? Не упомянув при этом ни участия Войкова в убийстве царской семьи, ни обстоятельств его смерти, ни даже годов жизни. Ну Войков и Войков. Вполне благозвучно. А если соотношение голосов будет складываться не в пользу Войкова, их вполне можно накрутить – электронная демократия это позволяет.

Что и возмутило фейсбучную общественность. Причем больше всех гневались даже не условные либералы-антикоммунисты, а махровые националисты, еще год назад призывавшие русские танки на Киев. Егор Холмогоров даже поклялся уехать из столицы: «Если Войковская будет демократически непереименована, то Москва провалится в ад. Если мой город окажется городом цареубийц, я сменю прописку». Православный громила Энтео писал в Твиттере, что Войков «террорист, наркоман, вор и убийца детей». Казалось бы, удивительно удобный момент для создания общественного консенсуса хоть по какому-то вопросу, но не тут-то было: московское руководство стало цепляться за Войкова, как коммунисты за мавзолей.

Руководительница «Активного гражданина» Елена Шинкарук даже взялась отрицать участие Войкова в расстреле царской семьи – как будто одно только неучастие в нем является достаточным основанием для называния станции метро в честь неучастника.

Логику властей попытался реконструировать Дмитрий Ольшанский: «Дело в том, что ни Путину, ни Медведеву, ни Собянину, ни патриарху Кириллу просто не пришло в голову предложить такое переименование самим, первыми проявить инициативу. И тут об этом подумали обычные люди. А когда чего-то требуют люди «снизу» – все, это харам, т.е. запрещено. Никогда нельзя делать то, чего требуют люди. А то мало ли, сегодня проявишь слабость, станцию переименуешь, а завтра чего они захотят, холопы оборзевшие? Сто раз бы уже избавились от Войкова, если б не забыли, – и вот теперь народ помешал».

И получилось вроде бы складно, потому как избавиться от Войкова в качестве топонима в момент повышенного интереса к царским останкам или, как пишет Роман Попков, «оглушительного мракобесно-монархического воя», было бы на руку и РПЦ, причислившей жертв Войкова к лику святых, и Министерству культуры, неустанно трудящемуся над созданием какой-то державности. Но вот беда – объяснение Ольшанского опроверг сам патриарх. Выступая на открытии выставки «Православная Русь. Моя история. XX век. 1914–1945», глава РПЦ призвал общественность воздержаться от поношения советской власти: «Успехи государственного руководителя, который стоял у истоков модернизации страны, нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отмечен злодействами». Ну а какая модернизация без отказа от самодержавия?

Дело получается не в том, что нельзя потакать народу, дело в том, что Войков, будь он трижды злодей, осуждению не подлежит. Святые приходят и уходят, а государство будет стоять вечно. Имперское оно или советское, патриарху разницы нет. Он же занят делами великими, а не малыми.

Оригинал: www.online812.ru
Скриншот