voiks (voiks) wrote,
voiks
voiks

Categories:

Форум АСИ «Сильные идеи для нового времени» (2)

Часть-1 Часть-2 Часть-3
 
20201113_16-25-pic2
 
V-logo-kremlin_ru
13.11.2020 16:25 | Московская область, Ново-Огарёво
Форум АСИ «Сильные идеи для нового времени»

А.Морзунов: И вообще в школе как-то всё изменилось, когда я туда пришёл. Там почему-то исчезли плакаты с пионерами-героями, с детьми-героями, там почему-то больше нет в обязательной программе «Повести о настоящем человеке», нет Валентина Катаева. У детей, наших с вами детей, образовался вакуум – вакуум, в котором нет наших, своих героев или они есть, но где-то настолько далеко, настолько невостребованно.

Я прихожу в школу к детям, я рассказываю им эту историю, которую рассказал сейчас Вам, рассказываю другие. И Вы знаете, наши компьютерные дети откладывают свои смартфоны, другие гаджеты, они слушают, они слушают так, что иногда даже плачут, услышав историю про погибшего солдата или лётчика. Я понимаю, что им надо это, очень надо, я бы сказал так: у нас есть огромная ценность в школе, у нас есть замечательные дети, которые умеют чувствовать. Из одной встречи со школьниками появилось десять, из десяти появилось сто. Все школы Новгородской области – я был сам в них, – в конечном счёте они начали спорить, к кому мы придём раньше – в эту школу или в ту. А потом мы стали брать детей, с которыми уже поговорили, в лес, показывать и устраивать им – появился термин такой – «уроки мужества», уроки мужества среди погибших солдат. У них класс там, где лежат рядом наши погибшие солдаты. Они слушали, а потом мы занимались с ними вместе поисковой работой. И появилось замечательное слово, очень хорошее, – «вместе». Мы действительно там, в лесу, были все вместе.

ПЗ-pic2


Было прошлое, было настоящее, и поисковики – это уже не те люди, которые перекладывают останки из одной ямки в другую, а те люди, которые принесли этим детям историю, память, вернули, я бы сказал, память. Появилось, таким образом, движение.

У нас замечательная область, у нас замечательный губернатор, министерство образования. В Новгородской области мы сделали всё, что можем, и будем продолжать делать. Но теперь к нам на фоне этой идеи присоединяется Карелия, присоединяется Тверская область, из других регионов звонят и спрашивают: а нельзя ли ваш опыт у нас тоже? Приблизительно то же самое, что когда-то однажды сказали дети: а не могли бы вы к нам тоже прийти?

И здесь возникают некоторые проблемы, которые, конечно, требуют поддержки, то есть мы хотели бы, чтобы образовалось всероссийское движение «Поисковики – школам», чтобы мы заменили ветеранов, ушедших навсегда, чтобы мы принесли нашим детям, замечательным детям эту забываемую уже историческую память, чтобы дети наши стали лучше.

Что для этого нужно? Для этого нужно совсем немного, поскольку поисковики, они, по сути, волонтёры, и такого, чтобы им нужно было какое-то количество большое средств на существование, этого не надо. Но есть административные барьеры, есть всё-таки нехватка финансов, связанных с обширностью нашей программы.

Очень хотелось бы, если бы Вы могли дать поручение Министерству просвещения включить вот эту программу создания этого патриотического движения в одну из образовательных программ или программ по воспитанию детей в школах и сделать при этом Новгородскую область пилотным регионом по отработке, потому что есть необходимость учить не только детей, но и преподавателей. К сожалению, нынешний возраст преподавателя – 30–35 лет. К сожалению, это те, кому не хватило нашего патриотического воспитания, военно-патриотического. Есть необходимость учить тех, кто будет поисковиками, которые будут идти в школу.

Собственно, я, наверное, изложил всю эту программу нашу.

Спасибо Вам огромное, что выслушали.

В.Путин: Спасибо. Благодарю Вас, Александр Петрович.

ПЗ-pic3


Я много раз высказывался по поводу деятельности волонтёров в период подготовки и проведения мероприятий, связанных с окончанием Второй мировой войны, окончанием Великой Отечественной войны, но некоторые вещи такие, на мой взгляд, абсолютно фундаментальные, я бы сейчас тоже повторил. Без всяких сомнений, мы не должны жить прошлым, мы должны видеть будущее и идти только вперёд. Но для того, чтобы знать, куда идти, нужно понимать, откуда мы пришли, кто мы такие и каким образом мы здесь появились.

То, что сделало поколение победителей в период Великой Отечественной войны, мы никогда не должны забывать, и не только потому, что должны знать те жертвы, которые были принесены на алтарь Отечества этими людьми, а потому, что они действительно настоящие герои, это совершенно очевидно.


Проблема для нас сегодня заключается в том – Вы сейчас сказали о школе, о школьных программах, – что многое было в прежние десятилетия и в период Великой Отечественной войны идеологизировано. Сегодня мы стараемся вычистить эту идеологизацию. И, к сожалению, очень часто вместе с этой водой, как известно, есть такая поговорка, выплёскивается и ребёнок. Имею в виду, что и героизм тогда был в значительной степени идеологизирован, окрашен идеологически. Мы и эту героическую часть истории нашего народа тоже как-то, стесняясь этой идеологизации, убираем в сторону, а этого нельзя делать. Нужно отделить одно от другого, но дорожить тем, что было сделано нашими предками во имя нас, во имя будущих поколений, не забывать их героизм и самопожертвование ради будущих поколений, то есть ради нас. И зная это, понимая цену тому, что сделано, мы только в этом случае правильно выстроим вектор нашего движения вперёд, а это, безусловно, должно быть так, мы должны идти вперёд.

ПЗ--pic4


И я с Вами полностью согласен: конечно, нужно вовлекать молодых людей, школьников в ту работу, которой Вы занимаетесь. И я, разумеется, всячески буду это поддерживать. Я попрошу АСИ представить конкретные предложения о том, что нужно сделать, какие административные барьеры убрать и, наоборот, какую поддержку оказать, как это должно быть сформулировано на региональном, на федеральном уровне, какие нужно принять решения, для того чтобы и финансово Вас поддержать.

Единственный вопрос только здесь, он очень важный, – безопасность. Вы это хорошо знаете, Александр Петрович, Вы, видимо, давно этим занимаетесь.

А.Морзунов: Однозначно.

В.Путин: И поэтому здесь работа в поле, что называется, в местах бывших боевых действий, особенно если в них принимают участие школьники, должна быть абсолютно подготовлена с точки зрения обеспечения безопасности. Там есть – Вы это хорошо знаете – и взрывчатые вещества, и мины, и снаряды, и это серьёзная вещь. И те взрослые, которые привлекают либо будут привлекать подростков, школьников, детей к этой работе, должны заранее и действительно вместе с компетентными органами проработать все вопросы, связанные с обеспечением безопасности детей.

А.Морзунов: Владимир Владимирович, во-первых, спасибо Вам огромное.

Я ещё хотел бы, если у Вас будет такая возможность, пригласить Вас вместе с нами, вместе с солдатами, детьми в лес.

В.Путин: Хорошо.

А.Морзунов: Это Новгородская область, я думаю, что Вы там иногда бываете.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо, спасибо большое.

С.Чупшева: Спасибо.

Владимир Владимирович, переходим к следующему треку. И мы хотели бы представить два проекта по развитию городской среды и экологии. Я попрошу Кожана Яна Владиславовича рассказать о проекте «На горном заводе».

Я.Кожан: Добрый день, Владимир Владимирович, коллеги!

Меня зовут Кожан Ян, я социальный и креативный предприниматель. Мы с командой создаём креативный кластер на старинном уральском заводе XVIII века в малом городе Сысерти. Сысерть – малый город, в 50 километрах от Екатеринбурга находится, а вообще уральские горные заводы – это абсолютный мировой эксклюзив. Благодаря национальному проекту Петра [Первого] в XVIII веке на Урале возникли десятки современнейших предприятий, они помогли победить во множестве битв и создали главный экспортный товар России своего времени – лучшее в мире железо.

Сейчас, к сожалению, большинство из них утеряно, другие находятся в руинах, да и вообще по всей стране очень много промышленных предприятий и площадок, которые сейчас уже не используются. По данным Минстроя, площадь таких заброшенных неиспользуемых промышленных предприятий превышает 32 тысячи гектаров, а мы верим, что благодаря креативной экономике можно оживить эти площадки, что креатив в этом смысле может стать новым «железом».

Согласно исследованию Агентства стратегических инициатив доля креативной экономики ВВП России уже сейчас превышает четыре процента. В некоторых европейских странах эта доля достигает 12 процентов, и мы верим, что у нашей страны есть все возможности, для того чтобы приблизиться к этим цифрам, и в этом контексте эти неиспользуемые промышленные площадки могут стать большим подспорьем.

Приведу в пример наш проект в Сысерти. Летом этого, 2020 года совместно с Агентством стратегических инициатив при помощи Фонда президентских грантов администрации города Сысерти нам удалось оживить территорию вокруг старинного завода в Сысерти и создать там летний креативный кластер. Только представьте себе старинный доменный цех, который находится уже в полуруинизированном состоянии, вокруг кучи мусора, какие-то заросли и так далее. И туда пришли креативные предприниматели, творческие сообщества из архитекторов, дизайнеров, айтишников, мастеров, художников и других людей, и всего лишь за месяц по большому счёту на волонтёрских началах удалось эту территорию оживить и создать там лекторий, создать летнюю сцену. Там открылась кофейня, пиццерия и множество других объектов, мастерские в том числе.

Собственно говоря, следующим этапом мы открыли эту площадку для всех, и всего лишь за полтора месяца её посетило более 20 тысяч человек, что равняется населению самого города Сысерти. Мы провели десятки мероприятий: начиная от экскурсий, мастер-классов, заканчивая ярмарками и симфоническими концертами, которых в Сысерти до этого не было в принципе вообще никогда. Также о площадке узнало более полутора миллионов человек из интернета.

И ещё важный момент: на площадке появилась экономика. Местные молодые ребята открыли там свои первые бизнесы, и выручка всех резидентов на площадке достигала в выходные до 500 тысяч рублей в день.

Честно говоря, эти результаты нас самих очень приятно удивили, и поэтому теперь наша цель – создать полноценный креативный кластер, восстановив эти старинные здания. Конечно же, этот проект сможет оживить не только сам завод, но и вдохнуть новую жизнь в малый город – в город Сысерть. И в этом смысле бизнес уже тоже готов подключаться и инвестировать до половины необходимой суммы, хотя весной таких желающих не было в принципе.

Конечно, мы понимаем, что новизны в вопросах реставрации исторических или промышленных построек наш проект не несёт. Но мы считаем, что именно креативные кластеры необходимо реализовывать несколько по-другому, необходимо в этих вопросах первое и основное внимание уделять как раз креативным сообществам и позволять им реализовать их самим. Зачастую это получается и быстрее, и выгоднее. И в этом смысле мы видим такую историческую параллель, что раньше заводы созидали металл, другие промышленные товары, а теперь креативные индустрии могут создавать новые продукты и услуги, и, соответственно, они могут также становиться экспортом.

В связи с этим конкретные предложения.

Первое – это совместно с Агентством стратегических инициатив реализовать пилотный проект, выбрать ряд регионов, выбрать несколько в каждом регионе площадок неиспользуемых или, может быть, неэффективно используемых – промышленных, исторических – и передать их креативным предпринимателям и творческим сообществам, помочь им с инфраструктурой, с какими-то другими базовыми моментами по созданию креативных кластеров.

И второе предложение – это совместными усилиями создать стратегию развития креативных индустрий до 2030 года, поскольку креативные кластеры хоть и важная, но всё-таки часть, есть и другие системные вопросы.

Владимир Владимирович, нашей команде доверились, и у нас получилось. Я призываю довериться нам, креативному сообществу, и посмотреть на нас не как на вспомогательную деталь в больших инфраструктурных проектах, а как на основу этой системы. И тогда мы уверены, что совместными усилиями креатив станет «новым железом».

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Ян Владиславович, очень полезная, очень интересная инициатива. Потому что действительно таких почти руинированных объектов по стране огромное количество, они заброшены, и ими никто не занимается, потому что вроде как не представляют интерес, только деньги туда нужно вкладывать, непонятно, что с этим делать. И традиционные бизнесы, так условно назовём, традиционные производства предпочитают сюда не вкладываться, а то, о чём Вы сказали, назвав креативными инициативы, а это малый и средний бизнес, это, конечно, если дать им возможность использовать эти объекты, которые ещё вполне можно было бы восстановить, совершив такой небольшой толчок в начале, поддержав этот толчок в начале, то это, конечно, может быть очень интересно, это сразу несколько позитивных элементов в себе несёт. Во-первых, это занимает людей, даёт им возможность свою жизнь наполнить конкретным, интересным содержанием, даёт им возможность зарабатывать необходимые денежные средства, развивать свои идеи, что ещё важнее, но и это создаёт среду в малых и средних городах.

У нас, если мне память не изменяет, свыше 60 процентов населённых пунктов Российской Федерации – это как раз малые и средние города и исторически населённые пункты. По нескольким направлениям мы сейчас стараемся поддержать такие населённые пункты России, здесь и грантовая система, проект у нас целый существует развития городской среды, и всё это достаточно эффективно работает, всё это должно быть связано, и до сих пор нам это удавалось, связано с инициативами самих граждан. Но то, что Вы предлагаете, это тоже инициатива самих граждан, по сути дела, без всяких сомнений, это заслуживает поддержки, здорово, что Вы этим занялись.

Кстати говоря, не только у вас в Челябинской области, но и во многих других субъектах Федерации эта работа начинается. Я знаю, что во многих субъектах реально это уже такие проекты, которые запущены и хорошо, эффективно работают, поэтому есть уже на что ориентироваться. И если ещё АСИ поможет вам обмениваться с коллегами этой позитивной информацией, это было бы здорово.

Вы хотели что-то добавить? Пожалуйста, Ян Владиславович.

ПЗ-pic5


Я.Кожан: Да. Я хотел, во-первых, согласиться, что тут действительно очень большая взаимосвязь с другими проектами. Например, в Сысерти мы также параллельно реализуем по «Комфортной среде» набережную, и всё это становится бесшовными проектами, они друг другу помогают. Туризм, понятно, что тут тоже находится во взаимодействии. Но именно по креативной экономике хотелось бы видеть дополнительно именно эту стратегию и подход, потому что, например, даже сейчас подаваясь в президентские гранты, мы вынуждены это делать, например, через сохранение памятников истории. Конечно, мы эту задачу тоже закрываем, но всё-таки, получается, мы можем осветить только часть наших идей и проектов. И в этом смысле если бы появилась стратегия, наверное, это бы помогло. И если пилотные регионы также появятся, конечно, мы тоже готовы такими пилотными площадками быть.

В.Путин: Что касается этого региона, он, конечно, очень у Вас интересный, Урал вообще, Южный Урал. И знаете, всем известно, что было сделано Демидовыми с подачи и при поддержке Петра Первого, но он значительно глубже. Здесь, условно говоря, металлурги металлургической промышленностью в широком смысле этого слова занимались ещё с древнейших времён, ещё во времена Древнего Египта примерно: когда Египет развивался до нашей эры, на Южном Урале уже это активно развивалось. Как известно, во всяком случае, так утверждают историки и археологи, здесь зародилась одна из древнейших религий – зороастризм, которая является проторелигией для всех мировых религий сегодняшнего дня. Было связано с активной деятельностью как раз по добыче и использованию металлов, по обработке металлов. По сути, здесь, на этих территориях, были заложены такие производства, которые не имели аналогов в мире вообще, по качеству обработки они мало чем уступали доменным печам. Но потом почему-то, по каким-то трудно понятным причинам как минимум дважды историки, археологи фиксируют исход людей с этих территорий.

Но вот то, что Вы делаете, как раз даёт возможность никуда никому не уходить, а, наоборот, использовать всё, что наработано в предыдущие как минимум десятилетия и столетия, чтобы двигаться дальше. Именно здесь современные технологии, современные интеллектуальные возможности, инфраструктурные возможности позволяют это эффективно делать.

Я желаю вам успехов, Ян Владиславович, и надеюсь, что мы сможем вас поддержать.

Я.Кожан: Спасибо.

С.Чупшева: Спасибо, Владимир Владимирович.

Действительно, таких проектов очень много, в том числе поступало как раз по треку «Городская среда». И мы сейчас смотрим, как ребятам помочь именно со структурированием там модели организационной, чтобы это были возможности тиражировать и развивать такие проекты.

Я, если позволите, хотела бы перейти к следующему проекту в сфере экологии – об устойчивом обращении с твёрдыми коммунальными отходами на особо охраняемых природных территориях и в удалённых населённых пунктах.

Цветкова Анастасия Валерьевна.

А.Цветкова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Меня зовут Анастасия Цветкова, я являюсь руководителем Фонда поддержки прикладных экологических разработок и исследований озера Байкал. Родом я из Волгограда, но волею судьбы и по зову сердца моя жизнь уже на протяжении нескольких лет неразрывно связана с байкальским регионом. Не секрет, что особо охраняемые природные территории долгое время были закрыты от посетителей. Сейчас мы видим тренд на развитие экологического туризма. Россияне, посещая национальные парки и заповедники, открывают для себя уникальные природные богатства нашей страны, а также способствуют созданию рабочих мест и устойчивому развитию природных и сельских территорий.

Уже сейчас особо охраняемые природные территории посещает несколько миллионов человек в год. И очевидно, что эта цифра будет расти. С ростом посещения необходимо предусмотреть меры по снижению антропогенной нагрузки, такие меры, которые позволят сохранить нам национальные парки и заповедники. И проблема, связанная с обращением с отходами, – одна из ключевых в этом направлении. Сегодня особо охраняемые природные территории испытывают ряд трудностей с внедрением устойчивых практик по обращению с отходами. Это и нехватка финансирования для внедрения раздельного сбора отходов, в том числе в части усиления кадрового потенциала, например, инженерами-экологами. Это и замедление реализации механизмов мусорной реформы на особо охраняемых природных территориях ввиду их удалённости, ландшафтных особенностей, климатических особенностей.

И конечно, если говорить не только про твёрдые коммунальные отходы, но ещё и про жидкие бытовые отходы, то можно говорить и про недостаточную нормативную обеспеченность с точки зрения организации инфраструктуры по сбору и последующей утилизации жидких бытовых отходов – туалетов, проще говоря, – в национальных парках.

Я об этой проблеме знаю не понаслышке. В Забайкальском национальном парке фонд при поддержке Фонда президентских грантов реализовал проект по внедрению раздельного сбора отходов. В ходе реализации этого проекта мы увидели все эти системные сложности, мы проанализировали 600 килограммов отходов, которые оставляют посетители в мусорных баках, увидели огромный потенциал для внедрения раздельного сбора отходов, а также по экопросветительской работе с посетителями, чтобы они забирали с собой всё, что приносят на особо охраняемые природные территории.

Совместно с Агентством стратегических инициатив мы опросили другие национальные парки, природные парки относительно тех трудностей, которые они сейчас испытывают в этой сфере. И сегодня мы уже готовы предложить комплекс мер, которые позволят справиться с возникающими проблемами.

Во-первых, необходимо предусмотреть внедрение программы по «зелёному» хозяйствованию на особо охраняемых природных территориях. Это и обеспечение технологии «зелёных» закупок, главная цель которой – минимизировать одноразовый пластик, неперерабатываемую тару на особо охраняемых природных территориях.

Во-вторых, необходимо решить проблему с недофинансированием этой сферы, предусмотреть целевую субсидию, для того чтобы поддержать те ООПТ, которые готовы внедрять раздельный сбор отходов, которые готовы принимать туристов у себя на территории и готовы организовать кемпинговые площадки так, чтобы это было безопасно для окружающей среды.

В-третьих, необходимо в действующие механизмы российского экологического оператора, внедряемые механизмы расширенной ответственности производителя добавить ООПТ как отдельный субъект, чтобы им уделялось особенное внимание в рамках реализации мусорной реформы.

И, наконец, конечно же, необходимо далее задействовать волонтёрский корпус. Волонтёры представляют огромный потенциал, и важно, что не только по уборке территорий, но и в том числе по сотрудничеству с посетителями, не по работе с ними, а именно по взаимодействию, по обучению их принципам экологического туризма, потому что именно так мы сможем воспитывать ответственное поколение, которое приходит на особо охраняемые природные территории и не только знакомится с уникальными природными богатствами нашей страны, с уникальными объектами показа, но и имеет условия, чтобы делать это с заботой об окружающей среде, ответственно.

Я считаю, что эти меры важно учесть в национальном проекте «Экология». И, конечно же, если мы примем эти решения, то мы сможем развивать экотуризм устойчиво, и он будет выполнять важную природоохранную функцию.

Спасибо большое за возможность поделиться этой идеей. А со своей стороны я обещаю, что все те практики, методологии, которые мы уже наработали в Забайкальском национальном парке, в сотрудничестве с другими территориями, будут доступны и тиражированы.

В.Путин: Вы очень важным, интересным делом занимаетесь. И я не удивляюсь, почему мы увлечены этим и так влюбились в Байкал. Я там бывал, и неоднократно, и конечно, это впечатляет, это действительно впечатляет. Но это и ещё раз показывает, насколько большим является наш туристический потенциал. Как у нас в народе говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. Внутренний туризм да ещё при соответствующей поддержке Правительства, имеется в виду возращение части затрат на приобретение туристических путёвок внутри страны – это всё дало эффект хороший, и у нас резко возрос внутренний туризм, и это очень хорошо. И я уверен, что если нам удастся дальше поддержать такой интерес к нашей стране внутри самой России, то это количество людей, которое ездит по России, оно перерастёт в качество, а качество – это что такое? Люди привыкнут, поймут, увидят, почувствуют и захотят, захотят и дальше путешествовать по нашей стране, а она прекрасна, она шикарна, она замечательна, она привлекательна не только для наших граждан, но и для людей со всего мира, я в этом убеждён.

Но чего не хватает? Не хватает, конечно, инфраструктуры, это совершенно очевидные вещи, это понятно. Да откуда ей взяться? Никто этим никогда не занимался. Поэтому нам очень важно переключить внимание собственных граждан на этот вид туризма и, естественно, поддержать этот интерес. Разумеется, когда мы с Вами говорим об особо охраняемых природных объектах, то здесь возникает и другая проблема – это её сохранение, здесь баланс важен между интересами к знакомству с нашей страной и сохранением этого уникального богатства, это совершенно очевидно тоже, понятно. И очень хорошо, что есть такие люди, как Вы, которые заботятся об этом.

Вы назвали несколько направлений, которые Вы считаете чрезвычайно важными. Понятно, что речь идёт о пластике, это для всех ясно. И, разумеется, и Вы обращаете на это внимание. Здесь, конечно, нужны определённые средства, для того чтобы поддержать и выработать определённую культуру поведения у всех наших людей, у нас самих, всех, кто посещает эти территории, нужны и определённые средства, для того чтобы обеспечить этот раздельный сбор твёрдых бытовых отходов, понятно. Так же как и понятно, что связано с соответствующими целевыми субсидиями. А вот что касается экологических операторов, чтобы они включали в свою работу внимание к особо охраняемым территориям – экологические операторы работают в городах, в населённых пунктах, там обеспечивают раздельный сбор мусора. Здесь-то они при чём? Я не очень понял просто, как вы хотите привлечь их к этой работе на особо охраняемых территориях?

А.Цветкова: Они работают на уровне субъектов Российской Федерации. И так как особо охраняемые природные территории также находятся на уровне субъектов Российской Федерации, то региональные операторы сейчас обязаны заключать договор с дирекциями особо охраняемых природных территорий на вывоз твёрдых коммунальных отходов. Ввиду того что очень многие популярные национальные парки, возьмём, к примеру, Забайкальский национальный парк, находится далеко от центров переработки вторсырья, от центров сбора, к ним тяжело добраться: 200 километров, а иногда это разделение по воде. И поэтому здесь требуются необходимые финансовые средства, чтобы решить эту проблему, потому что она не всегда решается в рамках общей системы финансирования и того механизма, который сейчас создан. Потому что особо охраняемые природные территории оказываются вне фокуса этого внимания, вне фокуса приоритетов этой работы. При этом это храмы природы.

Мы сейчас видим: посетители готовы вести себя ответственно. После первого года реализации программы в Забайкальском национальном парке у нас 20 тысяч посетителей приняли участие в раздельном сборе отходов и были рады появлению такой инфраструктуры. Они готовы вести себя по-другому. Это очень радует, и нам сейчас совместными усилиями нужно создать эти условия.

В.Путин: Хорошо, я понял, что это всё-таки удалённый район, и экологическим операторам туда добираться тяжело, эта работа для них убыточная, скорее всего. Нужно сделать её не только безубыточной, но чтобы хотя бы с небольшой прибылью они работали. Да, это решения, которые должны быть приняты на уровне Правительства Российской Федерации. Я обязательно с коллегами поговорю на этот счёт.

А как попали на Байкал? Чем Вы там занимаетесь? Расскажите нам.

А.Цветкова: Я работаю в некоммерческом фонде – Фонде озера Байкал – на протяжении нескольких лет, и я стою у истоков этой организации. Была идея создать такую некоммерческую организацию, которая сможет поддерживать молодых учёных, устойчивые инициативы на особо охраняемых природных территориях и комплексно видеть те вызовы, которые стоят перед байкальским регионом. Почему? Потому что озеро Байкал – это не только резервуар пресной воды. И, между прочим, это не только туристическая дестинация, это ещё и 2500 эндемиков, которые обитают в озере Байкал и дают уникальную базу для будущих научных открытий в области биоэкономики, соотвественно, развития биотехнологий. И поэтому необходимо объединение усилий государства, общества в лице некоммерческого сектора, конечно же, делового сообщества, научного сообщества, чтобы сохранить это уникальное природное наследие.

А все вопросы в экологии взаимосвязаны: опыты, долговременный мониторинг Байкала. Здесь действительно комплекс факторов, и поэтому усилий много не бывает.

В.Путин: Согласен с Вами, это очень интересно, любопытно. Я уже говорил: неоднократно бывал и погружался даже почти на две тысячи метров на дно озера Байкал, эндемики, как мне казалось, наблюдал. Во всяком случае, мне специалисты это объясняли там, на месте.

Хочу Вас попросить передать самые наилучшие пожелания, пожелания успехов всем Вашим коллегам. Вы делаете очень интересное, благое и очень нужное для страны дело.

А.Цветкова: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

С.Чупшева: Владимир Владимирович, проектов в сфере экологии и регенеративной экономики, зелёной экологии очень много, и спасибо, что Вы поддержали тогда инициативу по развитию экологического туризма. Мы провели в этом году Всероссийский конкурс по отбору туристско-рекреационных кластеров в регионах, как раз на территориях ООПТ. И Дмитрий Николаевич Чернышенко нас поддерживает, помогает и Сергей Борисович Иванов. И как раз практика Фонда озера Байкал по переработке отходов, она сегодня используется всеми конкурсантами-участниками из других регионов именно в части развития ООПТ, как бы в этом направлении. Поэтому тоже понимаем, какие практики сегодня нужны, чтобы развивать экологический туризм и, самое главное, о чём Вы сказали, развивая туристические маршруты, сохраняя биоразнообразие и учитывая эту антропогенную нагрузку, это тоже как ключевой критерий сегодня для нас по работе с территориями.

Владимир Владимирович, завершаем этот трек и переходим к треку о проектах в экономической сфере и новых идеях для бизнеса. Этот трек собирал Артём Аветисян, и здесь тоже очень много было проектов, и самое главное, знаете, бизнес-модели мы увидели, как предприятия, средний, малый бизнес, технологические проекты тоже перестроились в условиях пандемии и предлагают абсолютно новые бизнес-модели устойчивые, эффективные.

Но сейчас хотели предложить вам проект «Проверенный бизнес» – новый подход к реформе контрольно-надзорной деятельности, который представит Газизуллина Альбина Рамильевна.

А.Газизуллина: Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Альбина, я из Татарстана, и я более десяти лет работаю в сфере поддержки малого и среднего предпринимательства, являюсь соавтором проекта «Проверенный бизнес». В 2017 году на основе более 300 предложений от предпринимателей с участием представителей контрольно-надзорных органов, прокуратуры и инфраструктуры поддержки предпринимательства мы запустили проект «Проверенный бизнес». Основная идея проекта – это профилактика правонарушений. Зачастую предприниматели не знают или не понимают тех требований, которые предъявляются к их бизнесу. Например, в рамках серии видеороликов мы проводили аналогию с правилами дорожного движения, которые никто не оспаривает. Также мы проводили кейс-форумы, в рамках которых разбирали конкретные ситуации и объясняли предпринимателям, как нужно себя вести в той или иной ситуации, чтобы не допускать нарушений.

В настоящее время проект включает в себя справочник, сайт со справочником типовых нарушений, чек-листы для самопроверок, большой раздел для самозанятых с готовыми формами документов, готовых для скачивания. Это экспертный офис, горячая линия и мобильное приложение с электронным журналом проверок. Для многих предпринимателей наш проект стал своего рода юридическим отделом и бухгалтерией, которым они доверяют. В настоящее время проектом уже воспользовались более 170 тысяч предпринимателей из всех 85 субъектов России, а горячей линией – из 52 субъектов. Но отмечу, что рекламная кампания была реализована только на территории Татарстана, что говорит о востребованности проекта.

Мы просим поддержать тиражирование проекта в национальных масштабах на базе инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства. А в целях снижения административного давления на бизнес и связанных с ним издержек мы предлагаем проведение эксперимента «Бизнес на доверии». Суть эксперимента заключается в повышении доверия государства к бизнесу через объединение предпринимателей в сообщество. В этом случае предприниматель, входящий в сообщество и участник эксперимента, получает право на снижение количества проверок. При этом это будет реализовываться в рамках риск-ориентированного подхода. Если же участник сообщества получает нарушение, то в рамках этого же риск-ориентированного подхода количество проверок увеличивается. При этом участники сообщества несут солидарную ответственность.

И мы уверены, что данные мероприятия позволят не только сократить количество проверок в отношении предпринимателей, которые соответствуют требованиям законодательства, но и замотивировать других предпринимателей вести бизнес без нарушений, а также вовлечь бизнес-сообщества к взаимодействию с государством на основе доверия. Мы уверены, что эти проекты, основанные на доверии, позволят сформировать качественно новые формы взаимодействия бизнеса, общества и государства. И наша практика показывает, что такие проекты пользуются спросом и показывают высокую эффективность.

Спасибо большое.

В.Путин: Чрезвычайно важное направление. Вы знаете, сколько усилий мы предпринимаем в последнее время, для того чтобы расчистить все завалы из устаревших правил административного, нормативного характера, для того чтобы двигаться вперёд. Именно этому и посвящена так называемая работа по подготовке регуляторной гильотины, которая должна начать у нас действовать с 1 января 2021 года. Но этому же посвящён и новый закон о регулировании в этой области, который был принят где-то, по-моему, летом этого года, начинает работать с июля следующего года. Как раз там речь и идёт о профилактике, не о наказаниях за правонарушения, а о профилактике этих правонарушений. Это первое.

И второе – о риск-ориентированном подходе. И это абсолютно то, что соответствует смыслу принятого нового нормативного акта. И, разумеется, мы всячески будем это поддерживать, поскольку на самом деле Вы занимаетесь и будете заниматься тем, чтобы помогать внедрять эти новые нормативные документы в практическую жизнь. Конечно, мы Вам поможем и, безусловно, поддержим. Так что здесь тот случай, когда Ваша инициатива полностью коррелируется с тем, что делается со стороны государства.

Конечно, я уверен, что на региональном уровне очень важно будет понять, да и на федеральном, как работают те нормы, которые были сейчас сформулированы, приняты, и что нужно будет сделать в ближайшем будущем, когда они на федеральном уровне должны заработать. Давайте, конечно, будем это делать вместе, и поддержим Вас с удовольствием.

А.Газизуллина: Спасибо большое.

Окончание.

Оригинал: kremlin.ru



См. также:

- 17.11.2020 Путин призвал декоммунизировать Великую Отечественную войну? // voiks
     Президент России Владимир Путин призвал деидеологизировать Великую Отечественную войну. А чем такой подход отличается от декоммунизации, десоветизации? Разбор смотрите в видео.
 
20201117-Путин призвал декоммунизировать Великую Отечественную войну-pic1
Tags: kremlin.ru, Путин Владимир, антикоммунизм, антисоветизм, идеология, кредо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments