voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

Categories:

Миллиончики Солженицына

Ветры и векторы отечественной истории-с172x2
Во время выступления в клубе «Гигант»
.
Александр Солженицын: Мы, конечно, не ручаемся за цифры профессора Курганова, но не имеем официальных. Как только напечатаются официальные, так специалисты смогут их критически сопоставить. (Уже сейчас появилось несколько исследований с использованием утаённой и раздёрганной советской статистики, — но страшные тьмы погубленных наплывают те же.)
Архипелаг ГУЛАГ: Опыт художественного исследования. Т.2. - Екатеринбург: «У-Фактория», 2006.



Встреча с общественностью Улан-Удэ
11 июня 1994
13-А.И. Солженицын в Улан-Удэ
Владимир Митыпов: …Вы своими трудами начинали то дело, которое и привело нашу страну на грань распада, развала, одичания и уничтожения. Нам дни и ночи говорят теперь об обретенной свободе. Да, наши старики получили свободу, полную свободу рыться в мусорных ящиках в поисках объедков с богатых столов. Сегодняшней нищей, обобранной, думающей лишь о выживании России, вы, извините, не нужны. Возвращайтесь ради своего блага и во благо тех, кто вам дорог, обратно в ту благословенную Америку! (Шум, свист и аплодисменты в зале.)

20-А.И. Солженицын в Улан-Удэ
Александр Солженицын: Я и такие письма получал, между прочим в Вермонте: «Вы, Солженицын, виноваты в том, что развалился Советский Союз. Вы виноваты в том, что мы сейчас плохо живём». А я вам отвечаю: да, я боролся с коммунистической идеологией! И всегда боролся, и до самой смерти я враг этой зловредной, человеконенавистнической идеологии, которая может собственный народ, треть народа взять и пустить под откос! (Аплодисменты.) Но не я советовал Горбачёву расстроить промышленность и управление государственное, не я советовал следующим реформаторам устраивать либерализацию цен, не я советовал давать льготы коммерсантам! Совесть моя чиста! Вот всё то, что сделали, это они сделали!

Источник: Александр Солженицын в Улан-Удэ 11 июня 1994 // voiks

Ветры и векторы истории~портрет     Сегодня многие возмущаются тем, что произошло в октябре 93-го года. Конечно, это ужасно. Да, это эпизод тяжёлый, и его можно было шутя избежать, легко, за два года перед этим предвидя, ни капли бы крови не пролилось... Но забывают, что перед этим – шестьдесят миллиончиков, это как?! Вот те шестьдесят миллионов, которые умерли за нас – а мы живём?..
 
     Речь Солженицына на встрече с ярославцами в клубе «Гигант» 19 июля 1994 года.


Речь писателя на встрече с ярославцами в клубе «Гигант» 19 июля 1994 года
 
Ветры и векторы отечественной истории-с171x2
На встрече в клубе «Гигант». С сыном Ермолаем

О встрече писателя Александра Солженицына с ярославцами в клубе «Гигант» 19 июля 1994 года «Золотое Кольцо» опубликовало репортаж «Нельзя путать Россию с коммунизмом».

Сегодня по просьбе читателей мы даём полный текст этого, безусловно, важного, значительного, событийного выступления писателя. Те, кто присутствовал на встрече, помнят, что встреча продолжалась два часа. Первый час был отдан вопросам ярославцев, заданным писателю. Второй час писатель отвечал на вопросы и делился своими размышлениями. <...>
Ветры и векторы отечественной истории-с016-с019
Я вообще никогда не начинаю с личных вопросов. Но здесь несколько раз поставили такие вопросы, и, пожалуй, удобнее с них начать. Спрашивается: отделяю ли я политику от художественности? Зачем я вмешиваюсь в общественную жизнь? Кем я себя понимаю? Не боюсь ли я потерять в политике свою популярность?

Отвечу. Наша национальная беда в том, что мы теряли свой генофонд далеко не только в войну с Германией. В ней мы потеряли безрасчётно, бессмысленно, без жалости 31 миллион человек. Это теперь признала наша пресса. Раньше Сталин «дарил» 7 миллионов, потом Хрущёв 20 миллионов, а я всегда говорил – до 30. Теперь признали эту цифру. Да, но кроме 31 миллиона, мы потеряли 60 миллионов расстрелянных, уничтоженных, замороженных в тайге.

По возрасту здесь мало кто равен мне, найдутся, конечно, мои ровесники, но не много. Всегда теперь, когда я выступаю, приходится говорить с поколением, не знавшим того, с поколением, которое прошло благополучно через время, не попало под расстрелы, под высылки, под репрессии, и этим людям теперь непонятно, стоит ли об этом вспоминать, такая, говорят, была хорошая нормальная жизнь, а вот лишь испортилась за последние два-три года... Не просто людей сажали. Уничтожали, начиная с 1917 года, с самого прихода к власти большевиков. Уничтожали с большим вниманием и выбором. Уничтожали в каждой области – каждого, кто думает, кто протестует, кто не согласен, кто развит, кто выше других. Это шёл противоотбор. Все колосья, которые выдаются к верху, срезали. <...>

Ветры и векторы отечественной истории-с000
Вот теперь мы невольно касаемся нашей истории. Тут был один из первых вопросов: понимаю ли я, в какую страну я вернулся. Очень понимаю. И понимал с самого начала. Двадцать лет тому назад группа русских мыслителей, публицистов издала на Западе сборник «Из-под глыб» (типографски, а здесь у нас – самиздатовски). В этом сборнике у меня была статья «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни». Двадцать лет назад я сказал: если мы не станем раскаиваться, то мы будем деревом с гнилым дуплом, мы не будем способны жить по-настоящему. Мы должны раскаиваться – все, кто творил злодейство или не вмешивался, или отказывал соседу в ночлеге, потому что опасно, ибо этот человек преследуем, или отмежёвывался (как принято говорить, это ленинское знаменитое слово: «отмежеваться!» – полное крови слово, которое прошло через всю советскую империю, через все советские десятилетия). Те, кто угнетал, кто был палачом или кто не препятствовал, или кто потворствовал, – мы должны раскаиваться. Я об этом говорю двадцать лет. Раскаяния этого я – в публичном смысле – не дождался. Тут у меня спросили: а кто-нибудь у вас просил прощения? У меня лично просить прощения не надо. Я этот режим знал насквозь, весь, как голенький. Я его видел, знал, понимал положение людей. У меня просили прощения – по пути, да, до десятка человек. Лично подходили: публично и лично, подходили и просили прощения. Я им всем говорил: у меня не просите, у меня – не надо. Но исторически прощения просить надо – за то, что мы сделали с нашей страной. Мы сделали это сами, сделали наши деды и прадеды, в совершенном безумии. Мы разрушили великую, цветущую, плодотворную страну, где все нации процветали, где было изобилие материальное, страну, которая шла к расцвету, невиданному на земле. Мы её разрушили, не выдержав войны,6 и послушали клич: «Убей офицера! Штык в землю! Грабь награбленное!». Вот мы сделали себе это. 70 лет...

Сегодня многие возмущаются тем, что произошло в октябре 93-го года. Конечно, это ужасно. Да, это эпизод тяжёлый, и его можно было шутя избежать, легко, за два года перед этим предвидя, ни капли бы крови не пролилось... Но забывают, что перед этим – шестьдесят миллиончиков, это как?! Вот те шестьдесят миллионов, которые умерли за нас – а мы живём?.. Я прекрасно понимаю, в какой стране мы живём. Мы два раза пытались выйти из коммунизма. Первый раз мы думали, что мы выходим из коммунизма. И второй раз только думали. В первый раз думали в 85-87-м — нам обещали какую-то перестройку, какое-то ускорение, какую-то гласность. Ничего подобного не произошло. Произошло топтание на месте и планомерное перемещение партийных кадров на хорошие должности – общественные, политические или коммерческие. Те, кто проклинали капитализм, – сгинь, проклятый! – бросились в коммерческие структуры и в банки. Я прекрасно это понимаю. И в 1991 году нам был послан звёздный час. Редко когда, в каком революционном движении такой стране посылается такой шанс. В августе 91-го года несколькими бумажками, вот так вот легко подписанными, можно было распустить эти Верховные Советы (как коммунистическую партию), никто бы не пикнул и не капнуло бы ни капли крови никакой. И начали бы чистить коммунизм. Были все так перепуганы они, что еле дышали. Но тут стали кричать: «Не надо охоты на ведьм! Это тирания, это империализм, это диктаторство новое!». И поверили. И пошли. И получилось страшное.

Гитлеризм был двенадцать лет в Германии. Только двенадцать лет. До сих пор судят гитлеризм, гитлеровцев вылавливают по одному. Пятьдесят лет прошло после двенадцати. Пятьдесят! А их судят и судили раньше. И были массовые раскаяния. Покаяния. Просили прощения, выходили очищаться. У нас – никто, ни разу, никогда. Это значит – у нас такой исторический жребий. Мы пропустили август 91-го года, пропустили. И этого теперь не вернуть. Сегодня мы должны понять, что мы потерпели как страна, как народ крупное историческое поражение. Это поражение идёт с семнадцатого года, оно непрерывно идёт. И теперь мы должны терпением, смирением и непрерывной, неустанной созидательной работой очищаться от этого. Не так рассуждать: пусть два поколения пройдут, что было. Зарастёт...А как этим двум поколениям шестьдесят лет жить? Нет, так рассуждать нельзя. От инфекции, мол, не освободимся. Нет, так рассуждать неверно. Мол, низость культуры, масса преступности, мол, всё погибло. Нет! Культура погибла? Нет, не погибла! Да, у нас сидит номенклатура. Но безумием было бы сегодня призывать к новой резне или новой чистке.
Ветры и векторы отечественной истории
Вы поймите, есть ветры истории. Есть какие-то, неведомые нам исторические векторы. Гитлеризм от начала был обречён. Ветер истории дул против него, и как бы он ни бился, что бы ни делал, он был обречён. А коммунизм имел такие симпатии на Западе! Лучшие культурные деятели, цветущие имена Запада восхищались и аплодировали Сталину, когда он сажал, расстреливал и уничтожал. Они поверили, что коммунизм – это мечта человечества, что вот наконец-то создаётся великий счастливый мир. И наша пресса прекрасно работала, и наши дипломаты, и так создалось, что не пришлось никого судить. И не придётся. Что раскаяния нет – это ужасно, это червь внутри нас, это гниение внутри нас. К раскаянию надо призывать и сегодня, и отдельные люди, может быть, придут к раскаянию. Но главные умирали спокойно – Молотов, Каганович, на почётных пенсиях убийцы миллионов. Мы перед ними преклонялись. Значит, дело не в том, будет или не будет Нюрнбергский процесс, будет или не будет суд, мол, иначе не очистимся. Отвечу вам: не будет. Потому что и сегодня Запад верит, что мы чуть-чуть ошиблись, шли к светлому социализму, всё было хорошо, но чуть-чуть ошиблись. У Сталина был плохой характер, у Хрущёва немножко вздорный, у Брежнева рыхлый, а так бы было всё хорошо, они верят. Так вот пока не будет морального очищения, мы не выздоровеем. Я лично уверен, что у нас гражданской войны не будет.

Я понимаю вашу горячность, но я давно понял, куда дуют ветры истории. О ГУЛАГе было тридцать книг на Западе, бежали отсюда узники. Тридцать книг! Над ними Запад смеялся. Когда наш Кравченко сказал о лагерях, его судили во Франции, и весь мир доказывал, что он врёт, что у нас всё хорошо. И только мой «Архипелаг ГУЛАГ» открыл глаза, и наконец мир понял: «Да, кажется, действительно там уничтожали! кажется, там действительно что-то было!» Я не буду развивать этот вопрос дальше.<...>

Полностью: Речь Солженицына на встрече с ярославцами в клубе «Гигант» 19 июля 1994 года

Солженицын, Александр Исаевич~грянула книга о гибели миллионов     Так, уже случай за случаем, эти первые дни на Западе, дни открытого сокосновения с кипящей западной "медиа", — вызвали у меня неприятное изумление и отталкивание. Во мне поднялось густое неразборное чувство сопротивления этим дешёвым приёмам: грянула книга о гибели миллионов — а они какую мелкую травку выщипывают.
 
     Угодило зёрнышко промеж двух жерновов. Очерки изгнания. Часть первая (1974 — 1978). - "Новый Мир",1998, №9.


Встреча с общественностью Иркутска
12 июня 1994
 
scr3

fs70303.mp4-p0
     Иркутск. 12 июня. В наш город прибыл Александр Исаевич Солженицын. Он встретится с губернатором, побывает на предприятиях, вступит в диалог с иркутянами. Из Иркутска путь писателя лежит в Братск, Усть-Илимск, Тайшет и далее – по всей России до Москвы. <...>

...Так оно и было в зале бывшего Дома политпросвещения, который не смог вместить всех желающих увидеть и услышать «эмигранта поневоле». Он выслушал всех, и «правых», и «левых», и только потом начал говорить:
fs70303.mp4-p1
«Еще когда я был молодым офицером, в 1945-1946 годах, арестованный, сидел в тюрьмах, – я сидел с мудрыми людьми. Нам тогда казалось, что мы одержали великую победу, но мы заплатили за нее ценой жизней 31 миллиона человек – десять за одного противника. Вот тогда мы уже поняли, что коммунизм рухнет. Потому что эта нелепая система не может долго жить. Она внутри себя сгнила. Она жила семьдесят лет за счет грабежа богатств, за счет того, что наша страна необычайно богата. В более бедной стране коммунизм гораздо раньше бы сковырнулся.

Наши беды, конечно, идут от 1917 года. Не надо рисовать картины, будто какие-то масоны погубили Россию. Хотите знать, кто? Погубили ее наши отцы, деды и прадеды, когда послушались «прекрасного» большевистского лозунга "Грабь награбленное!"
» <...>

Источник: 17.03.2015 Иркутская область в 1994 году. В зеркале прессы // voiks

fs70303.mp4-p2
А встреча с известным деятелем продолжалась. Въедливый мужичок задал каверзный вопрос:
— Александр Исаевич, что Вы можете сказать о расстреле Правительством России «Белого дома»?

Солженицын был явно недоволен вопросом, но мудро и спокойно рассудил:
— Сегодня с горячностью говорят о погибших в «Белом доме» Я понимаю, я разделяю горе. Говорят, убито несколько сот человек. Это крупная трагедия. Её легко можно было избежать в девяносто первом году, — просто-напросто распустить этот Верховный Совет одним росчерком пера.
...В зале шум. <...>
А Солженицын повторил:
— …И все бы обошлось. Одним росчерком пера. Но все-таки, зачем так много разговоров о «Белом доме»?..
fs70303.mp4-p3
Мне вспомнилась гневная статья Валентина Распутина о расстреле Белого дома: «Идущие на гибель приветствуют тебя, президент» …

– Я все-таки напомню: а шестьдесят миллионов расстре­лянных и заморенных в тайге — вы забыли о них?! Это Советская власть сделала!

Голос гневный возразил:
– Солженицын лжет, цифра дутая... Сталинская советская власть дважды воскресила дважды убитую Российскую Империю…

Александр Исаевич багровеет — духота страшная в Доме политпроса и тема мучи­тельная; он уже кричит в гудящий зал, и как будто уже не с публикой спорит, а со вторым человеком в себе, который помимо политической вывертов плачет о убиенных в «Белом доме».

Источник: 07.05.2019 Анатолий Байбородин. Загадочный… Александр Солженицын в Иркутске // voiks
Источник: Анатолий Байбородин. Загадочный… Александр Солженицын в Иркутске // voiks

Солженицын, Александр Исаевич~грянула книга о гибели миллионов     — Какое ваше самое большое желание?
     — Чтобы русский народ, несмотря на все многомиллионные потери в XX веке, несмотря на нынешний катастрофический упадок — материальный, физический, демографический, у многих и моральный, — не пал бы духом, не пресёкся в существовании на Земле — но сумел бы воспрять. Чтобы в мире сохранились русский язык и культура. (И сохранилась бы в том и моя скромная доля.)

 
     Интервью с Петером Холенштейном для еженедельника «Вельтвохе». Декабрь 2003.




См. также:

- 01.01.2018 Безумный мир цифр публицистики Солженицына // voiks
 
Вести в субботу с Сергеем Брилевым от 16.12.17


- 10.07.2020 23:15 Путин о внешней политике России: мы не должны выглядеть как размахивающие бритвой придурки // www.rusdialog.ru s
- 10.07.2020 22:31 Путин о внешней политике: Мы не должны выглядеть, как сумасшедшие с бритвой в руках // www.rosbalt.ru
     Россия предпочитает общаться с партнерами исключительно в уважительном тоне, заявил президент Владимир Путин в эфире телеканала «Россия 1». «Я не считаю, что защищая свои интересы, мы должны выглядеть как какие-то придурки, как сумасшедшие, которым в руки попалась бритва, и они бегают и ею размахивают, да еще и поносят всех разными неудобоваримыми выражениями», — сказал глава государства. s
 
20200710_23-15-Путин о внешней политике России- мы не должны выглядеть как размахивающие бритвой придурки-pic1


Александр Солженицын     Да для западных ушей такая лютая подтравка пройдет легче всего, они в нашу историю никогда и не вникали, им - подай готовую басню, хоть и обезумелую.
 
     Александр Солженицын (02.04.2008)


- 10.12.2019 Заминированная государственность России // voiks
     Мнение о том, что основатель СССР Владимир Ленин «заложил мину» под тысячелетнюю российскую государственность выразил президент России Владимир Путин во время встречи Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), 10 декабря сообщает ТАСС. <...>
     В.Путин: Вы знаете, есть такой человек в нашей не так уж давней истории – господин Ульянов, он же Старик, он же Ленин, у него там ещё какие-то клички были. Он придумал, теперь мы не можем понять, что делать с Бутовским полигоном и как выстроить там работу, чтобы люди не забыли про то, кто там лежит в земле. Вот он напридумывал, вот он создал государственную структуру, заложив мину под российскую государственность, которая складывалась тысячу лет, – придумал.

 
20191210_18-50-Путин на заседании Совета по правам человека-pic51


Tags: --1x, 1993, Великая Отечественная, Германия, Гитлер, Каганович, Молотов, Нюрнберг, Солженицын, Ярославль, жертвы, ложь, репрессии, фальсификация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment